вторник, 25 августа 2015 г.

Немного о 1-м Крымском походе 1687 г.

В последнее время в различных блогах и ЖЖ несколько раз «всплывала» тема русской армии во вт. пол. XVII в. (особенно в 1680-90х  – т.е. накануне петровских реформ) и «крымский вопрос».  Естественно, что обойти вниманием в таком обсуждении Крымские походы 1687-89 гг. просто невозможно. К сожалению, с «матчастью» в таких дискуссиях обычно «беда», т.к. вся историография по ним ограничивается, по сути, Устряловым, Разиным и Каргаловым. Все три работы на настоящий момент, увы, но сильно устарели. Дипломатическая подготовка к походу очень хорошо описана в монографии К.А. Кочегарова посвященной Вечному миру (Кочегаров К.А. Речь Посполитая и Россия в 1680-1686 годах: заключение договора о Вечном мире. М.: «Индрик», 2008 - книга доступна в эл виде здесь: ссылка), но ее знают очень немногие, и описание событий заканчивается, по сути, декабрем 1686 г. В общем, даже почитать-то народу особо нечего. Описывать сам поход я сейчас не буду, но «для затравки» расскажу немного о том, как 1-й Крымский поход готовился и начинался (продолжение см тут: ссылка).

Предыдущая война России с турками и Крымом закончилась подписанием в 1681 г. Бахчисарайского договора, который фактически зафиксировал status-quo, но не удовлетворял ни одну из сторон. При этом русским стало очевидно, что в одиночку воевать и с турками и с татарами своих сил не хватает, и нужно формирование анти-османского союза. Потенциальные участники были очевидны: Речь Посполитая, Австрия и Венеция. Первые переговоры с поляками о союзе против османов прошли еще в 1678-81 гг, но тогда заключению соглашения помешало отсутствие постоянного мирного договора между Россией и Речью Посполитой. Напомню, что Андруссовское соглашение, закончившее войну 1654-67 гг, было всего лишь перемирием, заключенным на 18,5 лет. Летом 1680 г. срок перемирия истек, но стороны так и не пришли к согласованному варианту мирного договора, и ситуация зависла в состоянии «ни мира, ни войны». Новый импульс переговорам дала начавшаяся в 1683 г. война Священной лиги против Османской империи. С самого начала австрийцы и поляки рассматривали Россию как одного из потенциальных участников анти-османской Лиги, и польские посланники появились в Москве уже весной 1683 г. Но опять взаимные территориальные противоречия и претензии оказались слишком глубокими, и переговоры затянулись на 3 года. Надо отметить, что даже признание status-quo образца 1667 г. многими в Польше и Литве рассматривалось как чрезмерно большая уступка России, и часть шляхты и магнатов была с этим категорически не согласна. При этом всерьез вариант войны с Россией в Польше никто в 1686 даже не рассматривал – шла война с турками, да и сил таких попросту не было (все помнили 13-летку…). Т.е. позиция была примерно следующая: надо потребовать от России, чтобы она взяла и отдала Киев и часть приграничных земель, плюс денежную компенсацию за уступку Смоленска. А взамен Польша могла предложить лишь мирный договор и участие в войне с турками и Крымом. Занятный размен?... Надо отметить, что в Москве поляков с такими предложениями не «послали», а наоборот продолжили долгие и увлекательные переговоры. Дело в том, что в Москве к тому моменту окончательно сформировалось мнение, что России надо «разворачиваться лицом» к Европе и вступать в устойчивые дипломатические и союзнические отношения с ведущими европейскими державами (Петру Алексеевичу на тот момент всего 14 лет…), и ради этого можно согласиться повоевать с турками. Точнее, часть элит во главе с Софьей и В.В. Голицыным очень хотела в Европу, а часть элит была не прочь снова повоевать с бусурманами – такой, своего рода, внутренний консенсус. На всех деталях переговоров я останавливаться не буду, подробнее об этом можно прочитать в упомянутой мною выше монографии Кочегарова. В итоге, весной 1686, наконец, переговорщиками был согласован рабочий вариант Вечного мира, одним из пунктов которого было обязательство России вступить в войну с Турцией, и не позднее марта 1687 г. провести наступление на Крым. Т.е. мирный договор сочетал в себе элементы военного союза. После согласования рабочего варианта дело стало за его ратификацией, в первую очередь – поляками. О противоречиях среди поляков я уже упоминал, подробнее смотрите монографию Кочегарова.
Не дожидаясь ратификации договора о Вечном мире поляками, в Москве начали готовиться к войне. В сентябре 1686 г. в Речь Посполитую был направлен царский посланник Василий Клобуков с предложением синхронизировать русское наступление на Крым с польским ударом по Буджакской орде. Совместные действия Россия предлагала начать не позднее марта 1687 г., указывая на невозможность похода на Перекоп в жаркие летние месяцы и опасность переброски османских подкреплений в случае с задержкой с выступлением. Еще до получения ответа от польской стороны, 22 октября (здесь и далее даты по старому стилю) в Москве было официально объявлено о подготовке к войне, и обнародована роспись воевод по воеводским (разрядным) полкам на следующий 1687 г. Также ратным людям было указано заранее начать подготовку и транспортировку необходимых припасов с тем, чтобы быть готовыми в любой момент выступить в поход. Эта роспись была сразу же отправлена полякам, чтобы подтвердить серьезность русских намерений. Мирный договор на тот момент еще не был утвержден Яном Собеским и сеймом, и русские послы даже не смогли еще получить аудиенцию у короля… Не дожидаясь реакции от поляков 18 ноября 1686 г. в Москве был объявлен указ с росписью ратных людей по воеводским полкам, и указанием явиться им к месту службы не позднее 25 февраля (крайний срок – 1 марта) 1687 г. На основании ноябрьской росписи всем городовым воеводам 1 декабря 1686 г. из Разрядного приказа были посланы списки местных ратных людей, с указанием обеспечить их сбор и отправку к месту службы. Параллельно шла приграничная игра мускулами и дипломатическая «возня» с крымскими татарами, которых довольно долго убеждали в отсутствии намерений начать войну. Содержательные переговоры с поляками о совместных действиях начались лишь в декабре 1686 г., но общего плана выработано не было. Все, что получили русские послы – это готовность поляков открыть кампанию не в марте, а в мае, и предложение русским сначала «зачистить» течение Днепра (Казыкерменский «узел» и Очаков), и лишь потом, если останется время до зимы, атаковать Крым. Послы соглашаться на такие изменения не имели полномочий, и отправили польские предложения в Москву. Судя по всему, какой-либо итоговый вариант совместных действий в 1687 г. так и не был согласован, по крайней мере, упоминаний об этом не найдено (я специально консультировался по этому вопросу с К.А. Кочегаровым). И в марте 1687 г. русские войска выступили в поход сами по себе, не имея никакой координации с союзником… Уже в ходе похода была попытка гетмана Яблоновского установить контакт с войском Голицына, посылая в русский лагерь представителя Стефана Глосковского, но ни к какому реальному взаимодействию она не привела. Просто потому, что наши dоенноначальники во главе с Голицыным не особенно хотели координироваться... Справедливости ради надо заметить, что Собесскому в 1687 г. тоже было не до русских и турок: оппозиция организовала против него заговор, и он был полностью занят внутриполитической борьбой и подготовкой к сейму 1688 г.
Что я хотел бы отметить в итоге?
  • Во-первых, правительство Софьи и Голицына в середине 1680-х «видело себя» в Европе (т.е. в анти-османской Священной лиге), и ради этого готово было на уступки полякам
  • Во-вторых, желание «порешать крымский вопрос» было настолько сильным, что ради этого готовы были и договор с поляками как можно скорее подписать, и начать поход не дожидаясь согласования хоть какого-нибудь совместного плана действий.


В следующей части я немного поподробнее расскажу о военных аспектах подготовки к походу.

Комментариев нет:

Отправить комментарий