среда, 10 сентября 2014 г.

Великанов В.С. Лобин А.Н. Русская артиллерия в Нарвском походе 1700 г.

Пару лет назад Алексей Лобин и я опубликовали статью о составе и численности русской артиллерии под Нарвой в 1700 г.: Великанов В.С. Лобин А.Н. Русская артиллерия в Нарвском походе 1700 г. // Военно-исторический журнал "Старый Цейхгауз", № 48 (4/2012). М. 2012. СС. 3-10. «Срок давности» с тех пор уже вышел, и ниже приведен полный текст нашего материала.
- 18-фунтовая пищаль «Грановитая», отлитая в 1634 г. 
Д. Кондратьевым;
- 15-фунтовая пищаль «Соловей», отлитая 
М. Ивановым в 1634 г.
- 18-pdr cannon, casted in 1634 by D. Kondratiev
- 15-pdr cannon "Solovey", casted in 1634 by M. Ivanov
Drawing by J. Thelott (Armemuseum, Stockholm)

В отечественной историографии до настоящего момента отсутствует единая позиция о количестве и типах орудий, бывших осенью 1700 года под Нарвой. Анализ и сопоставление русских и шведских архивных источников, а также впервые вводимые в научный оборот рисунки трофейных русских пушек Я.Ф. Фелотта, позволяют прояснить и уточнить данный вопрос. 
Причина расхождений сведений об артиллерии заключается в том, что отечественные и иностранные источники по-разному оценивают численность и состав русской артиллерии под Нарвой в 1700 г. В работе Н.Г.Устрялова была опубликована ведомость, подготовленная в 1723 г. кабинет-секретарем А.В.Макаровым, согласно которой под Нарву было отправлено 110 орудий (в т.ч. 50 3-фунтовых полковых), 64 мортиры и 7 гаубиц, всего 1811. В «Журнале Петра Великого» обозначены 145 орудий: 63 осадные пушки, 50 3-фунтовых полковых, 25 мортир и 7 гаубиц2. Эти же данные с указанием собственных имен осадных пищалей приведены в статье В.Ратча3. В «Записке о порядке прибытия под Нарву русских войск и артиллерии» перечислены 95 орудий (в т.ч. «медных полковых пушек 32») и 3 мортиры, всего 984, но данные этого документа явно не полные. Следует также упомянуть данные Л.Алларта о 229 орудиях: 64 осадных, 70 полковых пушек и 95 мортир5. Таким образом, отечественные источники не позволяют достоверно определить состав и количество русской артиллерии. Возможно, причина расхождения в количестве стволов кроется в том, что «ведомости» и «записки» составлялись в 1720-е гг. на основе старых черновых проектных записей, не отражавших реальное число отправленных в поход орудий.

В шведских источниках вопрос о количестве и составе русской артиллерии освещен гораздо подробнее. В первую очередь необходимо упомянуть отчет лейтенанта шведской артиллерии Э.Декера, составленный сразу после нарвского сражения6. Согласно этим данным, под Нарвой было захвачено 195 орудий: 64 осадные и 79 полковых (калибром до 3 фунтов) пушек, 4 гаубицы и 48 мортир. В данный документ вошли все орудия, захваченные на русских позициях вокруг Яма, Нарвы и Ивангорода. Учитывая, что ни одного из орудий русскими вывезено не было, эти данные можно считать максимально полными. Необходимо упомянуть об опубликованной в мае 1701 официальной шведской «Правдивой реляции о прибытии русских пленных в Стокгольм, их перечень и распределение под арестом. Также лист трофеев, орудий, знамен и штандартов, захваченных под Нарвой»7. В ней указано 149 орудий и 32 мортиры, в т.ч. 2 40-фунтовые мортиры, захваченные под Ямбургом8.
Важно отметить, что основные проблемы в изучении и русских, и иностранных документов – это расхождение как в количестве, так и в калибрах орудий. В одном источнике калибр указан в артиллерийских фунтах, в другом – вес ядра в шведских фунтах, в третьем – в русских «гривенках»; где-то приведен калибр ствола, а где-то калибр ядра, которое по размерам меньше диаметра орудийного канала.
Среди всех прочих источников следует особо отметить альбом с рисунками трофейных орудий, выполненный Я.Ф. Фелоттом (Jacob Philip Thelott, 1682–1750). Работа по фиксации захваченных пушек была начата в 1706 г. В раздел, посвященный нарвским трофеям, вошли 56 планшетов с 88 орудиями, в том числе с 1 гаубицей и 2 мортирами9. Рисунки даны без какой-либо атрибуции или дополнительной информации об их калибре и характеристиках. В тоже время все элементы декора и надписи на стволах воспроизведены достаточно точно, что позволяет атрибутировать многие из орудий. Альбом Фелотта является уникальным иконографическим источником. Рисунки, подобно фотографиям, запечатлели трофейный артиллерийский парк, доставшийся шведам. Альбом доносит до исследователей изображения тех орудий, которые не сохранились до наших дней. Сопоставив чертежи с другими данными документов XVII столетия, мы сможем реконструировать состав артиллерии, отправленный в Нарвский поход.
В целом рисунки передают внешний вид орудия и орнаментальное оформление ствола, но все же работа с таким ценным иконографическим источником вызывает определенные сложности. Во-первых, на чертежах отсутствуют какие-либо пояснения, указание на калибры и длину. На одном листе могут «соседствовать» 3-фунтовая полковая пушка и 48-фунтовая картауна совершенно одинаковых пропорций» (например, лист № 14). Во-вторых, несмотря на старательность Фелотта, пытавшегося воспроизвести незнакомую ему русскую вязь, художником допущены ошибки и неточности. Например, имя литейщика «БОГДАNЪ» передано как «БОГДАИZ» (лист №6), часто путаются буквы А и Я, Г и I, И и Н и т.д. В случаях, когда швед вообще не смог разобрать буквы, вязь передана в виде криптографических знаков.
Отдельно следует остановиться на дальнейшей судьбе русских орудий, захваченных шведами под Нарвой. Судя по шведским источникам, все они были отвезены в Стокгольм в коллекцию трофейных орудий, где на них в память об одержанной победе осенью 1701 были выгравированы памятные надписи «Мed Guds hielp af kon. Carl d XII tagit med Narwen d 20 Nov „1700"» («Милостью Божьей взяты Карлом XII под Нарвой 20 ноября 1700»)10. В дальнейшем почти все они к 1775 году были проданы на переплавку11, лишь несколько (в т.ч. пищали «Медведь» и «Лев») были выкуплены в 1720-х годах русскими купцами и привезены Россию12. В настоящее время обе указанные две пищали выставлены в экспозиции ВИМАИВиВС13, и являются единственными сохранившимися до наших дней «нарвскими» орудиями.
Анализ всех сохранившихся источников позволяет уточнить и дополнить информацию о количестве и составе русской артиллерии при Нарве в 1700, а атрибуция рисунков Я.Фелотта – получить представление о внешнем виде конкретных орудий, которые раньше были известны лишь по скудным описаниям в архивных документах. Итак, реконструкция состава «огнестрельного наряда», отправленного под Нарву, видится нам следующей.
«Голанки».
Основу осадного парка составляли так называемые «голанки» - орудия, заказанные русским правительством с 1630-х в Голландии14. (см подробнее о них, ссылка) Их закупка была вызвана частичной утерей кадров, технологий и производственных мощностей по производству крупнокалиберных осадных орудий в годы Смуты, а также желанием иметь на вооружении наиболее современные и качественные образцы артиллерии. Первые орудия были заказаны еще накануне Смоленской войны – но все они оказались в руках у поляков в 1634 г. Большие партии пушек нидерландские литейщики отливают в 1634-1636 гг. Позже именно «Большой голландский наряд» составил ударную часть осадного парка, участвовавшего в осадах Смоленска в 1654 и Риги в 1656 г.15
К 70-х гг. XVII в. русские мастера уже сами делали «пищали по галанскому чертежу». К началу царствования Петра Алексеевича литье крупных пищалей по иностранным моделям было широко распространено: в 1689 г., согласно «записной тетради Пушкарского приказа» русские мастера «взлили по галанскому образцу пищал Лев», а в 1695 г. отлиты пищали «Орел» и «Лебедь»16. При описании пожара в 1699 г., думный дьяк И.А. Власов в отчете начальнику Пушкарского приказа А.С. Шеину писал, что «в пушечные образцы галанских пищалей, один ядром пуд 15 фунтов, другой 20 фунтов, что заводил Логинко Жихарев в 201 году, в них веретена выгорели…и к литью не годятца»17.
К 1680-м на вооружении русской армии находилось не менее 150 «голанок». Большая их часть в количестве 83 штук хранились «в Китае-городе, что позади иконного ряда, в пушечном болшом амбаре». Причем Пушкарский приказ строго регламентировал пушкарским головам осматривать «государев полковой болшой и галанский наряд…в недели по дважды, …чтоб тот наряд был весь чист и станки б и колеса и дышла все было чисто и в целости»18. По несколько «голанок» имелось также в Севске, Туле, Новгороде, Смоленске и Пскове19.
В сентябре 1700 г. из Пскова под Нарву было отправлено 16 голландских пищалей. Следует заметить, что в русских ведомостях 1720-х гг. эти орудия названы «40-фунтовыми картаунами», однако фактически они имели различные калибры (по русским кружалам): 1 – 45, 3 – 47, 7 – 50, 3 – 55, 2 – 58 фунтов20. Вес орудий составлял от 196 пудов 30 фунтов (3150 кг.) до 232 пудов (3712 кг). Указанные голландские пищали были отлиты в 1633-1636 гг. известнейшими голландскими мастерами Эвергардом Сплинтером, Ассеверусом Костером21 и Кристианом Вегевартом22.
Псковские «голанки» имели однотипный декор (за исключением одного орудия) в виде пояса с растительным орнаментом и личинами, и изображения ездеца, пронзающего копьем змея («человек на коне с копьем, под конем змия»). Все орудия имели надписи на латыни, сообщавшие о годе выпуска и имени мастера. Кроме этого на дульной часть некоторых орудий имелось изображение российского герба под степенным крестом (голгофой) и двумя коронами. На рисунках Якоба Фелотта запечатлено всего 7 «голанок» (художник не стал зарисовывать все однотипные стволы в количестве 16 штук), и они полностью соответствуют описаниям из русских описей.
Можно утверждать, что «голландские пищали», отлитые в 1634-36 гг., являлись самыми современными орудиями настильной стрельбы из всех стволов тяжелой артиллерии, отправленной в поход 1700 г.
«Проломные пищали» русского литья.
- Безымянная ломовая пищаль; калибр, 
дата и место изготовления точно не установлены
 (возм., шведская, 1630-х гг.);
- 40-фунтовая пищаль «Медведь», отлитая в 1680 г.
 С. Дубиной
- siege cannon, its caliber, place & date of casting 
are unknown
- 40-pdr cannon “Medved” (Bear) casted in 1680 
by S. Dubina.
Drawing by J. Thelott (Armemuseum, Stockholm)
Отдельную группу составляли «именные» проломные пищали отечественного литья. Большинство из них связаны с именем выдающегося русского литейщика Андрея Чохова, его учителя Каспара Гунса («Кашпира») и «чоховских» учеников. Два орудия, обозначенные в русских ведомостях как 40-фунтовые «шланги долги» - это пищали «Медведь» и «Лев». 40-фунтовая пищаль «Лев» была отлита в 1590 г. самим Андреем Чоховым, длина ее ствола составляет 5 470 см, калибр 183 см, вес 5 634 кг. Пищаль «Медведь» была отлита в том же 1590 г. учеником Чохова Семеном Дубиной, ее длина 5 280 см, вес 4 750 кг. Обе пищали зарисованы в альбоме Фелотта на листах 7 и 9. 
Та же 40-фунтовая пищаль «Медведь» 
из экспозиции ВИМАИВиВС
Ошибочна точка зрения некоторых историков о том, что пищали «Скоропея» и «Свиток» (отлитые указанными мастерами в 1590-91 гг.) также принимали участие в нарвском походе23. Действительно, царь предполагал использовать в осадной артиллерии, и даже было послано распоряжение готовить орудия «Скоропея» и «Свиток» в Новгороде24. Но, как оказалось, несколько ранее эти пищали были перевезены в Таганрог и поставлены там на морской пристани25. Кроме этого, упоминания о них отсутствуют в шведских источниках, и на стволах нет трофейных памятных гравировок, характерных для всех «нарвских трофеев».
Третьей крупной пищалью была «Соловей» калибром 25 фунтов. Она изображена у Фелотта на листе № 5. Обращение к Описи Пскова 1699 г. позволяет выявить ее параметры: «пищаль болшая медная, прозванием Соловей, на волоковом станку, мерою 6 аршин [около 4,27 м. – прим. авт.], на ней вылита подпись: «Божиею милостию царь, и государь, и великий князь Феодор Иванович всеа Росии, лита в 98-м году, лил мастер Андрей Чохов"; на ней же у казны и ушей и у дула травы, ушы с личинами, да у дула вылита птица, прозванием соловей; да у казны ж и ушей и у дула обручи глаткие; к ней по кружалу на Казенном двор в онбаре 200 ядр, весом по дватцати по пяти гривенок ядро»26.
Четвертая «шланга» -  осадная пищаль «Раномыжская» калибром 20 или 21 фунтов, была также, как и предыдущие, отлита в 1590-91 гг. По-видимому, она участвовала в русско-шведской войне 1590-1592 гг.27, а затем была перевезена в Псков. В 1685 г. во время пожара в Покровской башне «от великого жару … пищаль Раномыжская розвалилась на трое, и стан и колеса згорели»28. В 1688 г. Я. Дубинин был отправлен во Псков «для литья пищали Раномыжской, которая в прошлом 195 году в пожарное время, растопясь, переломилась». Мастер с учениками пищаль Раномыжскую вылил, «а из дела та пищаль вышла мерою и ядром по кружалу против прежней пищали…»29.
Пищали «Барс» (18 фунтов в русских ведомостях), «Соловей» (15 фунтов) и «Грановитая» (18 фунтов) были отлиты в 1634 г. мастерами Н.Барановым, М.Ивановым и Д.Кондратьевым соответственно. По степени отделки стволов они ничем не уступали «чоховским» орудиям. Особым изяществом выделялась «Грановитая», дульная часть которой была отлита с шестью гранями: «мерою 2 сажени бес пяти вершков …  около клейма высечены звери лев да инорог, да вылито два репья; под клеймом земля канфареная; и та пищаль от казны до ушей вылита кругла, травы с репьями, под травами земля канфареная  ж, уши вылиты с личинами; а от ушей та пищаль до дула вылита гранями, грани травчатые, под травами земля канфареная ж, по сторонам по репью, да у дула ж обруч з долами; на ней ж вылиты репьи; да на ней ж у казны и ушей и у дула обручи вылиты глаткие»30. Шведский художник очень тщательно зарисовал орнамент ствола «с травами». От внимательного взгляда художника не ускользнула вмятина на стволе от шведского снаряда.
         Две одноименных пищали «Левик» (или «Лев») замыкают группу именных проломных орудий «русского литья». Согласно чертежам Фелотта пищали были отлиты 11 и 19 сентября 7145 г. (1636 г.) мастером Иваном Фальком31.  Обращение к отечественным описям  позволяет установить их параметры – длиной «4 аршина 7 вершков» и калибром 15 фунтов32.
Важно отметить еще один момент – большинство «проломных пищалей» Нарвской осады 1700 г. ранее участвовали во многих кампаниях, в частности «Барс», два «Соловья», «Грановитая» и «Левики» участвовали в двух крупных военных походах – в 1654 г. на Смоленск и в 1656 г. на Ригу33.
Безымянные ломовые пушки.
Значительную группу русского осадного парка составляли безымянные орудия калибром от 12 до 28 фунтов, обозначенные в справках 1723 г. как «пушки ломовые». Практически все они прибыли под Нарву до 21 октября из Новгорода. В «росписных списках» Новгорода 1680-х гг данные орудия описаны лаконично, например: «Пушка медная ломовая, в станку на колесах, ядро к ней весом по кружалу 24 гривенки, мерою пушка 4 аршина без 5 вершков», «пушка ломовая медная, в стану на колесах, ядро к ней по кружалу 12 гривенок, мерою пушка 3 аршина с вершком» и т.д.34 Большинство из этих орудий были иностранного производства. В альбоме Фелотта зарисованы 23 таких пушек, на казенной части которых были вычеканены римские цифры («VII-IV-XI»,  «VIII-XIII-I», «X-VII -VI» и т.д.), а на четырех из них имелся герб в виде двух перекрещенных стрел под короной с датой «16:31»35 (листы №№ 45, 46, 55, 56). Накануне Смоленской войны российское правительство закупало вооружение за границей – главным образом в Швеции и Нидерландах. В 1631-1632 гг. для приобретения оружия в Стокгольм были направлены миссии Лесли, Племянникова, Аристова36. Кроме этого пушки ввозились через Архангельск европейскими «торговыми людьми» Т.Сваном и А.Фандригеном37.
В 1636 г. шведская королева Христина прислала в Новгород в подарок царю Михаилу Федоровичу 10 пищалей, которые были поставлены «на Пушечном дворе под новым навесом»38. Несомненно, что часть этих пушек и была привезена из Новгорода под Нарву в 1700-м г.
Некоторые крупные орудия вообще не имели никаких атрибуционных признаков – ни украшений, ни надписей. На двух стволах имелись даты «1535» и «1539», свидетельствующие о времени их изготовления. Возможно, это трофеи Ливонской войны 1558-1583 гг. Среди указанных «ломовых пушек» было и новое орудие, отлитое в 1690-х гг. мастером Логином Жихаревым (лист № 24).
6 фунтовые полевые пушки.
Кроме крупнокалиберных осадных орудий в осадном парке находились также 6-фунтовые полевые пушки. Русские источники отмечают наличие 17 таких орудий: из Новгорода под Нарву было привезено 6, из Пскова 11 штук39. Шведские источники им не противоречат – в них указывают также 17 орудий калибром 5-6 фунтов. В описях XVII в. пищали такого калибра с удлиненной дульной частью (в 1,5 раза длиннее казенной) и длиной ствола около 4 аршинов часто назывались «полуторными»40. Фелотт зарисовал несколько более дюжины таких орудий. Судя по его чертежам, 6-фунтовые пищали были отлиты в мастерами Богданом (1560-е), Кашпиром (1568 г.), Р.Евсеевым (1590 г.), С.Дубининым (1590-е гг), Б. Федоровым К.Михайловым (1590 г.).
Две «полуторных» пищали были сделаны мастером Якобом фан Веллерштатом  (Iacob van Wellerstatt) в 1553 г. (листы №№ 6, 30). На казенной части стволов имелись российские гербы, однако имя этого немецкого литейщика времен Ивана Грозного отечественные документы и материальны памятники не знают41. Описание этих орудий Веллерштата можно найти в русских описях - ранее они стояли на вооружении Пскова, например: «На Круглой башни в верхнем бою пищаль полуторная медная немецкая, мерою сажень с аршином бес полувершка, к ней в онбаре 400 ядр, весом по кружалу по 6 гривенок ядро, лита в 1553-м году»42. Часть иностранных орудий с римскими цифрами на казенной части также имели калибр в 6 фунтов, однако длина их стволов была меньше полуторных – всего 2 аршина (142 см).
Полковые пушки.
К концу 1690-х гг. Пушечный двор после ряда экспериментов перешел на выпуск полковых пушек «нового образца» калибром в 3 фунта и длиной ствола в 2 аршина (калибр 76 мм, длина около 140 см, вес около 330 кг, см подробнее ссылка). В «тетради записной всяким делам» отмечен указ царя от 12 февраля 1699 г. отлить «Мартьяну Осипову 100 пищалей полковых ядро по 3 фунта длиною по 2 аршина»43. Чуть позже в том же 1699 были заказаны еще 100 таких же орудий со сроком изготовления в течение года. Однако эти заказы не были полностью выполнены в срок из-за пожара 26-27 июля 1699, уничтожившего большую часть производства. К марту 1700 на Пушечном дворе в Москве находилось 80 3-фунтовых орудий, отлитых в 1699 году44. Данные орудия поступили на вооружение полковой артиллерии 16 новоприборных солдатских полков (по 2 на полк), еще 32 таких орудия были отправлены под Нарву в составе осадного наряда (т.е. Артиллерии) - всего 6445. По шведским данным под Нарвой было 64 орудий такого типа, по русским источникам 50. В альбоме Фелотта зарисовано несколько таких пушек, отлитых мастерами Логином Жихаревым (лист №14), Семеном Федоровым (лист №18), Петром Дубасовым (лист №20) и Мартьяном Осиповым (лист №20). На дульной части ствола имелись надписи с аббревиатурами, говорящие о том, что 3-фунтовые стволы отлиты «при сидении бояр и в(оево)д БКФСУ и АСШ» (т.е. «Бояр и Князей Федора Семеновича Урусова и Алексея Семеновича Шеина»).
Помимо орудий «нового образца» в шведском альбоме зафиксированы полковые орудия («regimens-stucke») других калибров. Сравнение отчета Декера и альбома Фелотта позволяет идентифицировать 2-фунтовые пищали с длиной ствола в 3 аршина 7 вершков, отлитые в 1670-х гг. (лист №15). Это самый массовый тип полковых орудий - с 1650-х по 1690-е гг. на Пушечном дворе их было отлито более 500 единиц46. К 1670-м гг. такими «длинными» орудиями вооружались не только полки нового строя (1 орудие на роту), но и московские стрелецкие приказы (1 орудие на сотню)47.
На шведских чертежах показаны также 7 полковых пищалей с растительным орнаментом («травами»), изображениями «голгофы» на казенной части (листы 16, 17, 18, 19, 22, 23) и надписями «Иван Никитин», «Воин» и «Тимофей». Эти признаки, а также короткий ствол указывают на 1,5-2 фунтовые орудия «русского литья» с длиной ствола в аршин 10 вершков, которые с 1610-х по 1640-е гг. массово отливали Иван Никитин, Воин Логинов, Тимофей Феоктистов и другие мастера48. Три пищали таких же размеров сохранились до наших дней в собрании ВИМАИВиВС49. По шведской классификации калибров эти 7 орудий отмечены Декером ядром в 1 ½, 1 3/4, 1 5/8 и 2 ¼ фунтов.
         Кроме указанных полковых пищалей имелись также от 5 до 7 орудий калибром в 2 ½, 3 ¼, 3 фунтов без каких-либо атрибуционных признаков. Разнокалиберные пищали, вероятно, принадлежали псковским и новгородским стрелецким полкам. В частности, во Пскове в 1699 в наличии было 27 различных полковых пищалей различного производства, калибром от 2 до 3 фунтов50. К сожалению, отсутствие их детального описания в русских источниках не позволяет их точно соотнести с рисунками из альбома Фелотта.
Мортиры и гаубицы.
Особую часть осадного парка составляли орудия навесной стрельбы – мортиры и гаубицы. Саксонский посланник Ланген в письме от 21 августа 1700 г. указал,  что выдвинувшаяся из Москвы на Нарву артиллерия состояла «большею частию из вновь вылитых мортир»51. Согласно справки кабинет-секретаря Макарова под Нарвой было 64 мортиры, но в описи Деккера указано всего 48, из них 22 захвачены под Ямом52. Русский источник отражает, скорее всего, планируемое количество орудий – исходя из шведских данных можно предположить, что в поход под Нарву из отобранных 64 мортир пошло всего 48, из них успели прибыть - 26, под которые были готовы станки и гранаты.  Фелотт не стал зарисовывать все мортиры, и ограничился фиксацией двух типов (лист №40) – образца 1655 и 1700 гг.  Обращение к архивным делам Пушкарского приказа показывает, что мортиры первого типа были отлиты на Пушечном дворе Н.Борановым (у Фелотта зарисовано его орудие) и Федором Аникеевым в 1654/55 г.  
В записях архивной приходо-расходной книги за февраль-август 1655 г. («Росход на Пушечной двор») отражены пожалования «кормом» пушечных работников Ф. Аникеева «с товарищи» и ярыг за изготовления партий крупнокалиберных мортир. 21 февраля для Ф. Аникеева были потрачены деньги на покупки «к пяти образцам верховых пушек на кирпич, и на сало, и на воск, и на верфь»53. Следующие за этим записи относятся к приобретению материалов для литья «Болшого верхового наряда», а также к выдаче «корма» работникам за то, что они «к Болшому наряду глину мяли», «ручки делали», «станы и торель оковывали», «секли дрова в литейную печь» и «делали станы». По нашим подсчетам, за 7 месяцев в книге содержатся более 30 подобных записей. То есть приходо-расходная книга сообщает о нескольких партиях, отливаемых на Пушечном дворе однотипных мортир. Надо заметить, что «верховые пушки» калибром в 2 пуда, длиной полтора аршина и весом 36 пудов были отлиты в 1654/55 гг. по чертежам француза Бертрана (Петра) Делакости54. На одном из рисунков Фелота имеется изображение мортиры, захваченной в Кокенгаузене в 1701 г., по конструктивным параметрам идентичной «нарвской», с надписью «Делокост Выжытленик»55. Таких мортир образца 1654/55 гг. шведские источники фиксируют 8 (по классификации Декера три 74 фунтовых, пять 80 фунтовых).
Второй тип мортир был более крупного калибра - 3 пуда. Из документов известно, что в 1695-1699 гг. московский Пушечный двор начинает отливать «верховые пушки» новых конструкций – с поддонами и цапфами у основания. Крупный заказ на 100 мортир был получен в 1699 г.: к 1700 г. мастера М.Осипов, Л.Жихарев и др. отлили 80 3-пудовых и 20 2-пудовых «верховых» орудий.56 На дульной части имелись надписи «От Рождества Христова 1700», на казенной части был вылит российский герб, который держали два ангела; в подножии герба - девиз «vigilate» (сторожите), а по сторонам - изображения собаки и журавля. Мортира подобной конструкции с таким же орнаментальным решением, но большего калибра, имеется в собрании ВИМАИВиВС57.
В составе артиллерии имелись также орудия новых систем – гаубицы. Их отливали на Пушечном дворе с 1694 г.58 Но в Нарвском походе они не участвовали. Все «нарвские» гаубицы были иностранного производства: они имели надпись на торельном поясе «PETER CHRISTOFER GEYGER ME FECIT LUBEC ANNO 1698» («Петер Кристофер Гейгер меня отлил в Любеке в 1698 г.»)59. Помещенный на казенной части российский герб свидетельствует о том, что орудия были отлиты по заказу русского правительства. Очевидно, это о них сообщал из Амстердама Петр в письме Ф.Ю.Ромодановскому, что в Любеке «велено сделать к службе же вашей 8 гоубиц, да 14 фелштук»60.
Сложности возникают с идентификацией калибров гаубиц – в шведских источниках указано четыре 22-фунтовых, а в русских 1720-х гг. – семь 1-пудовых. Принимая во внимание шведские данные, как наиболее полно отражающие реальность, следует заметить, что вероятнее всего под Нарвой было 4 полупудовых (по русской классификации - 20-фунтовых, по шведской – 22-фунтовых) гаубицы61.
Заключение
Выражение дореволюционных исследователей В.Ратча и А.Нилуса о том, что в Нарвском походе «были орудия всех времен и всех калибров»62 несколько преувеличено, однако с уверенностью можно говорить об участии старых, отлитых в XVI столетии орудий, которым к моменту выступления в поход исполнилось по 150-110 лет. К примеру, одни из главных осадных пищалей («Лев», «Медведь») были созданы в 1590-1592 гг. Однако это не самые старые орудия. На листах 6, 12, 28 приведены изображения пищалей с автографом мастера Богдана («БОГДАНЪ»). Можно достаточно точно утверждать, что эти орудия отлиты при Иване Грозном – мастер Богдан перешел на службу из Литвы в начале 1560-х гг. (в собрании ВИМАИВиВС имеется его орудие 1563/1564 гг.63), и до 1570-х (последнее его известное орудие датировано 1568 годом) отлил несколько пушек, в основном среднего и мелкого калибра. Но и эта пищаль отнюдь не рекордсмен. Самыми старыми «экспонатами» в составе осадного наряда были орудия 1535 и 1539 гг. (лист 13) с изображением герба Спарре на казенной части ствола. По всей видимости эти пушки были захвачены в ходе русско-шведских войн времен Ивана Грозного.
При подготовке похода на Нарву царь посчитал, что удобнее всего перебросить тяжелую артиллерию из ближайших к театру боевых действий крепостей. Петр не стал следовать прежней традиции, когда «Большой государев наряд» формировался в Москве и выдвигался из столицы к местам, где под артиллерию делались струги для перевозки речным путем64. Вся тяжелая артиллерия (орудия весом от 100 до 500 пудов) была отобрана из арсеналов Пскова и Новгорода. Из Москвы к Нарве двинулись только мортиры, гаубицы и полковые пушки, вес которых не превышал 50 пудов. Таково было решение царя – тянуть из Москвы новейшие стволы осадной артиллерии, отлитые в 1670-1690-х гг.65, Петр I посчитал нецелесообразным.
Изучение русских (записка 1720, справка 1723 гг) и шведских источников (отчет Декера, альбом Фелотта) позволяет реконструировать состав осадной артиллерии. Всего в осаде Нарвы в сентябре-ноябре 1700 г. участвовали 173 орудия, кроме этого, еще 22 мортиры не успели прибыть под Нарву, и были захвачены шведами под Ямами.
Таблица 1. Состав русской осадной артиллерии под Нарвой в сентябре-ноябре 1700 (калибр орудий указан в русских фунтах-гривенках).
Название
Количество
(шт.)
калибр
фунтах)
Год производства
«Голанка»
1
45
1634
«Голанка»
3
47
1634-1636
«Голанка»
7
50
1634-1636
«Голанка»
3
55
1634-1636
«Голанка»
2
58
1634-1636
«Лев»
1
40
1590
«Медведь»
1
40
1590
«Соловей»
1
25
1590
«Раномыжская»
1
20
1688
«Барс»
1
18
1634
«Грановитая»
1
18
1634
«Соловей»
1
15
1634
«Левик»
1
15
1636
«Левик»
1
15
1636
Ломовая
1
28
?
Ломовая
3
24
?
Ломовая
1
22
?
Ломовая
11
11
?
Ломовая
6
10
?
Полуторная
17
6
1553-1590
Полковая
64
3
1699-1700
Полковая
15
1 ½ - 3
1620-1640-е
Гаубица
4
20
1698
Мортира
26
80-120
1655-1699

Примечания:
1. Устрялов Н.Г. История царствования Петра Великого. Т. IV. Ч. II. СПб., 1863. С. 469. 
2. Журнал Петра Великого. Ч. I. СПб., 1770. С. 25.
3. Ратч В. Описание осады Нарвы в 1700 г.// Артиллерийский журнал, 1858 г. № 3. С. 80.
4. Северная война 1700-1721 гг. Сборник документов. Т. 1. 1700-09. М. 2009. С. 71. № 55. - 1720 г. Записка о порядке прибытия под Нарву русских войск и артиллерии.  
5. Галларт Л.Н. Подробное описание осады города Нарвы и сражения под сим городом в 1700 году (Отрывок из Истории Петра Великого, сочиненной генералом Аллартом. Рукопись) // Северный архив, 1822. Ч. 1. № 2.  С. 133
6. Handlingar, horande till Konung Carl XII:s Historia. Stockholm. 1826. S. 215-216. - Specification pa de Ryske Trophier, som draw id Narva d. 20 Nov. 1700 och efter Hans Excell. Hr General-Feldtygmdstaren Sioblands Ordres af Lieutenanten Elis Delcker efter Svensk Mattstock visiterade. (далее – Декер). При публикации документа в  XIX веке допущена ошибка, правильно фамилия автора отчета – Декер (Decker) - прим авт.   
7. Sannfärdig berättelse om the ryska fångars ankomst till Stockholm, theras vphämtande, och huru the äro fördehlte, och hållas vthi sin arrest. Jämpte en richtig förtekning uppå the wid Narva erhållna trophéer, stycken, fahnor och standarer. Stockholm, 1701 (далее – «Реляция»)
8. См. также: Великанов В.С. К вопросу об организации и численности русской армии в Нарвском походе 1700 года. // Война и оружие: Новые исследования и материалы. Вторая Международная научно-практическая конференция, 18-20 мая 2011 года. СПб: ВИМАИВИВС, 2011. Т. 1. СС. 138-139.
9. Thelott P.J. Ritningar uppе de af den Stormacktigste Konung, Konung Carl den XII under det med Rysland, Saxen och Pеhlen fur de kriget med Guids hielp och segerrika wapn sе wid fastningars intagande som uti battallier, erofrade tropheen ahren 1700, 1707 och 1702. [S.l., s.a.]. Band 1. Fol. 1-58. (далееФелотт)
10. Historiska Handlingar. B. 2, Stokholm, 1864. P. 108-111
11. “In hog signo vinces” (Presentation of The Swedish State Trophy Collection). Halmstadt, 2006. Р. 171-172
12. Кужелева Л.Н. Памятники Северной войны в Артиллерийском историческом музее // Сборник исследований и материалов Артиллерийского исторического музея. Л., 1959. Вып. IV. С. 75-93.
13. Инв. №№ 9/124 («Медведь»), 9/125 («Лев»). Средняя часть ствола украшена гравировкой «Med Guds hielp af Kon.Carl dXII tagit med Narven d 20 Novemb 1700».
14. Подробнее см.: Лобин А.Н. «Большой голландский наряд» во второй половине XVII века: опыт организации артиллерии по иностранному образцу. // Военное прошлое государства Российского: утраченное и сохраненное. Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 250-летию Достопамятного зала, 13-17 сентября 2006 года. СПб., 2006. Ч. 3. С. 10-14.
15. Там же; Курбатов О.А., Курбатов А.А. Инженерно-артиллерийское обеспечение Смоленского и Рижского государевых походов 1654-1656 гг. // Военно-исторический журнал. 2008. №8. С.29-34.
16. АСПбИИ РАН. Ф.175. Оп.1. №329. Л.10.
17. РГА ВМФ. Ф.177. Оп.1. Кн.5. Л.269-278.
18. ОР РНБ. Ф.532. Ч.3. №2232.
19. Подробное описание «голанок» есть в Описи Пскова 1699 г. См.: Сборник Московского архива Министерства юстиции. Т. 6. Кн. 2. Псков и его пригороды. М. 1914.  С. 226-230 (Далее – Сборник МАМЮ).
20. Сборник МАМЮ. С. 226-230. См. также надписи на стволах на рисунках Фелотта: Фелотт. Fol. 2-3. У Декера калибры 35-45 фунтов, в «Реляции» - 36-47 фунтов.
21. В собрании ВИМАИВ и ВС сохранилась одна пушка мастера Ассеверуса Костера 1635 г. (Инв № 09/43), калибра 12 фунтов (125 мм), однако с точно таким же орнаментальным решением (ездец, двуглавый орел под степенным крестом, украшенная торель)
22. Вегеварды были одними из знаменитых мастеров Голландии. Виллем Вегевард имел крупную литейную мастерскую в Гааге (ВИМАИВиВС. Инв.№09/39).
23. Ратч В. Ук соч. С. 80; Кужлева Л.С. Памятники Северной войны в Артиллерийском историческом музее // Сборник исследований и материалов Артиллерийского исторического музея. Вып. III. Л., 1958. С. 75-77.
24. Дополнение к Актам историческим (Далее – ДАИ). СПб., 1848. Т. 12. №LXX. С.93.
25. Немировский Е. Л., Новые материалы об Андрее Чохове // Труды Института естествознания и техники. Т.13. 1956. С.58
26. Сборник  МАМЮ. С. 248.
27. Павлов А.П., Эскин Ю.М. Местническое дело дьяков И.В.Неелова и Г.И. Клобукова // Российское самодержавие и бюрократия. М.-Новосибирск, 2000. С.73.
28. Сборник МАМЮ. С. 208.
29. ДАИ. СПб., 1872. Т.12. №5. С.18-19. ДАИ Т.10. СПб., 1867. №96. С.422.
30. Сборник МАМЮ. С.226.
31. На казенной части орудий имелось изображение молодого льва, стоящего на задних лапах, и надписи «лил мастер немчин Иван Фальк» Фелотт Fol .8, 36
32. Сборник МАМЮ. С.231. РГАДА. Ф.210. Книги Новгородского стола. Кн.70. Л.33.
33. Курбатов О.А., Курбатов А.А. Указ. соч. С.29-34.
34. ДАИ. Т.9. №83. С.162-164.
35. Возможно, это герб шведского лена Далекарлия, где в XVII-XVIII вв. находилось крупное пушечное производство.
36. Сташевский Е. Б. Смоленская война. Киев, 1919. С.187-190.
37. Там же. С.189-190.
38. ДАИ. Т. 3. С.179 №53
39. Устрялов Н.Г. История царствования Петра Великого. Т. IV. Ч. II. СПб., 1863. С. 469. 
40. Лобин А.Н. Полковая артиллерия в царствование Михаила Федоровича (1613-1645) // Исследования по истории Средневековой Руси: к 80-летию проф. Ю.Г.Алексеева. СПб., 2006. С. 383-397.
41. В это время известно лишь имя Каспара Гунса («Кашпира Ганусова») – учителя впоследствии знаменитого русского литейщика Андрея Чохова.
42. Сборник МАМЮ. С.210.
43. АСПбИИ РАН Ф.175. Оп.1. Д.329. Л.6 об.
44. Татарников К.В. Русская полевая армия 1700-1732. Обмундирование и снаряжение. М. 2008. с. 41
45. Подробнее см.: Великанов В.С. Полковая артиллерия русской армии 1700-1709. // Военно-исторический журнал «Старый Цейхгауз», № 44 (6/2011). С. 80-81.
46. Лобин А.Н. Состояние полковой артиллерии к началу царствования Петра Первого: к вопросу о преемственности развития артиллерийского вооружения конца XVII- начала XVIII вв. //Мы были. Генерал-фельдцейхмейстер Я.В.Брюс и его эпоха. Материалы Всероссийской научной конференции 12-14 мая 2004. Ч.II. СПб., 2004. С. 37-41.
47. Лобин А.Н. Артиллерия стрелецких полков во второй половине XVII века // Бомбардир. №19. 2007. С.88-96.
48. Лобин А.Н. Полковая артиллерия в царствовании Михаила Федоровича. Приложение 1 (табл.).
49. ВИМАИВ и ВС Инв. №№ 9/102, 9/103, 9/104.
50. Сборник МАМЮ. С. 257-262
51. Устрялов Н. Г. История царствования Петра Великого. Т. IV. Ч. II. СПб., 1863. С. 145.
52. Декер. S. 215
53. АВИМАИВ и ВС. Ф.1. Кн.4. Л.97 об.
54. Этот же мастер готовил «гранаты и вогенные ядра» к этим мортирам. См. АВИМАИВ и ВС. Ф.1. Кн.4. Л.130.
55. Фелотт B.1.Fol.75. Данная мортира была доставлена в Кокенхаузен весной 1701 г. из Смоленска.
56. Бранденбург Н. Е. Материалы для истории артиллерийского управления в России. Приказ Артиллерии (1701-1720). СПб., 1876. С. 159.
57. ВИМАИВиВС.  Инв. №10/1
58. АСПбИИ РАН. Ф,175. Оп.1. Д.465. Лл.193-203.
59. Фелотт Fol. 39
60. Богословский М.М. Петр I. Материалы к биографии. М., 1941. Т.I. С. 296
61. Колосов Е.Е. Развитие артиллерийского вооружения в России во вт. пол. XVII в. // Исторические записки. 1962. Т.71. С.267-268.
62. Ратч В.Указ. соч. С. 79. Нилус А. История материальной части артиллерии. Ч. 1, СПб., 1904. С. 184.
63. ВИМАИВиВС. Инв.№9/128
64. Напр. РГАДА. Фонд 210 (Разрядный приказ). Московский стол. Ст. 745. Л.58 (поход 1656 г.); Белгородский стол. Ст. 741.  Л.146 (поход 1673 г.)

65. Описания орудий, отлитых в 1670-1690-х гг см.: АСПбИИ РАН. Ф.175. Оп.1. №465; № 329

Комментариев нет:

Отправить комментарий