четверг, 2 апреля 2020 г.

Немного о комарицких драгунах в конце 1660-х гг (разбор Бутикова 1667-68 г.)

Итак, разбор комаричан, проведенный М. Будовкиным в мае-июне 1666 г. (ссылка), был проведен по инициативе киевского воеводы В.П. Шереметева и носил, в некотором роде, неофициальный характер. Между тем, комарицкие бурмистры и старосты написали в июне 1666 г. челобитную в Москву, в которой жаловались на тяжесть драгунской службы и просили "отставить" их от этой службы и быть им по-прежнему на положении плательщиков "посопного хлеба". В статье А.А. Новосельского приведен довольно красочный пересказ этой челобитной. В частности, комаричане писали, что сильно "потерпели" в 1661-1662 и 1663-1664 гг., когда польские воинские люди долгое время стояли в их волости и "вконец" их разорили. После того разоренья,- писали жалобщики,- многие до сих пор не построили домов и живут "в погребах и ямах". На очередной службе беспрестанно бывает из них 700 чел. в Киеве, 1000 чел. в Глухове и 1000 чел. в Севске. Между тем им была обещана служба только в Киеве, "переменяясь" по полугодиям. Служа в Киеве, они на себе возят бревна, лошадей у них отбирают и не возвращают обратно. Киевским ямщикам они платят ежегодно по 330 руб. и ржи по 800 четвертей, и овса столько же. Во время походов воевод из Севска они дают единовременно по 100 - 200 подвод с санями, телегами, хомутами. Ратные люди берут у них подводы безденежно. В государевы житницы собирают с них с двора по четверику ржи и по четверику овса, и те хлебные запасы возят они на своих подводах в разные дальние города. В 1666-1667 гг. было с них взыскано за 311 кафтанов 396 руб. За отсутствием лошадей многие из них не пашут полей и едят овсяный хлеб. Перечислив все эти службы и поборы, челобитчики напомнили, что при устройстве их в драгуны им было обещано освобождение от всяких податей и сборов. Между тем в прошлые годы, когда они драгунской службы не несли и не были разорены, даже тогда они не платили подобных тяжелых и больших податей и поборов. Поэтому драгуны просили вернуть их в прежнее состояние.

В Москве на челобитную комаричан отреагировали оперативно, и уже июне 1666 г. в Севск для проведения теперь уже официального розыска и разбора был направлен Степан Борисович Бутиков. Ему дали довольно широкие полномочия, фактически он назначался временным управляющим волостей, и должен был "ведать их во всех делах". Вопрос взаимодействия с севским воеводой в указе разъяснен не был, и это сразу же привело к проблемам. Воевода кн. Ю.П. Трубецкой отказался выделять Бутикову служилых людей, требуемых для разбора и описи (разборщикам необходимо было посетить все населенные пункты и описать в них все дворы и лиц мужского пола). В результате Бутиков оказался зависим от предоставляемой местными бурмистрами и старостами информации, и его действия вызывали много вопросов. Тот же кн. Ю.П. Трубецкой постоянно жаловался на Бутикова, что тот полностью и не всегда обосновано доверял комаричанам, всячески укрывал и поддерживал их во всех «делах», и не проявлял должного рвения в разборе и высылке на службу комарицких драгун. Бутиков в свою очередь сообщал о сильном разорении местных жителей (фактически – пересказывал челобитные местных бурмистров) и жаловался на отсутствие помощи со стороны севского воеводы.
Я не буду перечислять все перипетии разбора и связанных с ним склок и скандалов. В итоге, несмотря на все сложности к осени 1667 г. разбор комаричан был закончен. По итоговым данным (в росписные книги несколько раз вносились уточнения), в Комарицкой волости вместе с Крупецкой волостью и селом Алешковичами насчитывалось 228 населенных пунктов, включая 68 сел и 160 деревень, слобод и починков. Из них в Крупецкой волости располагалось 4 села, 4 деревни и одна слободка. В них насчитывалось 4964 двора: 4895 драгунских, 54 бобыльих и 35 мельниковых. В драгунских дворах по данным Бутикова имелось 2895 драгун, ранее поверстанных на службу, из них «с мушкеты» - 1225 чел., «с пищали» - 1351, «с бердыши» 2319. Кроме этого в драгунских семьях имелось 6946 «детей и братьев и племянников <…> которые в службу поспели»: с пищали – 298, с бердыши – 2879, с рогатины – 3770. Таким образом, общая численность годных к службе комаричан составляла 11 842 чел. Также имелось 8647 недорослей, 1009 старых и увечных, и 162 «бобылей и мелников и детей и племянников». Всего 21 745 лиц мужского пола. 

2 комментария:

  1. Владимир, день добрый! Я правильно понимаю, что если из имеющихся 2895 драгун 2576 были вооружены огнестрелом, то оставшиеся "безоружные" 319 человек, в случае боевого столкновения, держали коней и в бою не участвовали?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Данные о вооружении скорее свидетельствуют о способности к самообороне от черкас и татар. При посылке на государеву службу драгуны получали недостающее оружие и снаряжение в цейхгаузе в Севске, и обязаны были сдать его обратно после похода

      Удалить