пятница, 4 июля 2014 г.

Бабулин И.Б. Состав русской армии в Чудновском походе 1660

В данной статье, опубликованной в журнале «Рейтар» (Бабулин И.Б. Состав русской армии в Чудновской кампании 1660 года // Рейтар, 2006, № 28.), в первый раз дается критическая попытка восстановить состав и численность русской армии В.Б. Шереметева. Обычно, в большинстве работ приводится обобщенная информация о русской армии без попытки разобраться в ее организации.
                                               
Крупнейшим сражением русско-польской войны 1654-1667 гг. на землях Украины стала так называемая «Чудновская кампания 1660 года», исход которой непосредственно повлек за собой раздел казачьих земель по Днепру. Победа польско-татарских войск в боях под Чудновом позволила Речи Посполитой удержать за собой Правобережную Украину, в то время как Московское государство перешло от наступления к обороне, сохранив под своей властью Левобережье Днепра и Киев.

Трагедия окруженной под Чудновом русской армии под командованием воеводы Василия Борисовича Шереметева почти не привлекала внимания отечественных историков. Единственное подробное описание этого похода, основанное большей частью на польских источниках, содержится в многотомном труде А. П. Барсукова «Род Шереметевых»1. Всего лишь несколько страниц этим, поистине драматическим, событиям посвятили С.М.Соловьев в своей «Истории России» и Н.И.Костомаров в работе «Гетманство Юрия Хмельницкого»2. Чудновская эпопея, как и вся русско-польская война 1654-1667 гг. в целом, до настоящего времени продолжает оставаться неисследованной темой. Напротив, польские мемуаристы и историки, в своих воспоминаниях и сочинениях, неоднократно писали об этом крупном военном предприятии, «воспевая победу польского оружия». Исторические работы А.Хнилко, В.Чермака, О.Ласковского3 и других польских авторов детально описывают все обстоятельства этой злополучной для русской армии Нового строя военной операции. Польским историкам (например, Я.Виммеру) довольно точно удалось установить состав, численность и структуру коронного войска в данной кампании, чего нельзя сказать о том же в отношении московского войска.
Целью данной работы является исследование состава, структуры и численности армии под командованием боярина и воеводы В.Б.Шереметева в 1660 году. На ее долю выпала главная роль в самой крупной военной операции на украинских землях в ходе русско-польской войны 1654-1667 гг. Однако прежде, в силу малоизвестности этой темы для читателей, следует кратко рассказать об этом значительном событии в ходе «битвы за Украину» между Московским государством и Речью Посполитой.
    
                                Краткое описание кампании 1660 года на Украине.
Большая военная экспедиция, предпринятая воеводой В.Б.Шереметевым в августе-ноябре 1660 года, и так неудачно закончившаяся под Чудновом, была последней решительной попыткой царя Алексея Михайловича добиться коренного перелома в войне с польским королем Яном Казимиром. Временное прекращение смуты на Украине позволило, наконец, возобновить совместные наступательные действия московско-казацкого войска. Выполняя свои обязательства, данные на Переяславской раде (1654 г.) – помочь освобождению украинских земель от польской шляхты и католической церкви, русское правительство пошло на довольно рискованный шаг: собранная в Киеве армия Шереметева была направлена на Львов, в глубину территории противника. Политическая ситуация и военная обстановка на русско-польском фронте не располагали к этому предприятию. В отличие от аналогичного похода В.В.Бутурлина в 1655 году, Речь Посполитая уже избавилась от шведского «Потопа» и внутренних неурядиц. Польский король смог бросить все наличные воинские силы для отражения нового наступления московской армии. Тем не менее, Шереметев самонадеянно верил в свой успех, и не слушал возражений князя Г.А.Козловского, который предупреждал его о возможной измене украинских казаков. В составе русского войска были хорошо обученные и дисциплинированные полки Нового строя, многие из которых имели значительный боевой опыт в предшествующих  боях с поляками, литовцами, шведами и татарами. Шереметев «получил все полномочия и царский указ идти в глубь Польши и покончить со всем с Польшей, будь то у Львова, в Кракове или в Варшаве, в зависимости от того, где будет король»4. В мае 1660 года в Киев пришли казацкие полки Левобережья  под началом «наказного» (временного) гетмана Тимофея Цецюры, всего 20 тыс. человек. Совместно с русскими также должно было действовать украинское казачье войско (30 тыс. человек) под началом гетмана Запорожского войска Юрия Хмельницкого (сына Богдана), соединение с которым предполагалось под Слободищами.
17 августа 1660 года Шереметев выступил в поход из Киева. Отряд Козловского, вышедший из Умани, присоединился к нему 25 августа. По русским источникам общая численность московской армии, сконцентрированной в Котельне, составляла 15.031 человек5. Казаки Хмельницкого двигались на Львов по другой дороге. Узнав о наступлении русских, польский король направил свои войска навстречу неприятелю. Коронный гетман С.Потоцкий возглавил армию, собранную в Тарнополе. Польный гетман Ю.Любомирский – дивизию стоявшую в Луцке (всего у двух гетманов было около 30 тысяч человек). Главной ударной силой польской кавалерии были знаменитые «крылатые» гусары. Пехотные и драгунские полки коронной армии состояли из ветеранов войн против шведов, трансильванцев и казаков. 26 августа на помощь к полякам подошла крымско-татарская орда во главе с Сафер-Гиреем и Нурадин-султаном (по различным данным от 15 до 40 тыс. всадников). Шереметев пренебрег разведкой. Он даже не знал о соединении Потоцкого с Любомирским, и считал, что против него действуют незначительные силы коронного гетмана и крымских татар. 9 сентября произошло первое столкновение московского и польского конных разъездов под Бердичевым. Когда воевода узнал о значительном численном превосходстве неприятеля, было уже поздно. Он был вынужден дать сражение под Любаром на Волыни (16 сентября). В результате ожесточенной битвы, продолжавшейся весь день и закончившейся без решительного перевеса сторон, Шереметев принял решение перейти к обороне. Он замкнулся в таборе, огородившись обозом и валом, и стал ожидать прибытия казаков Хмельницкого. Оказавшись в окружении многочисленных польско-татарских сил, воевода еще не думал об отступлении. Шереметев рассчитывал на помощь гетмана, который, прояви бы он решительность, мог бы изменить ход всей кампании. Однако Хмельницкий не появлялся, а время уходило. Татарские отряды перерезали дороги, припасы русского войска истощались. 26 сентября Шереметев решил двигаться на соединение с гетманом и с боями стал отходить в направлении Чуднова. При этом русские соорудили из возов подвижный табор (вагенбург, в отечественных источниках называемый просто «обозом»), в форме квадрата, связав телеги железными цепями. Для защиты от пуль на возы насыпали землю и поставили легкие пушки. Между 16 рядами повозок двигалась кавалерия и пехота. Впереди шел отряд, прорубавший просеку сквозь лес. Польские «свидетели, которые видели этот большой подвижный табор, удивлялись его конструкции и называли Шереметева истинным полководцем. Говорили, что он свое отступление выполнял по всем правилам военного искусства и в полном порядке»6. Автор поэмы о Чудновской кампании приравнял поход Шереметева в таборе с подобным походом знаменитого испанского полководца Александра Фарнезе в XVI столетии7. Систему боя с помощью сцепленных описанным способом повозок, используемую на марше, удачно применяли еще чешские гуситы в XV столетии. Затем ее переняли поляки, одержавшие с помощью «табора» победу над валахами под Обертыном в 1531 году. Этот способ боя оказался очень эффективным для защиты от атак многочисленной конницы неприятеля на открытых полях Восточной Европы. Воеводы Московской Руси также оценили достоинства «подвижной крепости» из возов, отказавшись от сооружения «Гуляй-города» из деревянных щитов, который применялся для поддержки пехоты во времена царя Ивана Грозного.
Пробивая дорогу пушками, армия Шереметева успешно отбивала многократные яростные приступы кавалерии и пехоты Речи Посполитой. Все атаки табора польскими гусарами и драгунами были отбиты с большими потерями для коронного войска, русские уходили. Татары вообще не рисковали атаковать эту «крепость на колесах». Полякам удалось добиться определенного успеха лишь при переправе Шереметева через речку, когда с помощью своей артиллерии им удалось отбить у русских 7 орудий и примерно треть возов с припасами. Однако русский вагенбург снова сомкнулся и продолжил движение, по пути отбивая атаки неприятеля. 27 сентября  московское войско достигло Чуднова и заняло позицию на берегу реки Тетерев, оказавшуюся неудобной для обороны. В Чуднове к Шереметеву присоединилось 1000 всадников, ранее оставленных здесь воеводой. Шереметев упустил возможность захватить Чудновский замок, не желая быть отрезанным от дороги, по которой должен был двигаться Хмельницкий. Подошедшая польско-татарская армия не решилась снова атаковать укрепленный лагерь русских, блокировав Шереметева в его таборе. Гетманы ограничились артиллерийским обстрелом, желая принудить воеводу к сдаче. В это время поляки узнали о приближении Хмельницкого. В королевском войске «возникло замешательство, шляхта утратила боевой дух. Гетманы думали отвести свои силы к Львову»8. Украинские казаки были уже в нескольких милях от Чуднова. Однако Юрий Хмельницкий (недостойный сын великого отца), вместо того, чтобы оказать поддержку русской армии, прекратил военные действия. После короткого боя под Слободищами, он трусливо предпочел вступить с поляками в переговоры и заключил перемирие (8 октября). Преданные украинскими казаками, оторванные от своих баз и лишенные надежды на помощь, окруженные русские полки до последней возможности ожесточенно и умело сражались с неприятелем. Больше месяца осажденные удерживали свои позиции, совершая отчаянные вылазки против поляков. Попытка прорыва Шереметева из окружения в направлении Слободищ, в ночь с 13 на 14 октября, окончилась неудачно. Потери московского войска в последнем бою, по свидетельству Гордона, составили около 1500 человек. Был убит полковник Яндер, ранены полковники Крафорт и Зыков9. После этого русские оказались в плотном кольце и окончательно потеряли надежду на помощь извне. От боев, голода и болезней погибло не менее 5 тысяч ратных людей. 17 октября 1660 года гетман Юрий Хмельницкий заключил договор с поляками об отречении казацкого войска от подданства царю и обязался обратить свое оружие против Шереметева. 26 октября Шереметев решил начать переговоры, в результате которых было достигнуто соглашение о разоружении его армии и выводе всех русских войск с Украины. За это гетманы должны были выпустить его полки из кольца без знамен, пушек и оружия. По польским сведениям, победителям досталось 154 знамени, 24 (или 26) пушки и все оружие. Однако после этого, в нарушение договора, крымские татары, при попустительстве поляков, напали на московский лагерь. «Как только русские ратные люди числом около 10.000 выдали свое оружие, в их табор начали врываться татары и хватать их арканами. Тогда безоружные московитяне стали обороняться, чем попало. Татары пустили в ход стрелы, перебили много народу, а остальных около 8000 забрали в плен»10.
Когда польские гетманы потребовали от киевского воеводы князя Ю.Н. Барятинского выполнения условий Чудновского договора и вывода всех русских войск с Украины, тот ответил им исторической фразой: «Я повинуюсь указам царского величества, а не Шереметева; много в Москве Шереметевых!». В Киеве с ним было только 4.288 ратников, но поляки не решились продолжать наступление с целью овладения этим крупным городом.
Так, из-за измены малодушного и безвольного украинского гетмана Юрия Хмельницкого, а также легкомыслия тщеславного воеводы Шереметева, погибла великолепная, обученная и закаленная в боях, русская армия Нового строя. Основные силы русских «ратных людей» были истреблены и пленены крымскими татарами, а весь ее командный состав оказался в польском плену. Окольничий князь О.И.Щербатов, стольники князь Г.А.Козловский и И.П.Акинфов были обменены на польских пленных военачальников и вернулись в Россию только в 1662 году. Главнокомандующий воевода В.Б.Шереметев, в нарушение условий договора, был выдан поляками крымскому хану и 21 год провел в заключении, в пещерной крепости Чуфут-Кале под Бахчисараем.
Вынужденная капитуляция Шереметева под Чудновом (4 ноября 1660 года – 24 октября по старому стилю) привела к уничтожению крупной военной группировки русских и в дальнейшем к отказу Москвы от планов наступательной войны. После этих событий на Украине произошел раскол, породивший длительную гражданскую войну между претендентами на гетманство. Малороссийская смута привела к тому, что до конца русско-польской войны (1667 г.) московская армия ограничивалась обороной Левобережья Днепра. Об освобождении от поляков Правобережной Украины пришлось забыть до времен императрицы Екатерины II.

Сведения из реляции  Яна Зеленевича.
В книгах и статьях польских историков, писавших на тему Чудновской баталии, обычно приводится один и тот же список состава и численности русских военных сил, после изучения которого возникает много вопросов. В результате анализа имеющихся сведений видно, что все авторы (в том числе упомянутый выше Барсуков) ссылаются на один и тот же источник. Этим источником является реляция о победе - сочинение ксендза Яна Зеленевича (Zieleniewicz), иногда называемого Зеленевицким (Zielenewicki), озаглавленное “Memorabilis victoria de Szeremetoad Cudnoviam reportata anno Dni MDCLX”, опубликованное в Кракове в 1668 году11. По мнению В.Чермака, вышеуказанный Зеленевич был также автором рифмованной поэмы “Potrzeba z Szeremetem i Cieciura”, вышедшей ранее, в 1661 году. Судя по тому, что Зеленевич подробно и ярко описывает этот поход, он сам был его непосредственным участником и очевидцем происходивших событий. По-видимому, все польские исследователи, сообщая о русском войске, помещали в своих трудах сведения приведенные Зеленевичем. Отсутствие русских документов на данную тему не позволяло им уточнить и исправить имеющуюся в их распоряжении информацию. Наша задача – попытаться восполнить этот пробел.
Сообщая о русской армии, увиденной поляками под Любаром в сентябре 1660 года, Зеленевич пишет:
«Войско было отличное и многочисленное. Конница щеголяла множеством чистокровных лошадей и хорошим вооружением. Ратные люди отчетливо исполняли все движения, в точности соблюдая ряды и необходимые размеры шага и поворота. Когда заходило правое крыло, левое стояло на месте в полном порядке, и наоборот.
Со стороны эта стройная масса воинов представляла прекрасное зрелище, то же самое и пехота. Вообще войско было хорошо выправлено и обучено, то были не новобранцы, а почти ветераны…». Зеленевич также упоминает «превосходную надворную роту самого главнокомандующего», «полк отлично вооруженных дворян», «всадников в латах, с великолепным оружием и на превосходных лошадях»12.
Напротив, в отличие от русской армии украинские казацкие полки Т.Цецюры польский автор прямо сравнивает со «стадом».
Признавая авторитет Шереметева как военачальника, поляки иногда называли Чудновскую кампанию - «Шереметевской войной». Это событие стало известно далеко за пределами театра войны. Так, например, в сочинении графа Галеаццо Приорато «История цезаря Леопольда», изданном в Вене в 1670 году, приводится портрет «генерала московитов» Василия Борисовича Шереметева с гравюры Цезаре Лауренцио13. Как командующий войсками Шереметев ранее хорошо показал себя в битве под Ахматовом (январь 1655 г.), в которой московско-казацкое войско успешно отразило атаки польско-татарских сил и нанесло им большой урон.
По данным Зеленевича, вся армия Шереметева в походе 1660 года насчитывала 19.200 человек, в том числе:
- кавалерии 11.200 чел.
- пехоты Нового строя 3000,
- драгун 4000,
- стрельцов 1000.
Из указанного числа 68,2 % составляли рейтарские, драгунские и солдатские полки Нового строя, то есть на 2/3 это была уже «европейская» армия Нового времени.
Напомним, что по русским источникам численность всего московского войска составляла 15.031 чел. Патрик Гордон в своем «Дневнике» также называет «московитов около 15.000»14, вероятно польские сведения менее точны.
Русская армия (по Зеленевичу) делилась на три «дивизии» («воеводские полки»):
1 дивизия, под ком. воеводы В.Б. Шереметева:
-                     надворная конная воеводская рота – 300 чел,
-                     8 хоругвей (сотен) дворян по 100 чел. – 800,
-                     отборных рейтар – 3000,
Всего конницы – 4.100.
Пехота:
Нового строя в двух полках:
-                     полк фон Стадена (von Staden) – 1000,
-                     полк Краффорта (Kraffort) – 1000.
-                     московских стрельцов под ком. «Левонтьевича» (Lewontowicza) – 1000.
Драгуны – 2800,
из указанного числа:
-                     полк Яндера (Janden или Jander) – 1000,
-                     отряд фон Говена (von Howen)– 500,
-                     отряд Силича (Silicz или Sinicz)– 500,
-                     8 вольных драгунских отрядов по 100 чел. – 800.
Всего в дивизии: 9.900 чел.

2 дивизия, под ком. воеводы князя О.И.Щербатова:
-                     надворная конная рота – 200,
-                     500 конных дворян,
-                     2000 рейтар,
-                     1200 драгун.
Всего в дивизии: 3.900 чел.

3 дивизия, под ком. воеводы князя Г.А.Козловского:
-                     надворная конная рота – 200,
-                     3100 конных дворян,
-                     1100 рейтар,
-                     полк пехоты Нового строя – 1000.
Всего в дивизии: 5.400 чел.
Артиллерия московского войска, по данным Зеленевича, состояла из 20 больших пушек и многих пушек меньшего калибра. Обоз армии Шереметева и Цецюры насчитывал около 1000 возов с припасами15.
Исходя из сведений Зеленевича, и того факта, что обычная штатная численность полка Нового строя в русской армии того времени состояла из 1000 человек, польские исследователи (например, L.Ossolinski в работе “Kampania na Ukrainie 1660 roku”. Warszawa, 2000) обычно называют следующие цифры:
РЕЙТАРЫ:
3 полка у Шереметева (3000),
2 полка у Щербатова (2000),
1 полк у Козловского (1100).
ДРАГУНЫ:
1 полк Яндера (Яндена – 1000),
1 полк у Щербатова (1200),
По 5 сотен у фон Говена и Силича (Синица), а также 8 отдельных рот в дивизии Шереметева.
ПЕХОТА:
1 полк фон Стадена (1000),
1 полк Краффорта (1000),
1 полк (полковник не указан) в дивизии Козловского (1000).
Вероятно можно согласиться с этими выводами, однако следует учесть, что реальная численность армии в походе обычно не соответствовала штатной, то есть на самом деле в полках было меньше людей, чем указано выше (потери в предшествующих боях, больные, дезертиры и т.п.). Вероятно этим объясняется разница в польских и русских источниках (соответственно 19.200 и 15.031 человек). В польской реляции  указаны далеко не все имена полковых командиров, которые выступили в Чудновский поход, а названные – требуют уточнения. По причине отсутствия в нашем распоряжении росписи русской армии, непосредственно касающейся кампании лета-осени 1660 года (если она сохранилась в архивах), нам не удастся выяснить численность поместной конницы и количества конных сотен, бывших в походе. Однако вполне возможно определить, какие именно полки и приказы входили в армию Шереметева. Для этого придется вернуться на два года ранее описываемых событий. По опубликованным документам можно установить состав, дислокацию и перемещение боевых частей, поступавших под команду Шереметева в  период 1658- 60 гг.
 
Группировка Шереметева в 1660 году по русским документам.
6 апреля 1658 года боярин В.Б. Шереметев был назначен воеводой в Киев, сменив на этой должности А.В.Бутурлина. Непосредственно из Москвы Шереметева сопровождал московский стрелецкий приказ головы Ивана Зубова численностью 425 человек16. В мае 1658 года новый военачальник прибыл в Севск, где к его отряду присоединились 400 комарицких драгун с подполковником Христофором Графом. Это были драгуны из полка Вилима Эглина, который в то время насчитывал 1159 человек. В полном составе драгунский полк пришел в Киев позднее. В июне 1658 года Шереметев уже был в Киеве. В товарищи к нему были назначены воеводы князь Ю.Н.Барятинский и И.И.Чаадаев.
К моменту прибытия Шереметева в Киев гарнизон города состоял из следующих воинских частей:
- полк «солдатского строя», полковник Николай Фан-Стаден (1644 рядовых и 33 начальных людей),
- приказ киевских стрельцов, голова Дий Греков (348 человек),
- дворянские сотни голов Романа Шеншина и Афанасия Лаврова17.
В июле 1658 года в Киев дополнительно пришли следующие полки:
- 1000 рейтар из Белгорода, под командованием подполковников Ивана Шепелева и Семена Скорнякова-Писарева.
- 1325 драгун из Тулы, под началом полковника Рафаила Корсака.
Следует отметить, что первоначально (в 1658 году) это были необученные части из новобранцев. Рейтары пришли «только с карабинами, ни пороху, ни пистолетов». Начальные люди заявили, что «рейтары и драгуны не учены и учить де их было некогда»18. Однако, через два года, вероятно благодаря стараниям Шереметева, это было уже другое войско, которое согласно польским очевидцам, было «хорошо выправлено и обучено».
В октябре 1658 года, кроме вышеуказанных полков и сотен, в гарнизоне  Киева  названы также:
-  дворянская сотня головы Ивана Нармацкого (стародубцы и рославцы),
- 300 солдат из полка Нового строя под ком. Аверкия Болтина (прибывшего из Трубчевска)19.
К концу 1659 года московский стрелецкий приказ И.Зубова вернулся в Москву, а вместо него в Киев были посланы московские стрельцы под началом головы Ивана Монастырева, ранее бывшие в гарнизоне Вильно. Согласно документам, в январе 1660 года  стрельцы Зубова уже несли караульную службу у Государева дворца в Кремле20.
Аверкий Болтин, принимавший участие в обороне Киева от войск И.Выговского летом 1658 года, в начале 1659 года  был отозван в Москву и покинул Украину. Вероятно его полк возглавил подполковник Томас Мензис (Менезис), упомянутый в «Дневнике» П.Гордона. 
По условиям второй Переяславской рады (октябрь 1659 года) московские гарнизоны были размещены в городах Переяславле, Нежине, Чернигове, Брацлавле и Умани. Это обстоятельство было вызвано недавней изменой украинского гетмана Ивана Выговского, нанесшего поражение царской армии под Конотопом (8 июля 1659 г.). Ранее русские войска находились только в Киеве, теперь же на Украину пришлось направить дополнительные воинские силы. Осенью 1659 года отряды Шереметева и Козловского вели бои с поляками и остатками верных Выговскому казачьих отрядов под Хмельниками и Белой Церковью.
В декабре 1659 года по царскому указу князь Григорий Афанасьевич Козловский был направлен в Умань, откуда он ходил в походы против «ляхов и крымских людей», освободив от осад черкасские города. По данным на январь следующего года, в его отряде было 2.912 ратных людей. Основу его «дивизии» составляли рейтарские полки, ранее прибывшие из Белгорода.
В начале 1660 года к Шереметеву также подошли рейтарские полки Федора Зыкова и Афанасия Траурнихта (всего 2000 чел.)21.
В марте 1660 года  в Киеве названы «рейтары из полка Ивана Фанговена», в другом документе назван «рейтарского строю полковник Яган (Иван) Фанговен»22. Время его прибытия в Киев точно неизвестно. В 1656 году Фанговен командовал драгунским полком под Ригой, а в 1658 году – уже рейтарским полком, находясь в гарнизоне Вильно. Следовательно, в росписи Зеленевича Фанговен (фон Говен) ошибочно назван командиром драгун. На самом деле, в начале 1660 года, он командовал рейтарами, а не драгунами.
В мае 1660 года начался сбор русских войск для большого похода на Львов. В июне из Москвы в Переяславль был послан окольничий князь Осип Иванович Щербатов, который должен был принять под свою команду рейтарские полки Д. Фандернизена, И.Ельчанинова и А.Вода. Местом сбора этих частей стал Севск. Судя по обнаруженному документу, речь идет о полках Севского разряда. В полку Ельчанинова, например, названы рейтары - рязанцы. В своей «отписке» о сборе ратных людей от 10 июля 1660 года, Щербатов сообщает, что он (с «товарищем» думным дьяком Иваном Акинфовым) прибыл в Севск, где ожидает подхода рейтар. «Писали мы к ним, полковникам, чтоб они шли на твою (государеву) службу без всякого мотчанья… А полковники Давыд Фандернизен, Иван Ельчанинов и Александр Вод с рейтары июня по 14 к нам не бывали»23, - отмечает он в своем послании царю. Несмотря на определенные трудности сбора отряда Щербатова  к августу 1660 года его «дивизия» в полном составе была готова к походу.
Неизвестно, когда в Киев прибыли рейтары Андрея Чубарова, драгуны Кашпира Яндера и солдаты Даниила Крафорта. Летом 1658 года полки  Яндера и Крафорта находились в Вильно, а в декабре 1659 года драгуны Яндера штурмовали Старый Быхов. Сведений об участии в Чудновском походе рейтарского полка Траурнихта, также пришедшего из Литвы, не обнаружено. В 1661 году Траурнихт упоминается в Смоленске. Либо его полк был возвращен из Киева до начала кампании, либо, что вполне вероятно, Траурнихта (как ценного военного специалиста) откомандировали из Киева обратно, поручив его рейтар новому командиру – Чубарову. Следовательно, значительная часть «воеводского полка» (или дивизии) Шереметева была собрана из полков, переброшенных с «литовского фронта» (Монастырева, Фон Говена, Яндера, Крафорта и возможно Чубарова).
Что касается рейтарских полков Ф.Зыкова, И.Ельчанинова и А.Вода не исключено, что они были «новоприбранными», то есть были сформированы  в период массовых военных наборов 1659-1660 гг. В соответствии с данным обстоятельством эти рейтары не могли обладать необходимой выучкой и боевым опытом. Упоминаемый полк «солдатского строя» под началом Мензиса, к началу похода по-видимому был доведен до штатной численности и вошел в отряд Козловского.
В реляции Зеленевича упоминается также некто «Силич»(Silicz) или «Синиц» - командир 500 драгун. Кто это такой – не ясно. Вероятнее всего это ошибка, и автор имеет ввиду полковника Черниговского казацкого полка Иоанникия Силича, который находился в походе в составе войска Т.Цецюры.
Кроме того, 13 мая 1660 года в Киев и Переялавль из Москвы был направлен «воеводский полк» князя Константина Щербатова (сына князя Осипа Ивановича), который должен был достичь «Днепровской пристани» и далее двигаться «по Днепру на лодках с пехотой, артиллерией и припасами»24. Согласно этому документу, в данный отряд входили московские стрелецкие приказы Степана Коковинского, Ивана Ендогурова и Андрея Остафьева, а также солдатские полки Василия Челюсткина и Михаила Литцкина. Однако эта «дивизия» так и не дошла до Киева, что существенно ослабило группировку Шереметева в предстоящем походе. После разгрома армии князя И.А.Хованского в битве под Полонкой (8 июля - 28 июня по старому стилю) в Белоруссии, польско-литовские войска вышли к Днепру и овладели Шкловом. «Ведомо нам учинилось, что город Шклов сдался польским людям, а стольнику и воеводе князю Константину Осиповичу Щербатову с ратными людьми и хлебными запасами в черкасские города пройти не мочно»25, - писал царь воеводе князю Ю.А.Долгорукову 8 августа 1660 года. В результате Щербатову было приказано быть с Долгоруковым в Смоленске, «пока путь к Киеву (по Днепру) будет очищен». Впоследствии, влившись в группировку Долгорукова, указанные московские стрелецкие приказы приняли участие в битве на реке Басе осенью 1660 года. Полк Челюсткина остался в Смоленске, а Литцкина – послан в Полоцк.
Одной из причин поражения Шереметева под Чудновом, еще по признанию современников, была малочисленность боеспособной пехоты (по польским сведениям всего 3000 человек). Число драгун, бывших в русском войске и также сражавшихся в пешем строю, вероятно не достигало указанных Зеленевичем  4000. Русские рейтары по своим боевым качествам  уступали польским гусарам, в то время как солдатские полки и стрелецкие приказы успешно отбивали атаки неприятельской кавалерии. После битвы под Любаром, в ходе отступления к Чуднову, рейтарам часто приходилось спешиваться и отражать атаки поляков и татар в таборе. При этом им приходилось сражаться как пехоте, в несвойственной коннице манере. Вооружение рейтар: карабины, пистолеты и сабли при обороне укрепленного лагеря были менее эффективны, чем, например, пехотные мушкеты, пищали или пики с бердышами. Неизвестно, каков был бы финал этой кампании, если бы у Шереметева вместо многочисленной кавалерии было бы еще несколько полков «солдатского строя» с соответствующим вооружением и пушками.

Участие полков в Чудновской кампании.
Подтверждение участия полков, вошедших в группировку Шереметева, в Чудновской кампании (август-ноябрь 1660 г.) находим в документах. Первое столкновение противников в этой военной акции произошло 9 сентября 1660 года под Бердичевом, когда польские хоругви, отправленные в разведку, встретились с «московскими полковниками Скорняковым-Писаревым и фон Говеном, которые были высланы проведать про Хмельницкого и поляков»26.
После поражения и капитуляции армии Шереметева в неволе оказались полковники Александр Вод и Яган фон Говен, которые писали в челобитной царю о пожаловании за выход из польского плена (не ранее августа 1661 г.): «были мы на твоей службе в полку и в походе с боярином и воеводой Василием Борисовичем Шереметевым с товарищи, и под Либорем (Любаром) и под Чудновом в трех окопах сидели, и в отходное время и на вылосках с неприятелем билися, не щадя головы своей. А как польские и крымские люди боярина и воевод и нас за присягою взяли, и мы в Польше в полону живот свой мучили и сидели в тюрьме, окованы в кандалы…»27.
В сентябре 1661 года вышел из Польши полковник Даниил Крафорт, успевший переманить на русскую службу знаменитого впоследствии учителя царя Петра I - Патрика Гордона. Крафорт сообщал, что был он в полку боярина и воеводы «Шереметева с товарищи» и «был взят в полон у польских людей… А ныне я Божьей милостью из полону от польских людей вышел…»28.
Об участии в походе полков Андрея Чубарова, Ивана Ельчанинова и Николая фон Стадена свидетельствуют показания рейтар и солдат  указанных полков, вернувшихся в Россию весной 1662 года. Так, например, «Петр Кузьмин сын Сонцов из Каширы», рейтар полка Андрея Чубарова, сказал, что «был он на службе в полку воеводы Василия Борисовича Шереметева в местечке Чудново и Пяток, и взят в полон, и в полоне был в Кракове два года»29.
Полковник Федор Зыков и голова стрельцов Иван Леонтьевич Монастырев (названный в польском источнике по отчеству «Левонтьевич») принимали участие в переговорах с польскими послами по поводу заключения перемирия под Чудновом30. В документах сообщается, что в мае 1661 года «отпущены из Киева к Москве выходцы из полону московские стрельцы Иванова приказу Монастырева – десятник Федор Еремеев и Гурько Степанов»31. Сам Монастырев вернулся из плена не ранее 1665 года, когда его приказом уже командовал голова Ермолай Баскаков. Согласно «белокуровского списка» (1670 г.) стрельцы этого приказа носили кафтаны «яринного» (оранжевого) цвета.
Подполковник рейтар Семен Скорняков-Писарев был направлен поляками в Киев с грамотами об условиях Чудновского договора32. Иван Шепелев вернулся из Польши уже в 1661 году, возглавив новый рейтарский полк в Путивле.
Погибшими, из старшего командного состава, в боях под Чудновом названы: полковник драгунского строя Кашпир Яндер и подполковник Томас Мензис33.
Все упомянутые полковники, освободившиеся в разные годы из польского плена, вновь поступили на военную службу. Впоследствии они возглавили новые полки рейтарского, солдатского и драгунского строя, участвуя в  новых сражениях с поляками, татарами и турками.
Из полков, собранных в Киеве к августу 1660 года, не все приняли участие в несчастном походе. С воеводами князем Ю.Барятинским и И.Чаадаевым в городе был оставлен рейтарский полк Давыда Фандернизена (1000 чел.) и 300 дворян и детей боярских (брянчан и мещерян), которые не успели выступить в поход с Шереметевым34. Кроме того, осенью 1660 года в Переяславле находился  пехотный полк Нового строя Ефима Франсбекова и московский стрелецкий приказ Федора Александрова, в Нежине – московский стрелецкий приказ Алексея Мещеринова и приказ городовых стрельцов Бориса Глебова, в Чернигове – приказ городовых стрельцов Александра Подтопкина35. В октябре 1660 года из Переяславля, Нежина и Чернигова все указанные полки по царскому указу были направлены на усиление киевского гарнизона.
Отметим также, что термином «надворная рота», Зеленевич называет «выборные сотни». Из польского источника следует, что обычной практикой того времени было наличие в «воеводском полку» (который Зеленевич именует «дивизией») отборной сотни дворян, состоящей из представителей знатных «столичных чинов» (стольников, стряпчих, дворян московских и жильцов) и избранных городовых дворян. Чем выше статус воеводы, чем многочисленнее и родовитее были представители дворянской элиты, входившие в указанную боевую часть. Она выполняла функции личной охраны воеводы, оберегала воеводское знамя и являлась лучшей частью поместной конницы.
Остальные сотни «конных дворян» представляли собой обычное конное ополчение городовых дворян и детей боярских во главе с головами (сотниками), не обученное «регулярному строю». В «дивизии» Козловского, например, упоминаются дворяне и дети боярские - костромичи и галичане. Данные Зеленевича о численности «конных дворян» явно преувеличены, но другими мы не располагаем.
В подтверждение тезиса о значительном боевом опыте  русского командования старшего и среднего звена, приведем сведения о некоторых полковых командирах:
Яган (Иван) фон Говен (Фанговен) – на должности с 1656 года, с драгунским полком был при осаде Риги;
Николай фон Стаден (Фанстаден) - на должности с 1654 года, участвовал в литовском походе (1654), отличился при обороне Киева в 1659 году;
Даниил Крафорт (Краффорт, Краферт) – на должности с 1654 года, командовал полком в литовских походах (1654-55), при штурме Динабурга и осаде Риги (1656);
Кашпир Яндер – на должности с 1654 года, участвовал в смоленском (1654) и литовском (1659) походах;
Иван Ельчанинов – на должности с 1659 года, командовал полком в боях под Конотопом (1659).

Роспись армии Шереметева в походе.
Подводя итоги изложенному, попытаемся реконструировать роспись русской армии в Чудновской кампании 1660 года; а именно состав, структуру и численность группировки Шереметева к началу похода.
Согласно сведениям Зеленевича и отечественным документам, русская армия под командованием В.Б.Шереметева в Чудновской кампании 1660 года была разделена на три «воеводских полка» (корпуса или дивизии), которые в свою очередь состояли из следующих частей:
«Воеводский полк» В.Б.Шереметева:
- выборная сотня, сотни городовых дворян и детей боярских (около 1100 чел.),
- рейтарские полки Ягана фон Говена, Федора Зыкова и Андрея Чубарова (3000),
- пехотные полки Николая фон Стадена, Даниила Крафорта (2000),
- московский стрелецкий приказ Ивана Леонтьевича Монастырева (около 600),
- киевский стрелецкий приказ Дия Грекова (около 400),
- драгунский полк Кашпира Яндера (1000),
- отдельные роты комарицких драгун из полка Вилима Эглина (не более 1000 человек).
Всего: около 9.100.

«Воеводский полк» О.И.Щербатова:
- выборная сотня, сотни городовых дворян и детей боярских (около 700),
- рейтарские полки Ивана Ельчанинова и Александра Вода (2000),
- драгунский полк Рафаила Корсака (1200).
Всего: около 3.900.

«Воеводский полк» Г.А.Козловского:
- выборная сотня, сотни городовых дворян и детей боярских (около 3300),
- рейтарские полки Ивана Шепелева и Семена Скорнякова-Писарева (1100),
- пехотный полк Томаса Мензиса (1000).
Всего: около 5.400.
Итого: около 19.200 человек (по штату), что согласуется с польскими сведениями, но не означает, что  в походе полки на самом деле имели «штатный» комплект.

В заключение отметим, что согласно «Дневника» Патрика Гордона, участника кампании на стороне поляков, при отступлении  Шереметева к Чуднову, в арьергарде русских шел конный полк. Он был «выстроен в два больших эскадрона, а за ними, чуть справа, располагался полк пехоты»36. Эти сведения также согласуются с польским источником, подтверждающим сохраняющийся  в XVII столетии традиционный походный порядок русской рати: Передовой полк Щербатова (авангард), Большой полк Шереметева (центр), Сторожевой полк Козловского (арьергард). Под «двумя большими эскадронами» явно имеются в виду «полуполки» подполковников Шепелева и Скорнякова-Писарева.
Потеря целой армии, из-за измены украинского гетмана Ю.Хмельницкого, полностью лишила русское командование наступательной инициативы на южном театре военных действий до конца войны. Это событие, в свою очередь, предопределило раздел Украины между Россией и Речью Посполитой по Андрусовскому перемирию 1667 года. Последствия этого раздела, который существовал почти полтора столетия, ощущаются и сегодня.
        
Примечания:
1 Барсуков А. Род Шереметевых.  Т.5 СПб.,1888.
2 Костомаров Н.И. Гетманство Юрия Хмельницкого // Казаки. М.,1995.
3 Hnilko A. Wyprawa Cudnowska 1660 roku.  Warszawa, 1931; Czermak W. Szczesliwy rok //Przeglad Polski, t.83 i 107, Krakow 1887,1893; Encyklopedia Wojskowa pod red. O.Laskowskiego. T.1. Warszawa, 1931.
О составе польской армии в походе 1660 года:  Wimmer J. Wojsko polskie w drugiej polowie XVII wieku. Warszawa. 1965.
4 Герасимчук В. Чуднiвська кампанiя 1660 p. Львiв, 1913. C.2.
5 Там же, С. 14.
6 Там же, С. 48.
7 Барсуков А. Указ. Соч., С. 344.  Польский автор  имел ввиду  поход  А.Фарнезе во Францию  в 1592 году и отступление испанской армии под ударами  гугенотских войск Генриха Наваррского.
8 Герасимчук В. Указ. Соч. С. 64.
9 Гордон П. Дневник1659-1667. М.,2002. С. 71.
10 Иловайский Д.И. Отец Петра Великого. М.,1996. С.216.
11 Bellum Polono-Moschicum ad Czudnow… 1660 expeditum. Wydal  W.Czermak. Krakow,1892. S.2
12 Барсуков А. Указ. Соч. С. 300-302.

13 Там же,  С. 1.

Комментариев нет:

Отправить комментарий