четверг, 19 июля 2012 г.

Еще раз к вопросу о введении "венгерского" платья в 1700 г.


Моя рецензия на статью Шаменкова (ссылка) вызвала неоднозначную реакцию, и по просьбе К. Нагорного на зеленом форуме была открыта отдельная ветка для обсуждения вопроса с "венгерским" платьем (ссылка). Однако содержательной дискуссии у «форумных экспертов», к сожалению, как обычно не получилось. Между тем, тема введения "венгерского" платья оказалась занятнее, чем я изложил в своей рецензии.
Ниже приведен отрывок из 1-го тома Русского военного костюма (сс. 37-41), посвященный введению "венгерского" платья. Данный текст представляет собой посмертную публикацию авторского варианта С. Летина без каких-либо правок. Примечательно, что данная работа использовалась С. Шаменковым при подготовке его статьи (ссылки 8, 12, 18 и 45), однако отмеченные мною явные хронологические неувязки не были им учтены. Итак...
Летин С. Петровская реформа костюма 1698-1725 (отрывок)
4 января 1700 года Петр издал Указ предписывавший «Боярам и Окольничим и Думным и Ближним людям и Стольникам и Стряпчим и Дворянам Московским и Дьякам и Жильцам и всех чинов служилым и приказным и торговым людям и людям Боярским, на Москве и в городах, носить платье Венгерские кафтаны, верхние длиною по подвязку,  а исподние короче верхних,  тем же подобием; и то платье кто успеет сделать носить с Богоявленьева дни (6 января - С.Л.) нынешнего 1700 года; а кто к тому дни сделать не успеет, и тем делать и носить с нынешние сырные недели (начало февраля - С.Л.)».[i] Нетерпеливый Петр определил в Указе явно нереальные сроки его выполнения.
  20 августа того же года вышел новый Указ с предписанием: «Для славы и красоты государства и воинского управления всех чинов людям, опричь духовного чина и церковных причетников, извощиков и пахотных крестьян, платье носить Венгерское и Немецкое, ... чтоб было к воинскому делу пристойное; а носить Венгерское бессрочно для того, что ... указ сказан был прежде сего; а Немецкое носить декабря с 1-го числа 1700; да и женам и дочерям носить платье Венгерское и Немецкое января с 1-го числа 1701 года, чтоб они были с ними в том платье равные ж, а не разные».[ii] В новом Указе, в отличие от предыдущего, помимо «венгерского» упоминалось «немецкое» платье, также впервые содержались распоряжения относительно женской одежды и попытки идеологического обоснования предпринимаемой реформы. Современник Петра И.А.Желябужский в своих записках датирует этот Указ 26 августа и сообщает, что его иллюстрировали повешенные у столичных ворот «Чючелы, сиречь образцы платью».[iii] Образцовые кафтаны - 15 «французских» и 15 «венгерских» - были изготовлены портными, собранными по Указу от 17 мая 1700 года на Генеральном дворе в селе Преображенском для шитья новых военных мундиров.[iv]
В  декабре  1701 года  появился следующий Указ: « Боярам и Окольничим и Думным и Ближним людям и Стольникам и Стряпчим и Дворянам Московским и Дьякам и Жильцам городовым и Дворянам и детям Боярским и Гостям и приказным людям и драгунам и солдатам и стрельцам и черных слобод и всяких чинов людям Московским и городовым жителям, и которые помещиковы и вотчинниковы крестьяне приезжая, живут на Москве для промыслов, кроме духовного чину, священников и дьяконов и церковных причетников и пашенных крестьян, носить платье Немецкое, верхнее - Саксонское и Французское, а исподнее - камзолы и штаны и сапоги и башмаки и шапки Немецкие, и ездить на Немецких седлах; а женскому полу всех чинов, также и попадьям и дьяконицам и церковных причетников и драгунским и солдатским и стрелецким женам их и детям носить платье и шапки и кунтуши, а исподние бостроги и юбки и башмаки Немецкие ж, а Русского [платья] и Черкасских кафтанов и тулупов и азямов и штанов и сапогов и башмаков и шапок отнюдь никому не носить, и на Русских седлах не ездить, и мастеровым людям не делать и в рядах не торговать. А буде кто с сего Его Великого Государя указу станут носить платье штаны и сапоги Русские и Черкесские кафтаны и азям и тулупы, также на Русских седлах ездить; и с тех людей в воротах целовальникам имать пошлину, с пеших по 15 алтын по 2 деньги, с конных по 2 рубли с человека; также и мастеровые люди платье и сапоги и башмаки и шапки и седла Русские станут делать и в рядах торговать: и тем людям, за ослушание их, учинено будет жестокое наказание».[v] Важное отличие этого Указа от прежних составляли карательные санкции, предусмотренные за его невыполнение. Через три года, в декабре 1704, Указ был повторен с незначительными изменениями.[vi]
Во избежание нарушений, связанных с запретом ношения русского платья, продукция портных, шаповалов и сапожников должна была строго соответствовать установленным образцам, за чем предлагалось наблюдать «выборным» от купечества. Если товар отвечал необходимым требованиям, он клеймился и лишь после этого поступал в лавки для продажи.[vii] Эти правила были подтверждены Указами 1713 и 1714 годов.[viii]
Решительные меры Петра по ускорению европеизации облика россиян не принимали в расчет ни особенностей климата, ни экономических возможностей населения, не говоря уже о национальном характере и традициях. Вполне естественно, что выполнение указов о брадобритии и немецком платье натолкнулось на достаточно активное, тайное и явное сопротивление как «хранителей старины», так и значительной части населения… Тогда же [летом 1705] вспыхнуло восстание в Астрахани, участники которого говорили: «Стали мы в Астрахани за веру христианскую, и за брадобритие, и за немецкое платье, и за табак, и что к церквам нас и наших жен и детей в русском старом платье не пущали, а которые в церковь Божию ходили, и у тех платье обрезывали и от церквей Божии отлучали и выбивали вон».[ix] О случаях неисполнения указов в 1708 году сообщалось в распространенных по Москве подметных письмах на имя царя: «Бояре и другому указу твоему непослушны, о русском платье: как ты приедешь к Москве, и при тебе ходят в немецком платье, а без тебя все боярские жены ходят в русском платье и по церквам ездят в телогрейках, а наверх одевают юпки, а на головах носят не шапки польские, неведомо какие дьявольские камилавки, а если на ком увидят шапку или фантаж (фонтанж – С.Л.), то ругают и смеются и называют недобрыми женами тех, кто ходит по твоему указу. ... Как царь Федор Алексеевич приказал охабни переменить, и в один месяц переменили и указу его не ругали, а твой указ ни во что не ставят, в семь лет не переведут».[x] В 1713 году архангелогородский вице-губернатор А.А.Курбатов доносил Петру: «...в губернии же ... всяких чинов люди едва не все платье носят старинное и бород не бреют».[xi]
Столь явное неприятие «костюмной» реформы вынуждало Петра в отдельных случаях идти на уступки. В 1705 году в ответ на многочисленные челобитные жителей сибирских городов с просьбами «для скудости их» разрешить ношение старинного платья, царь указал: «Посланные наши Великого Государя грамоты все отставить, и по ним ничего не чинить».[xii]
 ---------------
Таким образом, материалы Летина позволяют дополнить те вопросы и нестыковки, на которые я указывал в своей рецензии на статью Шаменкова:
- январь 1700, указ о «венгерском» платье
- март-апрель 1700, постройка мундира для большинства новоприборных полков
- 17 мая 1700, указ о постройке образцовых «венгерских» и «французских» кафтанов
- кон мая 1700 (точная дата неизвестна), утверждение «венгерского» кафтана как основного для армии
- июль 1700, указ о строении образцовых женских «портищ» и размещении их «у Белого города и Китая по воротам»
- 20 августа 1700, указ о ношении служилыми людьми "венгерского" и "немецкого" платья. Желябужский упоминает, что для иллюстрации данного указа в конце августа у городских ворот были выставлены чучела с образцовыми платьями. Для январского указа таких упоминаний нет
- декабрь 1701, указ о ношении "немецкого" платья, "венгерское" уже не упоминается  
Получается, что с высокой степенью вероятности, массового «внедрения» «венгерского» платья в русском обществе так и не произошло. А весной 1700 для армии пошили мундиры какого угодно образца, кроме «венгерского».

См также:
- И еще раз о "венгерском платье", теперь в январе 1700 (ссылка)

[i]  - Полное собрание законов Российской империи (далее ПСЗ), т. IV, СПб,1830, № 1741.
[ii]  - Брикнер А.Г. История Петра Великого, Т. 1, М., 1996, с. 230 - 231.
[iii]  - Россия при царевне Софье, с. 286.
[iv]  - Бобровский П.О. История Лейб-гвардии Преображенского полка. Т. I, СПб., 1900, с. 343.
[v]  - ПСЗ, т. IV, № 1887.
[vi]  - ПСЗ, т. IV, № 1999.
[vii]  - ПСЗ, т. IV, № 2175.
[viii]  - ПСЗ, т. V, № 2874.
[ix]  - Соловьев С.М. Указ. соч. с. 106.
[x]  - Там же, с. 330 - 331.
[xi]  - 200-летие Кабинета Его Императорского Величества. 1704 - 1904, СПб.,1911, с.
[xii]  - ПСЗ, т. IV, № 2132.

1 комментарий:

  1. Мне уже несколько человек задали вопрос: почему я пишу в блоге, а не на том же зеленом форуме? Ответ прост: не хочу пачкаться о последствия советско-испанской дружбы (с). Брезгую, да и в целом психически неадекватных людей стараюсь избегать...

    ОтветитьУдалить