пятница, 9 ноября 2012 г.

Лайдре М. Количество и состав шведской пехоты в Лифляндии в 1655-1661


Классическая статья Магнуса Лайдре о численности шведской пехоты в Прибалтике в 1655-61. Данная работа написана в основном на материалах эстонских архивов, и незначительно отличается от данных, приведенных в работе Райнера Фагурлунда, который писал по шведским архивам (Fagerlund R. Kriget i Osterprovinserna 1655-1661. Helsinki. 1979). Кроме данной статьи Лайдре также опубликована статья о шведской кавалерии и артиллерии в прибалтийских провинциях в 1655-60 (см статью тут), а также монография о шведских войсках в прибалтийских провинциях в 1654-1699 (ее к сожалению, я не видел).
Ист: Лайдре М. Количество и состав шведской пехоты в Лифляндии в 1655-1661 гг. // Скандинавский сборник. Таллин, 1986. Т. XXX. С. 27 – 39.

Исследование шведской армии и проблем, связанных с нею, стало актуальным в связи с изучением истории великодержав­ной Швеции XVII века. Для автора данной статьи конкретный интерес представляла роль шведской пехоты в одной из замор­ских провинций Шведского государства — в Лифляндии в пе­риод 1655—1661 гг., т. е. во время шведско-польской и русско-шведской войн. Эту русско-шведскую войну можно рассматри­вать как предысторию Северной войны; они представляют боль­шой интерес и с точки зрения отечественной истории. Хотя наши историки уже занимались этими вопросами, однако изучение названных проблем остается еще недостаточным1. Особенно это касается количественной стороны вопроса: отсутствуют кон­кретные данные о численности и составе шведских войск. Боль­шое значение в этой области имеют труды шведских ученых, в частности исследовательской группы под руководством про­фессора Упсальского университета С. А. Нильсона, в которых авторы основное внимание сконцентрировали на проблемах финансирования войн в XVII в.2

Цель данного исследования — определить динамику коли­чества и структуры шведской пехоты в Лифляндии в 1655— 1661 гг., ибо пехота являлась основным родом войск в шведской /27/ армии. Автор не рассматривает фортификацию и проблемы, связанные с нею, а также затраты на армию и снабжение войск, поскольку эти вопросы подробно исследованы прежде всего X. Пийримяэ и Р. Фагерлундом3. Военные события в Лифляндии затронуты лишь в той степени, в какой это было необхо­димо для характеристики пехоты — т. е. как фон.
Основная часть данной работы написана на материалах фонда шведского генерал-губернатора Лифляндии, находяще­гося в Центральном государственном историческом архиве Эстонской ССР4. Основным видом использованных источников являются списки войск. Они содержат примечания, дающиеся вслед за фамилией офицера или солдата, — о его отсутствии, заболевании, пленении, смерти или о вынесении ему наказания. Точный учет личного состава на местах повышает достоверность данных. К сожалению, этот принцип не во всех случаях про­водился последовательно. Иногда в перечне личного состава подразделения дополнительные данные отсутствуют.
В середине XVII в. шведская пехота состояла из пикинёров и мушкетеров. Их численное соотношение после 1621 г. было приблизительно 2:3, и оно сохранялось до преобразований. Карла XI5. В пехотных частях Швеции, находящихся в Лиф­ляндии, было 34—39% пикинеров. Некоторые же полки состоя­ли только из мушкетеров.
Шведский пехотный полк состоял в те времена из двух бри­гад, каждая из них — из двух компаний, а в каждой компании было 90 человек6. По не всегда полки были укомплектованы полностью, вследствие чего на деле полк мог насчитывать 5—8 компаний со 150—200 солдатами7. Здесь необходимо обратить внимание на несколько важных моментов. Прежде всего, в Лифляндии пехота состояла не из бригад, а из эскадронов, которые выступали как неподчиненные полкам, более низкие по рангу, но самостоятельные части. Кроме того, количество компаний в полку и численность личного состава в компании были здесь не столь строго определенными. Обычно пехотные полки в Лифляндии состояли из 2—6 компаний.  Но были и /28/ полки, в которых число компаний доходило до 12. Причиной такой неравномерности служил тот факт, что в течение рас­сматриваемого периода вследствие активных военных действий и, следовательно, людских потерь армия не имела возможности строго придерживаться предписанной организационной струк­туры подзвеньев.
В Лифляндии во главе пехотного полка обычно стоял пол­ковник (overste). Но были и фельдмаршалы, и генерал-лейте­нанты, и генерал-майоры. У них, как правило, была личная компания8. Далее следовали компании подполковника и майора. Последний должен был знать, сколько офицеров и солдат оста­лось в компаниях и сколько из них были боеспособными9. В отдельных случаях во главе полка или эскадрона мог стоять и подполковник. Остальными компаниями командовал капи­тан10.
Обычно в каждой компании были капитан, лейтенант и фенрик (прапорщик), которые составляли категорию старших офицеров (overbefal). Фельдфебель и сержант входили в число младших* офицеров (ringare befal). Иногда в списках вместо фельдфебеля встречался еще второй сержант.
Остальные четыре человека из руководящего состава: фю-рир, писарь, квартирмейстер и оружейник — были унтер-офицерами (underbefal). Фюрир должен был охранять знамя компании, которое во время похода он нес за фенриком, а во время боя — передавал ему. Звание квартирмейстера говорит само за себя: его задача была выбрать место для лагеря и принять провиант для компании. Оружейник заботился о бое­припасах и согласно приказу распределял их между солдатами компании. Все девять офицеров, входивших в компанию, име­новались командным составом компании (kompani befal).
По уставу, рядовым составом каждой компании должны были командовать 4—6 капралов. В списках капрал стоял во главе первых пяти солдат, далее следовали старшины, также во главе своей пятерки солдат. Но были и компании, где стар­шин не имелось. Наравне с капралами или немного ниже их по рангу стояли три музыканта компании; в пехоте это были два барабанщика и флейтист.
Все названные высшие офицеры, капралы и музыканты именуются в источниках офицерским составом (officerare komplett). Кроме того, в каждой компании в распоряжении офице­ров было, как правило, четыре человека-вербовщика (munster-junger, munsterdrangar). Такая структура личного состава со­хранялась в неизменном виде до начала XVIII века11./29/
Особой категорией пехоты были так называемые запасные солдаты (passvolanter). Под ними подразумевали солдат, перекомандированных из одной компании в другую12. Важно отметить, что в списках полков они поименно не перечислены.
При полке был и штаб. Кроме высших офицеров, в него еще входили полковой пастор, писарь, врач-цирюльник и палач, или профос (см. табл. 1).
Прежде чем приступить к анализу рассматриваемого пе­риода, следует коснуться и того времени, когда Лифляндия только что перешла во владение Швеции. Летом 1625 года, когда в борьбе наступил решающий этап, шведы держали в Лифляндии 12 полков одной пехоты, в которых насчитывалось 116 компаний — 16487 человек13. Это принесло шведам долго­жданный успех, выразившийся в том, что после Альтмаркского перемирия 1629 года Лифляндия перешла к Швеции.
Затем Швеция была втянута в Тридцатилетнюю войну, кото­рая уже шла 'полным ходом. Поскольку Лифляндия непосред­ственно не была затронута этой войной, количество шведских войск здесь было значительно сокращено и составляло пример­но 3 тыс. — 4 тыс. человек. Начиная с 1650 г. количество пехоты в Лифляндии снова было увеличено в связи с планируемым разгромом Полыни. Уже в 1654 г. началась вербовка Новых солдат. Главная тяжесть ее пала на Германию. Переговоры велись и с Англией, но только лишь в конце сентября 1655 г. Кромвель согласился дать шведам в помощь 2 тыс. шотланд­цев14. Однако общий план вербовки не был осуществлен.
Относительно же Лифляндии необходимо отметить, что списки пехоты за 1655 г., сохранившиеся в архиве, являются непол­ными. Данные имеются только по четырем полкам, а по девяти полкам они отсутствуют15. Несмотря на это, общее количество солдат за первые полгода превышает их общее число за неко­торые более поздние годы полностью (например, за 1658 и 1659 г.; см. табл. 2). Причиной этого является прежде всего очень большой личный состав этих четырех полков, зафикси­рованный первоначально. Исходя из вышесказанного можно сделать вывод, что общее количество пехотинцев в середине рассматриваемого года могло насчитывать от 6 до 7 тыс. человек. Основание для такого утверждения дают сообщения о концентрации шведских войск в Лифляндии.
Несмотря на относительный успех шведов, война с поляками принесла им также и большие потери. Это отразилось и на Лифляндии, где число пехотинцев к концу года значительно /30/ сократилось  (см. табл. 2). Причиной тому послужил также и уход королевского пехотного полка из Лифляндии.
В начале 1656 года в Лифляндию были введены новые пе­хотные подразделения: в феврале общее количество пехоты достигло 5149 человек. Количество же полков при этом особенно не увеличилось.
Для лучшего понимания шведской военной системы в рас­сматриваемый период необходимо учитывать, что зачастую не все солдаты одного полка находились в тот или иной момент в одном месте—часто они были разбросаны то разным пунктам. Много солдат, иногда даже целые компании, посылались в дру­гие районы или к какому-либо должностному лицу. Часть сол­дат занималась различными вспомогательными работами в са­мых разных местах. Самым обычным занятием была заготовка дров для полка или сена для лошадей. Так, в полку полковника Франца Юнстона из 661 солдата в конце марта 1656 г. на месте находилось только 10616 и в полку полковника Плейтнера, в то время располагавшемся в Риге, из 290 солдат на месте было 8217. По вполне понятным причинам боеспособность таких рас­сеянных полков не могла быть особенно высокой.
На рубеже 1655—1656 гг. в Польше вспыхнуло восстание против шведов, которое, несмотря на принятые контрмеры, пе­рекинулось и в Литву. В конце мая шведы смогли остановить распространение восстания, сосредоточив в Лифляндии свежие силы. Шведская армия выросла с 4886 солдат в апреле до 5677 солдат в мае (см. табл. 2).
Еще в июне 1656 г. начались стычки с русскими войсками, что заставило шведов увеличить свою армию. К началу русско-шведской войны в июле 1656 г. число шведских пехотинцев возросло уже до 58 компаний с 5914 солдатами (см. табл. 2). В конце июля 1656 г. противник окружил Тарту — один из самых важных опорных пунктов шведов в Северной Лифляндии. О числе защитников города имеются различные данные. Как утверждает Р. Фагерлунд, город Тарту защищало всего 520 солдат, 100 из которых были кавалеристами18. По архивным документам видно, что город защищал пехотный полк полков­ника Каспара Коскуля, состоявший из 448 солдат (5 компа­ний)19. Вместе с горожанами и завербованными для защиты города крестьянами общее количество защитников составляло 800 человек20. В начале октября Тарту был вынужден капиту­лировать перед превосходящими силами русских. Шведским войскам, в том числе 326 пехотинцам, было позволено свободно /31/ уйти и даже захватить с собой 2 трехфунтовых орудия21. Все горожане остались на месте по собственному желанию.
При приближении основной русской армии большинство шведских войск, в том числе и пехота, было сосредоточено в Риге. Точные данные о величине войск защитников Риги в на­чале ее окружения отсутствуют. По данным Ф. Карлсона, город защищали 2000 кавалеристов и драгун, 1800 пехотинцев и 500 городских жителей22. По Г. Форстену, Ригу защищало не более 5000 солдат23. По архивным данным, в начале осады город защищало только 3335 чел. пехоты (см. табл. 3). Хотя осада продолжалась долго, русские войска не предприняли ни одной большой атаки. Поэтому потери защитников Риги были не очень большими — около 400 человек. Но значительный урон армии нанесли эпидемии, вспыхнувшие в городе, из-за чего боеспособ­ность полков сильно понизилась. Например, в полку фельдмар­шала Г. А. Левенгаупта в середине сентября из 454 человек общие потери составляли 182 человека; из них 5 погибло в бою и 10 — было покалечено, от чумы же умерли 30 человек и болели — 12924.
Большинство посланных в помощь Риге войск прибыло уже после окончания осады. К октябрю 1656 г. количество шведской пехоты увеличилось до 77 компаний, в которых было 6409 солдат (см. табл. 2). Это число оказалось наибольшим за весь рассматриваемый период.
В конце 1656 г. заболевания в армии участились, что по­служило причиной уменьшения количества пехотинцев. За ноябрь—декабрь больные и умершие составили более 40% всего личного состава пехоты. Всего с октября по декабрь количество пехоты уменьшилось на 1100 человек (см. табл. 2).
1657 год стал для шведских войск, размещенных в Лифляндии, очень тяжелым из-за эпидемии чумы, вспыхнувшей уже в конце 1656 г. Эпидемия охватила все -прибалтийские провинции Швеции. Иногда в крепостях трудно было найти людей даже для караульной службы. Архивные материалы фиксируют в ноябре самое малое количество шведской пехоты в Лифляндии за все время русско-шведской войны — 1761 человек (см. табл. 2). Но, несмотря на большую истребительную силу, чуму можно считать своеобразным «союзником» шведов: русские войска, видя такое опустошение, не осмеливались предприни­мать больших операций, а ограничивались лишь нападением на приграничные области Лифляндии.
В начале 1658 г. число шведских пехотинцев окончательно /32/ установилось. Этому сопутствовала и стабилизация политиче­ского положения. Уже в марте между шведами и русскими была достигнута предварительная договоренность о заключении перемирия. В мае 1658 г. главнокомандующим лифляндскими и эстляндскими войсками был назначен фельдмаршал Роберт Дуглас, вместе с которым были присланы дополнительные войска. Вообще в прибалтийские провинции в течение этого года было прислано 4858 пехотинцев25. В результате большого пополнения число пехотинцев в Лифляндии увеличилось в 1658 г. с 3671 человека в июле до 5242 человек в августе (см. табл. 2).
Главной целью концентрации войск шведов была попытка разрешить т. н. курляндскнй вопрос в свою пользу, т. е. захва­тить данный округ. 22 августа 1658 г. на поле боя было всего направлено 1652 пехотинца26. По этой причине в сентябре коли­чество пехотинцев в Лифляндии уменьшилось.
Заключение перемирия с Россией в Валиесари в декабре 1658 г. улучшило положение шведов в Лифляндии. Прямая опасность для здешних владений исчезла. Успех сопутствовал шведам и в Курляндии. Сохранение в их руках значительной территории требовало больших человеческих ресурсов. Это об­стоятельство было причиной того, что количество пехотинцев в Лифляндии держалось в 1659 г. на относительно низком уровне - оно составляло около 3000 человек (см. табл. 2). Однако нельзя забывать при этом, что центр боевых действий в основ­ном переместился тогда из Лифляндии в Курляндию.
К началу 1660 г. число пехотинцев в Лифляндии увеличи­лось примерно на 700 человек (см. табл. 2). В конце предыду­щего года перемирие, заключенное с литовцами, позволило перевести часть войск на зимние квартиры в Лифляндию, Эстляндию и Курляндию. А весной уже был заключен окончатель­ный мир с Польшей. Далее шведы планировали уменьшить ко­личество войск в прибалтийских провинциях. Но это был слож­ный и долговременный процесс. Вначале уменьшили количество пехоты в Лифляндии с 3613 человек в феврале до 2874 человек в июле 1660 г. (см. табл. 2).
В 1661 г. количество шведской пехоты в Лифляндии по­стоянно уменьшалось до мая. Но поскольку в вопросе об окон­чательном мире с Россией еще не достигли полного единогла­сия, шведы решили на всякий случай увеличить свои войска, введя в Лифляндию в мае еще примерно 400 человек пехоты (см. табл. 2). 21 июня мир наконец был подписан. Процесс смены и уменьшения количества войск продолжался. Через Лифляндию шли приходившие и уходившие домой войска, вследствие чего происходило колебание численного состава пе­хоты в последние месяцы года (см. табл. 2)./33/
Интерес представляет роль пехоты в крепостях Лифляндии в описываемый период. Необходимо иметь в виду, что строгого разграничения между полевыми и гарнизонными войсками в Лифляндии не было. В списках не всегда отмечали, где нахо­дились воинские части, и это заставляет рассматривать при­водимые ниже данные критически. Такие части приведены в таблицах в графе «Местонахождение неизвестно». Частично в эту графу можно отнести и полевые войска. Из-за недоста­точности данных за 1655 г. гарнизоны отдельно по этому году не рассмотрены. Представленный список крепостей нельзя счи­тать исчерпывающим.
Согласно архивным данным, больше всего пехотинцев было в крепостях Лифляндии в 1656 г. (см. табл. 3). Как и предпо­лагалось, самый большой гарнизон был в Риге — в октябре там насчитывалось 4274 пехотинца. Следующей по количеству гарнизонного войска крепостью был Тарту.
Успешные действия противника и вспыхнувшая эпидемия чумы уменьшила соответственно и количество крепостей, кото­рыми владели шведы, а также численность гарнизонов в остав­шихся в руках шведов крепостях к 1657 г. В этом году во владении шведов было самое малое количество крепостей за весь рассматриваемый период (см. табл. 4). В 1658 г. число крепостей, находившихся в руках шведов, опять увеличилось, причем львиная доля войск находилась в Риге и Даугавгриве. Возросла роль Пярну как крепости. Но численность тамошнего гарнизона в разные месяцы была различной (см. табл. 5). В связи с военными действиями 1659 года в Курляндии допол­нительные войска перебрасывались туда прежде всего из лифляндских крепостей. Как видно из таблицы 6, больше всего от этого страдала Рига. В два последних военных года картина существенно не изменилась (см. табл. 7 и 8). Третьей по зна­чению крепостью в Лифляндии в 1660 г. стал Пярну. В 1661 г. положение оставалось таким же. Однако несмотря на то, что шведы вернули крепости Тарту, Алуксне и др. еще в середине 1661 г., они оставались без гарнизона вплоть до конца этого года.
Рига была самой сильной крепостью в прибалтийских про­винциях Швеции, и нужно отметить, что почти за весь рассмат­риваемый период здесь находилось свыше 50% всей шведской пехоты. А в январе, феврале и ноябре 1657 г. здесь сосредото­чилось более 90% всей шведской пехоты в Лифляндии.
На основании архивных материалов можно заключить, что из всех родов шведских войск, расположенных в Лифляндии, на первом месте по количеству стояла пехота. Это было обусловлено прежде всего значением данного рода войск в гар­низонной службе. Полевые части пехоты использовались только при большой внешней угрозе и в войнах. Четкого разделения между двумя категориями пехоты в Лифляндии не было.
/34/

Приложения:

Таблица 1
Структура шведской пехоты в Лифляндии в 1655—1661 гг.
Командование полка (regements befall): полковник (overste), подполковник (overstelojtnant), майор (majeur), пастор полка (regements prast) писарь полка (regements skrivare) цирюльник полка   (regements barbeгаге)*, профос (profoss)
Командование компании(kompani befal):
высшие офицеры (overbefal): капитан (kapiten) лейтенант (lojtnant) фенрик (fendrich)
младшие офицеры (ringare befal): фельдфебель (faltvabel), сержант (sergeant)
унтер-офицеры  (underbefal): фельдфебель (faltvabel), сержант (sergeant), фурир (furir), писарь (skrivare), квартирмейстер (forare), оружейник (rustmastare),
музыканты: 2 барабанщика   (trumslagare), флейтист (pipare),
прочие: 4-6 капралов
Солдаты: старшина (rotmastare), мушкетеры   (musketerare), пикинеры (pikenerare)

* - он же лекарь полка

Таблица 2
Численность шведской пехоты в Лифляндии по месяцам в 1655—1661 гг.
Месяцы    
 Годы   
1655
1656
1657
1658
1659
1660
1661
Январь       
к
23
46
63
53
64
73
46
с
3180+?
4948
4069
2397
2820
3573
3394
Февраль    
к
24
51
51
51
43
74
46
с
3317+?  
5149
3956
2287
1884
3613
3487
Март         
к
23
50
55
51
42
65
46
с
 3009+?  
5036
3484
2405
1793
3347
3376
Август        
к
23
51
58
52
72
63
46
с
2961+?  
4886
3770
2257
3487
3126
3377
Май          
к
27
59
55
53
43
62
54
с
 3713+? 
5677
3589
2345
1914
3061
3758
Июнь         
к
24
58
65
62
41
60
45
с
3455+?
5575
3976
3271
2030
3024
3111
Июль         
к
18
58
63
62
42
56
45
с
2110+?
5914
2782
3671
2348
2874
3235
Август        
к
24
57
47
91
58
88
45
с
2773+? 
5783
2078
5242
3022
4118
3255
Сентябрь    
к
18
59
49
63
50
61
42
с
2176+? 
5397
2133
3521
2280
3861
3167
Октябрь     
к
20
77
49
74
53
52
43
с
1427+?
6409
2032
3695
2806
3891
3958
Ноябрь       
к
20
72
47
77
61
51
35
с
1420+? 
5820
1761
4036
3016
3789
3401
Декабрь     
к
20
76
52
83
58
49
33
с
1211+?   
5309
2307
4057
2819
3635
3076
Сокращения:    к — компании с — солдаты

Таблица 3
Количество пехоты в крепостях Лифляндии в 1656 г.
Крепость
Янв
Фев
Мар
Апр
Май
Июн
Июл
Авг
Сен
Окт
Ноя
Дек
Рига                 
2838
3044
2640
2694
3656
3348
3308
3335
2869
4274
4231
3549
Биржай         
167
169
65
?
?
377
374
365
341
291
180
171
Кокнесе                
?
?
179
?
?
?
?
?
?
?
?
?
Даугавпилс          
258
124
?
?
?
?
?
?
?
?
?
?
Тарту                  
472
452
566
550
444
451
448
408
405
326
 -*
-
Алуксне           
77
77
76
76
76
76
76
76
74
74
?
?
Вастселийна          
42
41
41
41
41
40
40
40
 -*
-
-
-
Пярну                  
73
?
163
162
140
97
217
142
301
217
213
139
Коброн                  
?
?
?
?
?
?
139
139
135
?
?
?
Саласпилс               
?
?
?
154
?
?
142
142
142
140
140
158
Местонахождение пехоты неизвестно
1285
1299
1305
1209
1320
1186
1170
1136
1130
1087
1056
1312
Итого   
4948
5149
5036
4886
5677
5575
5914
5783
5397
6409
5820
5309
* Захвачена противником

Таблица 4
Количество пехоты в крепостях Лифляндии в 1657 г.
Крепость
Янв
Фев
Мар
Апр
Май
Июн
Июл
Авг
Сен
Окт
Ноя
Дек
Рига                    
3365
3557
2937
3054
3067
3315
2232
1468
1635
1662
1655
2075
Даугавгрнва           
91
88
257
248
239
238
297
?
132
?
?
?
Пярну                   
?
?
?
?
?
149
177
160
157
153
?
?
Местонахождение пехоты неизвестно
313
311
290
468
283
274
76
610
209
207
106
232
Итого
4069
3956
3484
3770
3589
3976
2782
2078
2133
2032
1761
2307

Таблица 5
Количество пехоты в крепостях Лифляндии в 1658 г.
Крепость
Янв
Фев
Мар
Апр
Май
Июн
Июл
Авг
Сен
Окт
Ноя
Дек
Рига                   
1578
1742
1926
1511
1528
1751
2589
2671
1623
1906
1834
1803
Даугавгрива        
328
327
269
539
602
596
805
570
790
719
650
626
Замок Варберга      
-
-
-
-
-
566
?
?
?
?
?
?
Пярну                   
?
?
?
?
?
146
55
356
334
401
275
31
Елгава                    
?
?
?
?
?
?
?
372
559
460
576
558
Коброн                 
143
142
144
140
138
132
137
137
139
130
137
137
Валмиера                
?
?
?
?
?
?
?
27
?
?
?
?
Местонахождение пехоты неизвестно
348
76
66
67
77
80
85
1169
76
79
564
902
Итого
2397
2287
2405
2857
2345
3271
3671
5242
3521
3659
4036
4057

Таблица 6
Количество пехоты в крепостях Лифляндии в 1659 г
Крепость
Янв
Фев
Мар
Апр
Май
Июн
Июл
Авг
Сен
Окт
Ноя
Дек
Рига                     
807
1045
578
1777
588
739
1171
1510
867
1169
1011
1086
Даугавгрива         
329
232
350
540
495
283
383
524
567
776
1048
795
Бауска                  
?
?
?
?
?
?
?
?
163
?
?
?
Елгава                
413
328
?
496
307
220
?
189
138
118
129
325
Пярну                   
274
97
132
?
?
?
?
220
126
152
147
134
Валмиера             
220
?
?
?
?
?
?
?
?
?
?
?
Коброн                  
?
?
?
?
?
?
?
?
?
151
?
?
Местонахождение пехоты неизвестно
777
182
733
674
524
788
794
579
419
440
661
479
Итого  
2820
1884
1793
3487
1914
2030
2348
3022
2280
2806
3016
2819

Таблица 7
Количество пехоты в крепостях Лифляндии в 1660 г.
Крепость
Янв
Фев
Мар
Апр
Май
Июн
Июл
Авг
Сен
Окт
Ноя
Дек
Рига                  
1057
1392
1066
1054
1050
1047
1054
1490
1396
1781
1619
1630
Даугавгрива
543
552
541
486
473
447
305
381
281
453
374
386
Коброн
124
136
136
136
134
134
134
132
132
133
136
138
Елгава    
121
99
?
?
?
?
?
?
?
?
?
?
Пярну
503
426
417
429
401
402
404
400
305
287
287
283
Местонахождение пехоты неизвестно
1225
1008
1187
1021
1003
994
977
1715
1747
1237
1373
1198
Итого
3573
3013
3347
3126
3061
3024
2874
4118
3861
3891
3789
3635

Таблица 8
Количество пехоты в крепостях Лифляндии в 1661 г.
Крепость
Янв
Фев
Мар
Апр
Май
Июн
Июл
Авг
Сен
Окт
Ноя
Дек
Pига
2007
2069
1970
1950
1943
1817
1949
1792
1343
2096
1549
1628
Валмиера                 
?     
?     
?     
?   
432
?     
?     
363
?     
?     
?     
Пярну                 
284
285
284
283
264
268
268
266
267
564
578
232
Даугавгрива         
378
381
380
385
337
350
297
440
436
429
389
438
Кокнесе                   
?     
?     
?     
?      
?    
?     
?  
165
172
157
179
183
Коброн                
127
149
138
138
138
138
132
?      
?     
?     
?     
?     
Местонахождение пехоты  неизвестно
598
603
604
621
604
538
589
593
586
712
706
595
Итого
3394
3487
3376
3377
3758
3111
3235
3256
3167
3958
3401
3076

Примечания:
[1] О. Вайнштейн. Русско-шведская война  1655—1660 годов. Историогра­фический обзор. — Вопросы истории, 1947, № 3, с. 53—72; Л. Б. Заборовский. Россия, Речь Посполитая и Швеция в середине XVII в. М... 1981; Г. М. Коваленко.  Русско-шведские отношения  в XVII  веке.  Петрозаводск,  1982; //. В. Галактионов, Э, В. Чистякова. А. Л. Ордин-Нащокин — русский дипло­мат XVII п. М., 1961; Э. Д. Рухманова. Борьба за выход в Балтийское море в 1656—1661 гг. Автореф. канд. дисс. Л., 1954.
2. Latidberg, /.. Ekhoim, R. Nordlund, S. Л. Nilsson. Det kontinentala krigets ekonomi. Studier i krigstinansiering under svensk stormaktstid. Kristianstad, 1971; //. Landberg. Statsfinans och kungamakt. Karl X Gustaf inferpolska kriget. — Studia Ilistorica Upsaliensia, 28. Uppsala, 1969; L. Ekhoim  Svensk krigsfinatisiering  1630—1631. — Studia Ilistorica Upsaliensia, 56. Upp­sala, 1974; R. Nordlund. Krig pa avveckling. Sverigc och tyska kriget 1633. — Studia Historica Upsaliensia, 57. Uppsala, 1974; B. Fredriksson. Forsvarets finansiering. Svensk krigsekonomi under skanska kriget 1675—1679. — Studia Historica Upsaliensia. Uppsala, 1976.
3. X. Пийримяэ. Военные расходы шведского государства в Лифляндии в XVII веке. — Скандинавский сборник, XXV. Таллин, 1980, с. 36—49; И. Piirimae. Rootsi riigimajandus Baltimaal 17. saj. Doktoridiss. I, II kd. Tartu, 1974; R. Fagerlund. Kriget i Ostersjoprovinserna 1655—1661. Operationer och krigsanstrangningar pa en bikrigsskadeplats tinder Carl X Gustafs krig. Abo, 1979; idem, Kontribution, forstrackning och kadtick. Svensk krigsfinansiering i Osterjoprovinserna 1655-1661. — Historisk Tidskrift for Finland, 1981, s. 321 - 337.
4. ЦГИА ЭССР, ф. 278, on. 1, д. XXI-I6, XXI-18, XXI-20, XXI-22, XXI-23, XXI-24, XXI-25, XXI-26, XXI-27, XXI-28.
5. Generalstaben. Karl XII pa slagfaltct. Karolinsk slagledning sedd mot bakgrunden av taktikens utveckling Iran aldsta tider. Bd. 1. Stockholm, 1918, s. 121.      
6. S. Herbsi. Wojna obronna 1655—1660. Odbitka z dziela. Polska w okresie drupiej Wojnv polnocnej 1655—1660. Warszawa, 1957, str. 6.
7. А. А. Строков. История военного искусства, т. I. M., 1955, с. 447.
8. Например, компания генерал-лейтенанта М. Г. Делагардн. См.: ЦГИА ЭССР, ф. 278, оп. 1, д. XXI 19, л. 369.
9. А   АЬегц, О. Goransson. Karoliner. Hoganas, 1976, s. 17.
[1]0. В нескольких случаях во главе компании стоял капитан-лейтенант
[1]1. С.-В. Petander. Kungliga Ostcrbottens regcmente under Karl XII:s tid. Vasa, 1971, s. 48- .51
[1]2. Roberts. Gustavus Adolplms. A History of Sweden 1611- 632. Vol. II London, 1958, p. 218.
[1]3. M. Samma. Rootsi sojavae suurus ja koostis Liivimaal 17. saj. esimesel poolel. Diplomitoo. Tartu, 1973, Ik. 15.
[1]4. Lemdberg. L. Ekholm. R. Nordlund, S. A. Nilsson. Op. cit., s. 133.
[1]5. ЦГИА ЭССР, ф. 278, on. 1, д. XXI-16, л. 146—644.
[1]6. ЦГИА ЭССР, ф. 278, оп. 1, д. XXI-19, л. 53.
[1]7. Там же, д. XXI-18, л. 221.
[1]8. Р  Fagerlund   Kripet i Ostersjoprovinserna . .., s. 87.
[1]9. ЦГИА ЭССР, ф. 278, on. 1, д. XXI-18, л. 669—675 
20. Е. Tender. Tartu vallutamine venelaste poolt 1656. aastal. Separaat. Tartu, 1939, Ik. 8; Tartu ajalugu. Tallinn, 1981, Ik. 71
21. Fr. Bienemann. Briefe und Aktenstiicke zur Geschichte der Verteidigung und Kapitulation Dorpats 1656. Riga, 1896, S. 586  
22. F. Carlson. Sveriges historia under kotiungarne at Pfalziska huset. Bd. I. Stockholm, 1855, s. 198.
23. Г. В. Форстен. Сношения Швеции с Россией во второй половине XVII века (1648—'1700). — Журнал министерства народного просвещения, 1890, апрель, с. 232.
24. ЦГИА ЭССР, ф. 278, оп. 1, д. XXI-19, л. 668.
25. R. Fagerlund. Kriget i Ostersjoprovinserna       s 245
26. ЦГИА ЭССР, ф. 278, on. 1, д. XXI-23, л. 600

1 комментарий: