четверг, 27 августа 2015 г.

Продолжу о 1-м Крымском походе 1687 г.

Продолжу о 1-м Крымском походе. В предыдущей серии я описал подготовку русской армии к походу, и то, что русские хотели воевать «во чтобы-то ни стало» (ссылка). Теперь надо сказать пару слов о военной стороне вопроса.

Сухопутный путь в Крым был, в принципе, неплохо известен благодаря постоянно ездившим туда-сюда посольствам, купцам, казакам и выходцам из крымского плена. Для верности его еще раз описали Тяпкин и Зотов, ездившие в 1680-81 гг. в Крым подписывать Бахчисарайский договор, завершивший предыдущую войну (см статейный список их посольства: ссылка). Знали путь в Крым и поляки, рассказавшие русским послам, приехавшим подписывать Вечный мир в 1686 г., о всех сложностях марша через Дикое поле и по Крыму («за Перекопью до Альмы самыми безводными местьми ходу 3 дни»). Собственно поэтому Ян Собесский и предлагал русским сначала взять Казыкермень и Очаков, обеспечив себе линию коммуникаций по Днепру, и лишь затем вести наступление на Крым. В общем, знали в Москве и про степь, и про воду, и про фураж. Тем не менее, снабжение водой и фуражом решили организовать «подножным» способом, а все продовольствие заранее заготовили и везли с собой. Кстати, продовольствия видимо хватило, по крайней мере Гордон постоянно пишет о проблемах с фуражом и водой, но не упоминает голода.

Русская армия, назначенная в поход, насчитывала по спискам 112 тыс. чел., в т.ч. 15,5 тыс. слободских казаков, плюс 30-50 тысячная армия украинского гетмана И.С. Самойловича.  Крымское ханство могло им противопоставить не более 50 тыс. чел., из которых реально способных к полевому бою еще меньше - ок. 30 тыс. (см подробнее о крымской армии: ссылка). Надо отметить, что впервые обобщенные данные росписи 1-го Крымского похода были приведены Разиным, а затем со ссылкой на его работу Каргаловым и др. историками. Но он взял из росписи итоговые цифры и не стал проверять расчеты, поэтому по отдельным служилым стратам цифры немного «гуляют», но некритично (итоговая сумма отличается всего на 500 чел.). В любом случае, полная роспись уже вычитана, и я надеюсь, что до конца года будет опубликована. Детали цифр нам сейчас особо не важны, важно другое – общая численность. Всего в походе должно было принять участие 140-160 тыс. чел., включая 96 тыс. русских ратных людей. Даже если предположить, что фактическая явка составила 70% - это уже гигантская масса войск. Снабжение продовольствием, как я уже упоминал выше, видимо организовать удалось, а вот водой и фуражом – нет… И тут важно понимать значение этой армии в масштабе всей страны: 96 тыс. ратных людей – это около 75% ВСЕХ полевых войск Российского государства. Т.е. по сути, Голицын шел в поход на Крым без права на ошибку. В случае полного или частичного поражения этой армии последствия были бы катастрофичны в масштабах всей страны. Это были наиболее боеспособные войска, существенных резервов просто больше не было. Оставшихся войск, с учетом того, что в походе приняла участие большая часть Белгородского и Севского полков, не хватило бы даже толком на охрану рубежей. Надо очень четко понимать, что организовать отступление такой массы войск, ослабленных потерями, голодом и болезнями на такие расстояния - задача крайне сложная. А при постоянном давлении татарской конницы – практически нереализуемая. Хотя прецеденты меньшего масштаба были: Чуднов и Конотоп. Поэтому, возможное поражение от татар и турок под Перекопом, или возникновение эпидемии и голода – означали бы полную КАТАСТРОФУ. И я уверен, что именно этот фактор объясняет нерешительность Голицына, и принятое им 28 (17) июня решение поворачивать обратно. 

Что можно сказать в заключение?
Во-первых, 1-й Крымский поход изначально был авантюрой в духе «кабинетных стратегий» 17-18 вв. Гладко спланированные на несамых лучших картах «в тиши кабинетов» операции оказались нереализуемыми в первую очередь из-за особенностей ТВД, а также состояния войск и действий противника.
Во-вторых, масштаб задействованных сил и средств был явно избыточным. Что, с одной стороны, затруднило управление и снабжение, а с другой – слишком многое оказалось поставлено «на карту».
В-третьих, к счастью, Голицын и Ко не рискнули сыграть «ва-банк», и повернули обратно.

В-четвертых, пытаться сравнивать эту операцию с «лучшими западными аналогами» просто глупо и бесполезно из-за уникальных особенностей ТВД. Даже война в Венгрии или Молдавии – и то велась на меньших расстояниях и на более обжитых территориях.  

Комментариев нет:

Отправить комментарий