вторник, 21 мая 2013 г.

К вопросу об организации и численности российских вооруженных сил в 1699 г.


Результаты моих изысканий на указанную в заголовке тему вылились в доклад на последней конференции в ВИМАИВиВС (Великанов В.С. К вопросу об организации и численности российских вооруженных сил в 1699 г. // Война и оружие: Новые исследования и материалы. Труды Четвертой Международной научно-практической конференции, 15-17 мая 2013 года. СПб.: ВИМАИВиВС, 2013. с. 335-350). Данный материал не является окончательным, скорее это некая «постановка проблемы», и приведенные данные требуют дальнейшего уточнения и дополнения.  
В вопросе оценки масштаба и содержания военных реформ и преобразований, проведенных Петром I, одними из ключевых тем являются военный потенциал и организация российских вооруженных сил накануне начала Великой Северной войны 1700-1721 гг. К сожалению, полной росписи или сметы воинских сил на 1699 г. не сохранилось, что позволяет многим на основе слов Посошкова говорить о полном упадке к концу XVII в. существовавшей военной организации. В рамках данного исследования нами предпринята попытка на основании сохранившихся различных материалов (в первую очередь отдельных разрядных росписей, городовых и полковых смет, смотренных списков, книг раздачи жалованья и других военно-учетных документов) оценить организацию и численность вооруженных сил по состоянию на 1699 г., т.е. накануне начала формирования Петром I новых полков для войны со Швецией.
Таблица 1. Количество копейных, рейтарских, солдатских и стрелецких полков в 1699 г.
Вооруженные силы российского государства во вт. пол. XVII в. комплектовались тремя методами: личной поземельной повинности (т.н. «служилые по отечеству», поместная конница), личной добровольной вербовки (т.н. «служилые по прибору», вольница) и принудительного набора крестьян согласно определенной пропорции (т.н. «даточные»). «Служилые по отечеству» (московские чины, городовые дворяне и дети боярские) несли личную поземельную повинность, и служили либо за свой счет в «сотенной службе» (наиболее знатные и обеспеченные), либо за жалованье в «рейтарском строе». Наиболее родовитые помещики из числа рейтар выделялись в гусары (только в Новгородском разряде) и копейщики, однако данное деление к концу XVII в. отражало не столько тип кавалерии, сколько социально-экономическое положение помещиков внутри городовых корпораций. В Новгородском разряде в рейтарах также несли службу городовые казаки, однако это было скорее исключение из правил, и в других разрядах в конце XVII в. данной практики не зафиксировано. И сотни и рейтарские полки формировались по территориальному принципу. В мирное время они распускались, собираясь лишь раз в год осенью на сборы.
К служилым людям «по прибору» относились стрельцы, казаки, пушкари и еще целый ряд менее значительных категорий, несших постоянную службу за жалованье (также существовали натуральные дачи хлеба, соли, тканей и др.). В мирное время правительство ограничивало численность данных корпораций, прекращая прием (вербовку), а в годы войны наоборот использовало принудительную запись на службу родственников. Солдатские полки первоначально в 1630-50х гг. формировались методом личной вербовки, однако уже с конца 1650х начался перевод на их укомплектование даточными из крестьян по территориальному принципу. Окончательно солдатские полки получили территориальную привязку в ходе реформы 1680-1681 г., когда для каждого полка были определены уезды (города), из которых они комплектуются и квота для каждого из них. В мирное время жилые солдатские полки также распускались. 
Войска делились на т.н. «полковой службы», т.е. предназначенные для полевой службы в отрыве от мест формирования, и «городовой службы», т.е. местные гарнизонные части. К «полковой службе» относились помещики «сотенного строя», копейщики и рейтары, солдатские полки, и часть стрелецких полков, главным образом из числа бывших московских стрельцов. К частям «городовой службы» относились отставные всех ранее перечисленных категорий, городовые стрельцы, казаки и пушкари, и еще целый ряд менее значительных категорий служилых людей.
В ходе военной реформы 1680-1681 гг. большая часть вооруженных сил была расписана между 9 территориальными округами – разрядами: Московским, Северским (Севским), Владимирским, Новгородским, Казанским, Смоленским, Рязанским, Белгородским и Тамбовским. Каждый из разрядов формировал отдельный полевой разрядный полк, организация и численность которых могла быть различной (от 7 871 чел. в Смоленском до 34 010 в Северском). В состав разрядных полков входили все ратные люди «полковой службы» подведомственных территорий, включая сотенных, рейтарские и солдатские полки и стрелецкие приказы. В «Роспись перечневую ратным людем, которые во 189 году росписаны в полки по разрядам» (далее - «Роспись 1680 г.») вошли поместная конница «сотенной службы», а также гусарский, 25 рейтарских и 38 солдатских полков, 22 стрелецких приказа, всего 149 367 чел. «полковой службы» (без учета «черкас»)[i]. Необходимо отметить, что в указанную роспись не были включены не только служилые люди «городовой службы» (они относились либо к Разрядному приказу, либо к территориальным приказам), но и часть стрельцов и казаков, ведавшихся в Стрелецком приказе, а также служилые люди Пушкарского приказа. В частности, из 28 московских стрелецких приказов в «Росписи 1680 г.» указаны лишь 21, еще 7 были высланы из Москвы на службу в городовые гарнизоны (3 приказа находились в Киеве, по одному в Батурлине, Переяславле, Астрахани и Царицыне) и не вошли в перечень войск территориальных разрядных полков. Несмотря на указанные замечания, приведенные данные являются наиболее поздней по времени известной полной росписью вооруженных сил российского государства[ii]. Росписи войск, назначенных в Крымские и Азовские походы, носят неполный характер, т.к. для участия в них привлекались (мобилизовывались) лишь часть разрядных полков в неполном составе. 
В 1681-1699 г. в организации вооруженных сил произошел целый ряд изменений. Чернов в своей монографии указывает, что Тамбовский и Белгородский разряды были объединены уже в 1681-82[iii], однако при этом «тамбовские» солдатские полки не были переданы в состав Белгородского разрядного полка[iv], а несли в Крымских и Азовских походах службу вместе с московскими выборными полками. Также к 1687 видимо был фактически упразднен Владимирский разряд, т.к. в росписях Крымских походов он отдельно не выделен, а входившие в его состав города указаны в Новгородском (Владимир, Галич, Кострома, Ярославль и др.) или Рязанском (Нижний Новгород и др.) разрядных полках. Кроме этого необходимо отметить, что границы южных разрядных округов (Севского и Белгородского) на протяжении 1680-90х гг. постоянно менялись, и уезды (а вместе с ними и ратные люди) передавались из одного разряда в другой. Например, Мценск в «Росписи 1680» указан в Северском разряде, а в 1687 – уже в Белгородском. Тем не менее, анализ сохранившихся документов 1680-1690х гг. (в т.ч. росписей разрядных полков в Крымских и Азовских походах) показывает, что, несмотря на целый ряд изменений, система разрядных полков продолжала существовать до начала XVIII в.
Московский разрядный полк по «Росписи 1680 г.» состоял из московских чинов, жильцов, и московских стрельцов. Общая численность московских чинов и жильцов, составлявших Государев полк, согласно черновому варианту Боярской книги 1700 г., составляла 11 533 чел.: «по спискам велено быть на той службе в 1700: стольникам 2920, стряпчим 1497, дворянам [московским – прим авт] 1659, жильцам 5457». Из них «служат по наряду: из Разряда – 8 065, из разных приказов [т.е. находятся на различных службах] 2 086, отставных 1 182»[v]. Таким образом, фактически для «полковой службы» могли быть мобилизованы не более 8 тыс. чел. Для сравнения, во 2-м Азовском походе 1696 г. должны были принять участие всего 3 807 чел., сведенных в 37 рот: 1 333 стольника (13 рот), 541 стряпчий (5 рот), 532 московских дворянина (5 рот), 1 401 жилец (15 рот)[vi].
Московские стрелецкие полки были упразднены в 1698-1699, а сами стрельцы и их семьи были высланы из Москвы в другие города (в основном – южные) и были расписаны в «посад», т.е. городское податное население. После этого в Москве в 1699 г. остались лишь 3 выборных московских солдатских полка, Юрия Лима, Якова Гордона и Автонома Головина. В 1670-90х сложилась практика, при которой выборные полки в мирное время находились в кадрированном виде, когда на постоянной службе находилась лишь генеральская тысяча (полк) из «московских жителей», а в период подготовки к военной кампании на ее базе разворачивался «генеральский» полк, состоящий из 5-7 солдатских полков. В частности, 1-й Выборный полк в Крымских и Азовских походах состоял из 4-6 полков, за счет добавления верхне и нижне-ломовских, романовских, ефремовских и скопинских солдат. Во 2-й Выборный полк добавлялись тамбовские солдаты. Первым выборным полком, сформированным в 1656 как полк Агея Алексеевича Шепелева, с 1692 г. командовал генерал и адмирал Франц Яковлевич Лефорт, а после его смерти 12 марта 1699 г. командиром полка стал полковник Юрий Степанович Лим (полк также известен как Лефортовский). Второй выборный полк, сформированный в 1657 как полк Якова Максимовича Колюбакина, после смерти 9 декабря 1699 г. генерала Патрика Гордона находился под командованием его сына Якова Гордона (этот полк также известен как Бутырский по местонахождению его полковой слободы)[vii]. Указанные два выборных полка в 1699 г. состояли из 10 рот. Третий выборный полк генерала Автонома Михайловича Головина состоял из двух «тысяч», первой – Преображенской, и второй – Семеновской. Каждая из «тысяч» представляла собой отдельный полк с собственной организацией, но официальное разделение на два полка произошло видимо не ранее лета 1700 года. Преображенский полк состоял из 18 рот, включая гренадерскую и бомбардирскую – всего 3 454 чел, в т.ч.: около 100 офицеров, около 240 урядников, 25 алебардщиков, 2 526 рядовых, 57 пушкарей, 78 барабанщиков и сиповщиков[viii]. Командовал полком с 1697 г. полковник Иван Иванович (Иоганн Эрнест) фон Бломберг. Семеновский полк состоял из гренадерской и 12 солдатских рот, всего 1 471 чел., включая: 49 офицеров, 106 урядников, 54 сиповщика и барабанщика, 96 гренадер, 1162 солдата и 4 пушкаря[ix]. Командовал им в конце 1699 г. подполковник Кунингам Павел Васильевич. Также при Преображенском полку находился Преображенский драгунский полк, сформированный в 1698, и к концу 1699 состоявший из 4 рот.
Значительную сложность вызывает оценка структуры и потенциала воинских контингентов центральных уездов, входивших в состав Владимирского и Рязанского разрядов. В отличие от пограничных разрядов, по которым имеется значительный массив делопроизводства, документов по этим разрядам почти не сохранилось. Согласно «Росписи 1680 г.» во Владимирском разряде формировались 4 рейтарских и 2 солдатских полка, в Рязанском – 5 и 4 соответственно. Как уже упоминалось выше, в Крымских походах Владимирский разрядный полк не формировался, а его войска были распределены между Новгородским и Рязанским разрядными полками. Во 2-м Крымском походе приняли участие 4 рязанских (Ивана Павловича Вреде, Ефима Ефимовича Крейка, Кашпара Андреевича Гулица и Ивана Ивановича Трейдена) и один владимирский (Владислав Иванович Сербин) солдатские полки[x]. Это позволяет нам предположить, что в конце XVII в. структура этих двух разрядных полков соответствовала Росписи 1680 г. Согласно т.н. «Разбору Золотой Палаты» в городах Владимирского разряда в 1701 налицо было 6 157 копейщиков и рейтар, годных к службе, в Рязанском – 6 832[xi]. В сотенной службе во Владимирском разряде в 1680 г. указаны 1 486 чел., к 1699 их численность, вероятно, составила около 1 600 чел.; в Рязанском – около 500 (в 1680 – 449). Таким образом, численность владимирских служилых людей «полковой службы» мы может оценить в  9,8 тыс. чел., рязанских – 11,3 тыс. чел. Численность служилых людей «городовой службы» неизвестна.
Численность воинских контингентов Новгородского приказа составляла в 1699 г. около 15 тыс. чел., включая 6,2 тыс. поместной конницы (см подробнее) и около 6,8 тыс. стрельцов[xii]. (см также тут) В «сотенной службе», согласно Наряду 1700 г., несли службу 1 217 чел., в отдельном гусарском полку – 477 чел. В 3-х (Новгородский, Псковский, Великолуцкий) рейтарских полках насчитывалось 4 991 чел., включая 630 копейщиков и 3 884 рейтара (без учета начальных людей). Наиболее крупные гарнизоны находились в Новгороде, Пскове и Архангельске. В 1699 в Пскове находилось два стрелецких полка, общей численностью 2 020 чел., 84 пушкаря и 20 прочих ратных людей. Первым псковским стрелецким полком командовал полковник Даниил Никифорович Загоскин, в полку 10 рот, фактическая численность 985 чел. Вторым полком командовал полковник Юрий Юрьевич Вестов, он также состоял из 10 рот, 943 чел[xiii]. В Новгороде находились два стрелецких полка, т.н. «московский» выписной полковника Дениса Петровича Рыддера и новгородский «тысячный» полковника Мирона Григорьевича Баишева, общей численностью 1,5 тыс. чел. Также в Новгороде находились 20 пушкарей и 303 прочих служилых «городовой службы».
Находившиеся в Архангельске и Колмогорах местные стрелецкие приказы к 1700 г. были переформированы в 3 жилых солдатских полка: полковников Григория Васильевича Меркулова, Михаила Ларионовича Исаева и Григория Никитича Животновского[xiv]. По полным штатам в этих полках насчитывалось 1 821 чел. (в каждом полку полковник, 6 капитанов, 607 урядников и рядовых). Кроме этого в Архангельске и Колмогорах насчитывалось около 30 пушкарей[xv]. Также в Беломорье находились 2 небольших острога, Кемский и Сумский, имевшие гарнизоны по несколько десятков человек. На северо-восточном берегу Ладожского озера в крепости Олонце находился стрелецкий гарнизон воеводы С. Барятинского в 300 чел. Согласно «Росписи 1680 г.» в состав Новгородского разряда также входили 3 солдатских полка, однако упоминаний о них в конце 1690х найти не удалось.
Западные районы страны (смоленский, рославльский, бельский, дорогобужский и вяземский уезды) находились в ведении приказа Смоленского княжества (см также). В 1699 г. Смоленский разрядный полк состоял из полка смоленской шляхты, рейтарского, 5 солдатских и стрелецкого полков. Смоленская шляхта, присягнувшая Царю после сдачи Смоленска в 1654, сохранила большинство своих прав и привилегий, в т.ч. несение личной воинской службы в военное время особым корпусом с собственными выборными командирами. Этот корпус получил название «полк смоленской шляхты», и по наряду 1700 года он под командой генерал-майора Богдана Семеновича Корсака должен был насчитывать 898 чел в 7 ротах (включая роты бельской и рославльской шляхты; 99-158 чел в роте)[xvi]. Численность рейтар и копейщиков смоленских городов была незначительна (в 1680 г. – 101 чел.), и они в ходе реформы 1680-1681 гг. были определены в Ярославский рейтарский полк Владимирского разряда. А в Смоленский разряд был приписан рейтарский полк из копейщиков и рейтар Вязьмы (254 чел.), Боровска (123), Калуги (165), Мещовска (154) и еще 8 более мелких городовых корпораций. По наряду 1700 г. этот полк под командованием полковника Григория Дмитриевича Рыдванского насчитывал 1 146 чел. в 12 ротах (66-132 чел в роте): 51 офицер (вкл. 11 заполковых), 86 урядников, 981 рейтар, 28 трубачей и литаврщиков[xvii]. Отдельную категорию смоленских служилых людей составляли т.н. «грунтовые казаки», обрабатывавшие государственные земли, и несшие драгунскую службу по охране границ. В 1688 упоминается рейтарский полк из «грунтовых рейтар» под командованием полковника Владимира Ивановича Швейковского (собственно Смоленским рейтарским полком в это время командовал полковник Богдан Семенович Корсак), однако в 1699-1700 данный корпус не упоминается[xviii].
Смоленскими жилыми солдатскими полками в 1699 г. командовали генерал-поручик Андрей Андреевич Цей, полковники Иван Алферьевич Буш, Матвей Иванович Фливерк, Филипп Авельевич Сенекбиер и подполковник Юрий Христофорович Абрам (командовал вторым солдатским полком Цея)[xix]. Их общая численность составляла 3 200 урядников и рядовых. Выписным московским стрелецким приказом (около 500 чел.) в 1699 г., вероятно, командовал полковник Иван (Вилим) Иванович Лесли. Также в Смоленске находилось не менее 120 пушкарей. Кроме этого, в Дорогобуже, Белой и Рославле находились небольшие гарнизоны местных стрельцов и пушкарей. Общая численность служилых людей «городовой службы» (с учетом «грунтовых» казаков) составляла около 1 тыс. чел. Таким образом, всего в приказе Смоленского княжества по нашей оценке насчитывалось около 7 тыс. чел.
Точную численность ратных людей Севского разряда (см дополнительно) найти не удалось, по нашей оценке она составляла около 12,5 тыс. чел. По «Росписи 1680 г.» собственно в городах Севского разряда насчитывалось 1081 чел. «сотенной службы», вероятно, их численность к 1699 изменилась незначительно. В состав Севского разрядного полка в 1699 г. входили копейно-рейтарский, рейтарский и 5 жилых солдатских полков[xx]. Севским копейно-рейтарским полком командовал генерал-майор Андрей Андреевич Гулиц (в состав полка входила копейная шквадрона стольника и подполковника Григория Ивановича Веревкина), Белевским рейтарским – полковник Алферий Алферьевич Шневенц. Их общая численность составляла около 2,5 тыс. чел. Севским жилым солдатским полком командовал полковник Юрий Юрьевич Шкот, Белевским – Иван Юрьевич Буш, Путивльским – Юрий Андреевич Шкот, Брянским – Даниил Иванович Цей. Пятый солдатский полк («нововыборный») был сформирован в 1697 г. из комарицких и крупецких солдат как постоянный солдатский полк в Севске. В 1699 им командовал стольник и полковник Адриан Тимофеевич Возницын[xxi]. Точная численность этих полков не установлена, вероятно, около 5,1-5,2 тыс. чел. Также в Севске находились стрелецкие полки стольников и полковников Даниила Никитича Юдина и Алексея Сухарева. По данным, приведенным Рабиновичем, в 1700 г. в 8 городах Севского разряда (Севск, Рыльск, Брянск, Путивль, Белев, Волхов, Валуйки, Карачев) числилось не менее 2 тыс. служилых людей «по прибору», относившихся к «городовой службе» (стрельцов, пушкарей, воротников и др.)[xxii]. Общую численность служилых людей «городовой службы» можно оценить в 2,5 тыс. чел.
По данным разбора 208 г. (1697/98) в городах Белгородского разряда и относившихся к нему 28 «великороссийских городах» (т.н. Слободская Украина) насчитывалось 53 114 служилых людей, в т.ч. 34,5 тыс. чел. в «полковой» и 18,6 тыс. чел. в «городовой» службе. Согласно росписи 1699 г. Белгородский разрядный полк состоял из одного копейного, 6 рейтарских, 11 жилых солдатских и 2 новоприборных солдатских полков[xxiii]. (см подробнее) В Белгородском копейном полку генерал-майора Христофора Андреевича Ригимона насчитывалось 30 начальных людей (из них 6 иноземцев и 11 новокрещен) и 1 196 копейщиков. Шестью рейтарскими полками командовали генерал-майор Христиан Андреевич Ригимон (Белгородский), полковники Мартин Мартынович Бозман (Курский), Иван Иванович Баров (Ливенский), Гаврила Перович Мессаливин (Мценский), Иван Алферьевич Баров (Обоянский) и Ефим Ефимович Крейк (Козловский). В них насчитывалось 147 начальных людей (в т.ч. 14 иноземцев и 25 новокрещен) и 7 103 рейтара. Также в конных полках было 5 литаврщиков и 125 трубачей. Рейтарские и копейный полки состояли из 10 рот, и по полным штатам имели 33 офицера: полковник, подполковник, майор, 7 ротмистров, капитан-поручик, 9 поручиков, 10 прапорщиков, обозничий, адъютант, квартирмейстер.
Жилыми солдатскими полками командовали генерал-майор Карл Андреевич Ригимон (Белгородский), полковники Иван Иванович Гаст (Яблоновский), Астафий Матынович Бозман (Курский), Иван Иванович Стенцель (Ливенский), Ефим Григорьевич Верден (Мценский), Вилим Иванович Дельдин (Усманьский), Ирик Григорьевич Верден (Козловский), Петр Андреевич Гассениус (Старооскольский), Петр Андреевич Девсон (Хотмышский), Андрей Иванович Митчел (Ефремовский), Иван Юрьевич Минстерман (Добренский). Воронежский жилой солдатский полк после 1696 был передан в ведение Воронежского адмиралтейского приказа, к которому отошли все города на реках Дон и Воронеж. В 1697 г. из вольницы белгородских городов, а также присланных в Белгород солдат Преображенского и Семеновского полков, были сформированы 2 новых солдатских полка, поселенных «на вечное житье» в Белгороде. Полковником одного из полков был назначен генерал-майор Карл Андреевич Ригимон (с 1698 полком фактически командовал стольник и подполковник Савва Васильевич Айгустов), второго - полковник Давид Мейн (с 1698 - стольник и полковник Афанасий Никитич Нелидов). Всего в 13 солдатских полках насчитывалось 216 начальных людей (в т.ч. 39 иноземцев и 79 новокрещен) и 15 337 урядников и солдат. Солдатские полки также состояли из 10 рот, и имели 33 офицера по полным штатам (капитаны вместо ротмистров у рейтар). В 1696 принявшие участие во 2-м Азовском походе белгородские полки состояли из 10 рот по 160 урядников и рядовых, видимо это была стандартная численность белгородских частей.
Также в Белгородском разряде в «полковой» службе насчитывалось 392 чел. «сотенной службы», 2 835 стрельцов, 1 272 пушкаря, 3 755 казаков, 772 станичника, 624 драгуна (какого-либо драгунского полка в документах не упоминается) и более мелкие категории служилых людей. Отдельные стрелецкие полки в 1699 по нашим данным находились только в Курске и Белгороде. Белгородским стрелецким полком с 1699 г. командовал стольник и полковник Осип Григорьевич Булгаков, Курским – стольник и полковник Алексей Семенович Чичагов.
На Украине, на территории подведомственной приказу Малой России, русские гарнизоны находились в Киеве, Чернигове, Нежине, Переяславле и построенных на Самаре Новобогородицкой и Сергиевской крепостях. Они не входили ни в один из разрядных полков и относились к различным ведомствам. В частности, жилые гарнизонные части финансировались приказом Малой России, а присланные «на вечное житье» бывшие московские стрелецкие полки продолжали числиться в Стрелецком приказе. Собственно в гарнизоне в Киеве в 1699 находились киевский жилой рейтарский полк майора Ивана Поздеева (100 чел), киевский жилой солдатский полк полковника Николая фон Залена (975 чел) и 46 пушкарей[xxiv]. В Нежине и Переяславле находилось по жилому рейтарскому (в Нежине - капитан-поручика Ивана Баскакова, в Переяславле - ротмистра Кирилла Голохвастова, каждый около 100 чел.) и солдатскому полку (в Переяславле – капитана Крафта, в Нежине – неустановлен). Гарнизон Чернигова неустановлен. Всего приказ Малой России содержал в указанных 4 гарнизонах около 1 900 чел[xxv]. Также на Украине в 1699 находилось не менее 6 бывших московских стрелецких полков. В Киеве – полки стольников и полковников Ивана Ушакова (590 чел.), Ивана Скрыпыцина (497 чел.) и Михаила Сухарева (520 чел.). В Батурине – полк стольника и полковника Григория Ивановича Анненкова, в Путивле – Ивана Константиновича Нечаева. В Новобогородицком на Са­маре на «вечном житье» находился жилой стрелецкий полк стольника и подполковника Семена Ивановича Шеншина (2 671 чел.), сформированный из московских стрельцов 4 полков, поднявших мятеж летом 1698 г. Всего на Украине находилось около 5,5 тыс. бывших московских стрельцов.
Приказ Казанского дворца (Низовой разряд) ведал всеми городами на Волге, находившимися ниже по течению Нижнего Новгорода. Наиболее крупные гарнизоны находились в Казани, Уфе и Астрахани. Также в ведении Казанского приказа находился гарнизон Терок. К сожалению, отсутствие полных данных не позволяет полностью оценить численность находившихся в ведении приказа войск с разделением их на «полковую» (Низовой или Казанский разрядный полк) и «городовую» службы. По «Росписи 1680» в Низовой разрядный полк входили 4 577 чел. «сотенной» службы, 2 рейтарских (1 465 чел.) и 6 солдатских полков. Численность «сотенной службы» в 1699 г. мы оцениваем не меньше, чем в 5 тыс. чел., численность копейщиков и рейтар согласно «Разбору Золотой Палаты» 1701 г. составила 2 580 чел.
 Семь казанских стрелецких приказов (включая выписные московские в Казани и Царицыне) в 1698-99 были переформированы в 5 жилых солдатских полков: генерал-майора Александра Вилимовича Шарфа (Казанский), полковников Андрея Вилимовича Шарфа (Царицынский), Тимофея Матвеевича Бордовика, Юрия Ивановича Буша (Дмитриевский) и подполковника Дениса Сербина. Данные полки имели стандартную 10-ротную организацию по 100 урядников и рядовых в роте[xxvi]. Перевод стрельцов в солдаты затронул только саму Казань и ряд соседних городов, в гарнизонах Самары, Саратова, Уфы и еще целого ряда поволжских городов стрельцы продолжали оставаться и после 1700 года. В частности в Уфе находилось 3 стрелецких приказа (ок. 1 тыс. чел.).
В Астрахани находились 6 стрелецких приказов и солдатский полк. Два астраханских стрелецких приказа были конными, ими командовали Михаил и Никита Зажарские. Из 4 пеших стрелецких приказов, один – московский стрелецкий Ивана Ефремовича Спешнева (возможно, к 1700 им уже командовал Ефрем Армянинов), переведенный в Астрахань в 1698 на «вечное житье». Остальные три – астраханские, Бориса и Михаила Кареитовых и Дмитрия Голочалова. Московский приказ состоял из 7 сотен, все 5 астраханских – из 3. Жилой солдатский полк полковника Александра де Виня (Дивигнея) в некоторых источниках также называется по имени астраханского воеводы Тимофея Ивановича Ржевского. Для службы на построенных в 1697-99 гг. в Казани 13 яхтах в 1699 г. было указано сформировать в Астрахани солдатский полк полковника Ивана Меера численностью в 250 чел., однако фактически он был создан, вероятно, не ранее 1701 г[xxvii]. Кроме этого в Астрахани насчитывалось 50 пушкарей под командованием пушкарского головы Извекова.
В Терках находились пешие стрелецкие приказы Петра Козлова и Белобокова, а также конный Якова Пехова[xxviii]. Их общая численность вряд ли превышала тысячу человек. Всего, согласно данным Милюкова, в ведении приказа Казанского дворца в 1700 г. находилось 14 956 служилых людей «по прибору»[xxix]. С учетом «сотенной службы» и рейтар с копейщиками, общая численность воинских контингентов Казанского разряда составляла около 22,6 тыс. чел.
В Азове и Таганроге постоянно находились 5 жилых солдатских полков, сформированных в 1698 из определенных туда на «вечное житье» бывших московских стрельцов и солдат-«переведенцев». В 1699 ими командовали полковники Владими­р Жаворонков, Александр Блудов, Степан Верховский, Венедикт Янгрек и Иван Стар­ков[xxx]. Их численность можно оценить в 4-4,5 тыс. чел. Кроме этого, в Азов и Таганрог «для городового строения» высылалось на годовую службу посменно до 7 полков из состава Белгородского разряда.
Таблица 2. Оценочная численность вооруженных сил в 1699 г.
Таким образом, всего по нашей оценке вооруженные силы Российского государства в 1699 насчитывала не менее 165,5 тыс. чел. К настоящему моменту нами выявлено наличие на службе не менее 29 рейтарских и копейных, 57 солдатских и 27 стрелецких полков. Поместная конница насчитывала около 51,5 тыс. чел., в т.ч. 18,8 тыс. «сотенной службы» (включая около 8 тыс. московских чинов и жильцов). На «городовой службе» находилось не менее 41,2 тыс. чел. Приведенные нами данные не являются полной и исчерпывающей росписью вооруженных сил, скорее это первая попытка комплексного анализа имеющихся материалов о воинских формированиях и их численности накануне начала Великой Северной войны 1700-1721 гг., и они требуют дальнейшего исследования и уточнения. Также за рамками нашего исследования остались различные иррегулярные и национальные контингенты, и служилые люди Пушкарского и Сибирского приказов.



[i] Роспись перечневая ратным людем, которые во 189 году росписаны в полки по разрядам // Описание Государственного Разрядного Архива. М. 1842. СС. 72-93.
[ii] Точное установление структуры и численности российских вооруженных сил в 1680-81 гг. выходит за рамки данной работы, однако указание на особенности «Росписи 1680 г.» необходимо для понимания организации российских вооруженных сил в конце XVII в.
[iii] Чернов А.В. Вооруженные силы Русского государтсва в XV-XVII вв. М. 1954. С. 189.
[iv] См., например, материалы ««Росписи большого полкового наряда у разрядного шатра,  полковых припасов и  знамен полков Белгородского разряда» в 1686 г.: Лобин А.Н. Пушки и знамена полков Белгородского разряда в 1686 г.// Белгородский краеведческий вестник. Вып. 6. Белгород, 2006 г. С. 75-90.
[v] Описание документов и бумаг хранящихся в Московском архиве Министерства юстиции. Кн. 5. Отд. I. М. 1888. С. 124, также с. 125-126 (далее – Описание МАМЮ). В работе Устрялова (Устрялов Н.Г. История царствования Петра Великого. Т. IV. Ч. II. СПб., 1863. С. 468) указанные данные приведены частично, только в части «наряда» (11 533) на основе справки из Военной коллегии 1722 года. В комментариях к «Гистории Свейской войны» (Гистория Свейской войны (Поденная записка Петра Великого) (сост. Т.С. Майкова). Вып. 2. М. 2004. С. 345) также приведены только данные «наряда», и указано, «что оных на службе было, того неведомо, понеже того походу смотренных списков в Розряд не подано».
[vi] Рубан В. Поход боярина и Большого полку воеводы Алексея Семеновича Шеина к Азову. СПб. 1773. С. 15, 16 и 33.
[vii] Подробне об истории создания и службе 1-го и 2-го московских выборных солдатских полков см.: Малов А.В. Московские выборные полки солдатского строя в начальный период своей истории 1656-1671. М. 2006. В частности, хронология полковых командиров: Ук. соч. с. 111 и 118.
[viii] Бобровский П.О. История лейб-гвардии Преображенского полка. Т. 1. СПб, 1900. С. 372. Приведенные Бобровским данные не бьются с указанной им общей численностью. Также Бобровским приведены данные без даты (с. 375) об общей численности Преображенского полка в 1700 в 3 460 чел. Ссылки на архивные документы Бобровским в обоих случаях не приводятся.
[ix] Кацев П.П. История лейб-гвардии Семеновского полка: 1683-1854. Ч. 1. СПб, 1852. С. 168-169.
[x] Рубан В. Ук. соч. СС. 37-38 и 44-46.
[xi] Волынский Н.П. Постепенное развитие русской регулярной конницы в эпоху Великого Петра с самым подробным описанием участия её в Великой Северной войне. Выпуск 1, Кн. 3, СПб., 1912 г. СС. 133-135.
[xii] Подробнее см.: Великанов В.С. Реорганизация ратных людей Новгородского Разряда в 1700-1707 гг. // Война и оружие: Новые исследования и материалы. Труды Третьей Международной научно-практической конференции, 16-18 мая 2012 года. СПб., 2012. Ч. I. CС. 216-230. В указанной работе численность новгородских ратных людей (ок. 13 тыс. чел.) была приведена без учета олонецкого и архангельского гарнизонов.
[xiii] Описание МАМЮ. С. 266, 282-283
[xiv] Рабинович М.Д. Ук. соч. С. 27
[xv] Беспятых Ю.Н. Брызгалов В.В. Кротов П.А. Тревожные годы Архангельска (1700-1721). Архангельск, 1993. С. 133; Рабинович М.Д. Полки петровской армии 1698-1725 (краткий справочник). М., 1977. С. 27.
[xvi] РГАДА. Ф. 145. Оп. 1. 1700 г. Д. 13. ЛЛ. 1 об. – 23 об.
[xvii] Там же. ЛЛ. 24-44 об. и 46.
[xviii] В 1701-1702 грунтовые рейтары несли службу отдельной «шквадроной» ротмистра Самойло Дивицкого вместе со Смоленским рейтарским полком. (РГАДА. Ф. 145. Оп. 1. 1701. Д. 23. Л. 108об.). В мае-июне 1702 грунтовые рейтары были разобраны смоленским воеводой П.С. Салтыковым, и из них, с добавлением городовых рейтар и вяземских казаков, был сформирован драгунский полк стольника и полковника Степана Николаевича Аршанаевского (РГАДА. Ф. 145. Оп. 1. 1702 г. Д. 51. Л. 1-31об.).
[xix] РГАДА. Ф. 145. Оп. 1. 1699 г. Д. 9. Генерал-поручик А.А. Цей был переведен в Смоленск в августе 1697 на место генерал-майора Павла Менезиуса и получил командование над двумя солдатскими полками (там же, 1697. Д. 14).
[xx] РГАДА. Ф. 210. Дела разных городов. Д. 80. ЛЛ. 154-185.
[xxi] РГАДА. Ф. 210. Столбцы Белгородского стола. Стлб. 1710. ЛЛ. 216-221.
[xxii] Рабинович М.Д. Стрельцы в первой четверти XVIII в.// Исторические записки. Том 58. М. 1956. С. 299 и 301.
[xxiii] РГАДА. Ф. 210. Дела разных городов. Д. 88. лл. 377-422
[xxiv] Лебединцев П. Г. «Росписной список» г. Киева 1700 г. // Чтения в историческом обществе Нестора летописца. Кн. VI. Отд. III. Киев, 1892. С. 33-34
[xxv] Милюков П. Государственное хозяйство России в перв. четв. XVIII столетия и реформа Петра Великого. Изд. 2-е. СПб. 1905 г. С. 96
[xxvi] Зезюлинский Н. К родословию 34-х пехотных полков Петра I. Петроград. 1915. С. 69-70.
[xxvii] Первоначально полком должен был командовать полковник Иван Меер, а ему в помощь было приказано послать капитана морского хода Яна Вильца Дегемерта. Однако фактически 31 служилый иноземец и 250 рекрут были присланы в Астрахань лишь в 1701 г. Командовал ими морской капитан Еронимус (Ларион) Меер, который и стал командиром «яхтинного» полка. Ист.: Есипов Г.В. Сборник выписок из архивных бумаг о Петре Великом. Т. 2. М. 1872. С. 293-295.
[xxviii] Рабинович М.Д. Полки петровской армии 1698-1725 (краткий справочник). М., 1977. С. 18.
[xxix] Милюков П. Ук. соч. С. 97
[xxx] Рабинович М.Д. Ук. соч. С. 26.

Комментариев нет:

Отправить комментарий