четверг, 4 июня 2015 г.

К вопросу о петровских драгунах. Ч. 2, разбор Золотой палаты, зима 1700-1701 гг.

Продолжу о петровских драгунах. В предыдущей части я упоминал о командных кадрах новых драгунских полков (ссылка), теперь надо сказать несколько слов о личном составе.
Итак, вернемся к т.н. «разбору Золотой Палаты» 1700-1701 гг. (роспись по городам см тут: ссылка). Точная дата соответствующего указа до сих пор не найдена.  Мы предполагаем, что, с учетом необходимых подготовительных мероприятий, он был задуман в начале осени 1700 г., а реализация началась в ноябре-декабре того же года. Целью разбора было провести смотр дворян и детей боярских, а также их недорослей, записанных в копейщики и рейтары, и выбрать из них годных к полевой службе. Правила и критерии отбора, повторюсь, неизвестны. Проведение смотра было поручено боярину Борису Алексеевичу Голицыну, который был Казанским и Астраханским наместником, а также главой приказа Золотой Палаты. Видимо именно поэтому и ответственным ведомством был определен приказ Золотой Палаты (т.е. первична была личность ответственного исполнителя). Кстати, надо отметить, что ведать новые драгунские полки приказу Золотой Палаты поручили только 22/09/1701, до этого Золотая Палата отвечала только за разбор, а вот службой и всем остальным новые драгуны должны были ведаться в Приказе военных дел (туда Золотая палата отправляла все отчеты о наборе).

Разбор охватил 87 городов (уездов). Интересен их состав по разрядным округам. От Новгородского только 11 копейщиков из Торопца и Торжка, при этом 406 торопчан и 176 торжовцев уже были на службе – видимо эти 11 человек не попали в основной разбор Новгородского разряда, либо имели поместья также и в других уездах (поэтому я эти два города в общей сумме 87 не считаю). Белгород – ни одного города. Севск – собственно севских городов нет, только приписанные к данному разряду замосковные и заоцкие города. От всех городов Тамбовского разряда – всего 12 человек, остальных либо не тронули, либо записали в солдаты. Смоленск – все 15 городов, формировавших Смоленский рейтарский полк, учтены. При этом сам полк был отмобилизован еще в августе 1700 и отправлен под Нарву (ссылка). Владимирский, Рязанский и Казанский разряды – полностью. Т.е. разбор Золотой Палаты охватил центральные районы, и не затронул все приграничье (Новгород, Смоленское княжество, Севск, Белгород, Тамбов). С Новгородом и Смоленском все понятно, они были отмобилизованы и приняли участие в боевых действиях еще осенью 1700 г.  А вот «южан» решили не трогать по другим причинам. Во-первых, несмотря на мир сохранялась крымско-турецкая угроза. Во-вторых, поместные южных регионов активно участвовали в Днепровских и Азовских походах 1695-98 гг., и довольно сильно поиздержались. Им банально нужна была передышка. В-третьих, их продолжали гонять «чередами» на «городовое дело» новоприобретенных крепостей Троицкая и Каменный Затон.
Всего в рамках разбора Золотой Палаты через смотры прошли 1 850 копейщиков (в т.ч. 161 жилец), 16 796 рейтар (в т.ч. 260 жильцов) и 8 578 (в документе – 8 599) недорослей, неповерстанных в службу. Из них в первую очередь («статью») на службу прибрали 11 147 чел. К сожалению, документов о распределении этих счастливчиков по городам и стратам не найдено, правила по которым их отбирали – тоже. Очевидно, что в первую очередь смотрели на физическое состояние, но материальное положение не могло не играть существенной роли. Я просмотрел опубликованные К. Татарниковым офицерские сказки офицеров, прибранных на службу Золотой Палатой. Они, безусловно, не претендуют на полноту, т.к. выборка слишком мала (меньше сотни из 11 с лишним тысяч) и специфична (только те, кто дожил до 1720 и смог при этом выбиться в офицеры). Но я заметил, что почти все из них либо бедные (до 5 дворов) и пустопоместные, либо беспоместные (поместья либо за отцом, либо за старшим братом). Отсюда гипотеза, что в рамках набора Золотой Палаты на службу прибрали наименее обеспеченную молодежь, которая охотно соглашалась служить за жалование. При этом с тех помещиков, кого не прибрали на службу, взымали т.н. «рублевые деньги» (указ от 30/10/1699): по 1 руб 50 коп с самого копейщика или рейтара, и по 50 коп с каждого крестьянского двора. Таким образом снижалось социальное напряжение (убирались «лишние»), и на «земле» оставались реальные землевладельцы, способные платить в казну подати.   

Но самое важное отличие новых драгун от прежних рейтар стало изменение характера службы. Вместо поземельной служебной повинности, привязанной к правам владения на поместье, новые драгуны призывались на службу персонально на бессрочной основе вне зависимости от каких-либо дополнительных материальных обязательств и прав. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий