воскресенье, 8 июля 2012 г.

Мегорский Б.В. "Подробное описание полков, занятых в осаде Нарвы" 1704 года (на правах рецензии)


Продолжу «благодарное» дело рецензий. С одной стороны все признают, что критичные оценки публикуемых материалов нужны, с другой – не все готовы конструктивно их воспринимать, а некоторые (как например известный многим Виталий Пенской) – вообще предпочитают воспринимать подобные материалы исключительно в духе «теории заговоров» и каких-то мифических межличностных счетов и "разборок". В чем-то он конечно прав: так уж получилось, что круг исследователей и авторов, занимающихся интересующим меня периодом (вт. пол. 17 – пер. треть 18 вв.), довольно узок, и все тем или иным образом знакомы друг с другом. Итак…
На сайте интернет-проекта «История Военного Дела: исследования и источники» опубликован материал Б. Мегорского, представляющий собой публикацию документа о составе русской армии под Нарвой в 1704 г. с авторскими комментариями (ссылка). Введение в оборот (публикация) любого нового документального источника, пусть и нарративного, дело полезное. Однако, к сожалению, подготовка автором введения и комментариев исключительно на базе опубликованных исследований (Рабинович и Зезюлинский) без какой-либо попытки их критического анализа и проведения дополнительного исследования, привела к большому количеству неточностей и ошибок в атрибуции полков и документов.

Приводя на с. 394 перечень известных опубликованных табелей русской пехоты (необходимо отметить, что он неполный) на весну-осень 1704 г., автор, к сожалению, не дает пояснений по их составу и содержанию. Все они представляют собой частные списки и табеля отдельных корпусов/соединений, зачастую не связанные друг с другом по времени и территории. Наиболее полными из них являются список полков под Нарвой по состоянию на 15 августа 1704 (использована Огильви в письме от 7 ноября 1704, у Мегорского – «Тэбела» от 7 ноября, см табель), и составленный на ее основе проект состава главной полевой армии на кампанию 1705 (письмо от 12 октября 1704, см подробнее). Здесь необходимо пояснить подобный разрыв по датам (октябрь-ноябрь). Первым, октябрьским, письмом Огильви предложил перечень полков, взяв за основу список полков, бывших под Нарвой. А в ноябре подал ведомость о необходимых подкреплениях, использовав в качестве основы данные из той же табели от 15 августа (дана отдельным столбцом). Список Огильви был почти полностью повторен в письме Витворта от 14 марта со списком главной русской армии в кампанию 1705 г. (см подробнееБлизок к обоим документам Огильви список полков, приведенный в мемуарах Куракина. Полки в нем сгруппированы по генеральствам/соединениям, что позволяет более точно атрибутировать каждую часть. Нет анализа списка полков, выступивших из-под Дерпта к Нарве, из-за чего допущены ошибки в сопоставлении списков полков. В частности, над Дерптом были 12 солдатских полков и батальон М. Шереметева (численностью ок. 800 чел, т.е. полный полк) и 2 стрелецких полка. Из них 2 стрелецких и один солдатский (Федора Балка) оставлены в гарнизоне, а остальные (11 полков и батальон) выступили к Нарве. К сожалению, в тексте Военно-походного журнала Шереметева (стлб. 170-171, см текст) допущена неточность, и «задвоены» полки Англера и Шкота, а пропущенными оказались полки Айгустова и Гассениуса. Таким же образом автору желательно было проанализировать и прокомментировать все остальные упоминаемые им источники.   
Работа М.Д. Рабиновича «Полки петровской армии» при всех своих несомненных достоинствах и значимости имеет существенный методологический нюанс: автор собрал и систематизировал УПОМИНАНИЯ о полках, и не пытался последовательно отследить судьбу каждого полка от момента его формирования. Из-за этого некоторые полки оказались задублированы или у них нарушена преемственность в командирах и переформированиях, а некоторые – просто «потеряны». В частности, в работе Рабиновича корректно не выделены все полки, набранные из вольницы в декабре 1702 и из даточных по указу от 1 октября 1703. В результате, у Мегорского «потерялись» и остались без какого-либо комментария полки Репнина и Чамберса (с. 396; не приведены данные о формировании, командирах, судьбе и т.д.).
«Потерянный» полк Инглиса (с. 397) изначально входил в состав корпуса Апраксина, а в июле-августе находился отдельно от основной армии у батарей в устье реки Наровы.
На С. 397-398 автором ошибочно указано о том, что некоторые полки имели в июне 1705 по 10-12 рот, между тем как в используемом им в качестве источника документе из Зезюлинского ЧЕТКО указано, что «А ныне [т.е. на момент составления ведомости - 16 июня 1705]… во всех полках учинено по роте гренадерской да по 8 рот мушкетеров» (см подробнее). Причина такой невнимательности Мегорского неясна. Согласно этому документу и табели пехотных полков от 4 июня 1705 (см ссылку чуть ранее) из Кабинета Петра Великого в РГАДА, все 25 полков, бывших к июню 1705 в Литве, уже были приведены к новым штатам.   
С. 398. Замечание о том, что Витворт видел в январе 1705 «некую русскую пехоту, одетую еще в национальное платье». Витворт в письме от 30 января (старого стиля) 1705 описывал находившиеся в Вильно полки Шарфа (солдатские Шарфа, Рыддера и Дедюта, стрелецкие Нечаева и Протопопова) следующим образом: «одеты в платье русского кроя из какой-то холщевой материи» (см подробнее). Примечательно, что автору, судя по ссылкам, был известен и документ из ПиБ об отправке бригады г-м Шарфа в Литву в сентябре 1705, и публикация письма Витворта в Сборнике РИО, в которой в явном виде указан перечень полков, бывших в Вильно. Также про развертывание войск Репнина в Литве можно прочитать в отрывке из «Журнала Шведских служб Репнина» (Волынский, Постепенное развитие… Кн. 3. С. 310-313). Тем не менее, автором не был проведен соответствующий анализ и сопоставление указанных источников, несмотря на то, что все 3 «виленских» солдатских полка приведены в упоминаемых им списках русских полков под Нарвой, т.е. являются темой его исследования.  
На с. 412 генерал-майор Николас Верден указан с приставкой «фон», а Розен, Шонебек и многие другие без нее. Правила должны быть едиными. На с. 414. Арнштедт указан полковником, что неточно. Он был генерал-майором (!) саксонской службы и с августа 1704 имел шефство (был полковником) над солдатским полком русского вспомогательного корпуса на польско-саксонской службе.
На с. 415 сделано предположение, что 6-м полком корпуса Апраксина мог быть либо Инглис, либо Гулиц. Пехота Апраксина состояла из солдатских полков Шаховского, Титова, Бильса и Инглиса, стрелецких Стрекалова и Баишева (см в ПиБ-3, примечания к № 642).  
Юрий Шкот лишь в конце 1705 получил полк из бывших псковских стрельцов в гарнизоне Дерпта, а до этого командовал солдатским полком Александра Гордона, который прибыл из-под Дерпта.
Данный перечень замечаний является НЕПОЛНЫМ, и при дальнейшем более детальном изучении авторского текста, особенно в части списка полков и их атрибуции, могут быть выявлены дополнительные ошибки и неточности.
В заключение необходимо отметить, что публикуемый список из бумаг Р. Харли содержит большое количество неточностей и обобщений, что ограничивает его ценность как самостоятельного источника и возможность для дальнейшего использования. В частности, однозначно достоверными не могут быть признаны ни данные о перечне полков, ни их численности, ни обмундировании. Несмотря на то, что автором (Б. Мегорским) были отмечены все основные недостатки данного документа, подготовленные им анализ и комментарии содержат значительное количество ошибок и неточностей. 

P.S. Просмотрел получившийся комментарий: пять ссылок на выложенные в блоге материалы из опубликованных источников, которые Мегорский не смог толком проанализировать и сопоставить...

Комментариев нет:

Отправить комментарий