суббота, 27 февраля 2016 г.

Формирование генералитета русской армии в 1700-09 гг.

На зеленом форуме были выложены две статьи Сергея Черникова, посвященные русскому генералитету периода (Черников С.В. Эволюция высшего командования российской армии и флота первой четверти XVIII века: к вопросу о роли европейского влияния при проведении петровских военных реформ. // // Cahiers du Monde russe. 2009. Vol. 50. N 4. P. 699-735 (ссылка); Он же, Военная элита России 1700-1725 гг.: меритократические и аристократические тенденции в кадровой политике Петра I. // Правящие элиты и дворянство России во время и после петровских реформ (1682-1750). М., 2013. С. 45-62 (ссылка). Один материал является развитием более раннего, и они оба содержат ряд неточностей, касающихся состава русского генералитета начального периода ВСВ. Во-первых, автор не смог точно установить численность генералитета на начало 1700 года и все факты производств в генеральские чины. Во-вторых, он не совсем корректно описал период 1700-03 гг. – генералитет в этот период состоял из иноземцев «старых выездов» (данный нюанс упущен). В-третьих, упустил факт поступления на русскую службу осенью 1705 г. большой группы саксонских офицеров (подробнее см здесь: ссылка; причем Черников указывает, что это Петрухинцев не прав, когда упоминает об этом факте). В общем, предлагаю вашему вниманию свою версию по этой теме: Великанов В.С. Формирование генералитета русской армии в 1700-09 гг. // Русская военная элита. Сборник материалов научной конференции. — Севастополь: Изд-во «Шико-Севастополь», 2015. С. 97-111 (об этом сборнике см здесь: ссылка). 

Формирование генералитета русской армии в 1700-09 гг.

К началу XVIII в. в полках «нового строя» русской армии сложилась четкая иерархия генеральских чинов: генерал-майор, генерал-поручик и полный генерал. В 1699 г. состоялось производство Адама Адамовича Вейде в бригадиры1, но это был единичный случай, и вплоть до 1705 г. данный чин больше не использовался. Также 28 июня 1696 в генералиссимусы был произведен Алексей Семенович Шеин, что также было единственным производством вплоть до 1727 г. Указанная иерархия не была закреплена каким-либо нормативным или регламентным документом, аналогичным «Табели о рангах» 1722 г., и была результатом сложившейся практики. При этом количество генералов в русской армии не было связано с какими-либо административно-организационными требованиями (например, наличием постоянных соединений: дивизий, бригад, пр.), и определялось лишь личными заслугами конкретного человека.
В начале 1700 г. генералитет русской армии насчитывал 10 человек, включая одного генерала, одного генерал-поручика и 8 генерал-майоров2. Из них 7 были иноземцами, но все они уже долгое время служили в России (средний срок службы составлял более 30 лет), и стали ее полноценными поданными и верными солдатами, прошедшими с русской армией через многочисленные войны и походы вт. пол. XVII в.3. К сожалению, длительный срок службы в России имел как положительные, так и отрицательные стороны: большинство из них не было подробно знакомо с передовыми европейскими приемами и методами военного обучения и тактики. Единственным полным генералом был Автоном Михайлович Головин, одновременно командовавший 3 Московским Выборным солдатским полком, включавшим в себя на тот момент Преображенский (первая «тысяча») и Семеновский (вторая «тысяча») полки. Также при Преображенском полку состоял генерал-майор Адам Адамович Вейде. В Смоленске при полках смоленского гарнизона числился генерал-поручик Андрей Цей, при смоленской шляхте и рейтарах – генерал-майор Богдан Семенович Корсак. В Белгороде воеводой был генерал-майор рейтарского строя Христофор Андреевич Ригимон, при солдатских полках – его брат, генерал-майор Карл Андреевич Ригимон, летом того же года назначенный комендантом в Астрахань. В Севске воевода – генерал-майор Иван Михайлович Кольцов-Мосальский, при рейтарских и солдатских полках – генерал-майор Андрей Андреевич Гулиц. Еще два генерал-майора были комендантами в ключевых южных крепостях, Юрий Андреевич Менгден в Киеве, и Мартын Мартынович Болман (Полман) – в Троицком, что на Таган роге.

Несмотря на наличие на русской службе достаточного количества опытных и профессиональных генералов, Петр I решил доверить командование армией в Нарвском походе своим давним сподвижникам. Летом 1700 г. он произвел целый ряд назначений в высшем командном составе. В июне в чины полных генералов были произведены генерал-майор А.А. Вейде (1667-1720) и подполковник Преображенского полка Никита Иванович Репнин (1668-1726), получившие также командование над отдельными «генеральствами» (дивизиями). Еще двумя генеральствами командовали Автоном Головин (1667-1720) и новгородский губернатор Иван Юрьевич Трубецкой (1667-1750). Не позднее августа того же года в генерал-майоры были произведены Яков Вилимович Брюс (1669-1735) и Иван Иванович Бутурлин (1661-1738), числившийся при Преображенском полку. Головин, Репнин, Трубецкой и Бутурлин еще в юные годы начали придворную службу в свите молодого царя Петра I, затем вместе с ним служили в «потешных войсках», и позднее на командных должностях в Преображенском и Семеновском полках. Всем новым генералам было по 30 с небольшим лет, и весь их боевой и командный опыт ограничивался Кожуховским походом и двумя осадами Азова. Артиллерией руководил судья Пушкарского приказа царевич Александр Арчилович Багратиони-Имеритинский (1674-1711), имевший также чин (с 1699 г.) генерал-фельдцейхмейстера, являвшийся аналогом генерала от артиллерии. Его опыт ограничивался несколькими месяцами изучения теоретических основ артиллерийского дела в Гааге в 1697 г. Тем не менее, именно им было поручено командование войсками в войне со Швецией, а все профессиональные генералы «старой школы» получили летом 1700 г. назначения в западные и южные гарнизоны. Также летом 1700 г. в иерархии русского генералитета появился новый высший чин – генерал-фельдмаршал. Первым фельдмаршалом стал 19 августа 1700 г. Федор Алексеевич Головин (1650-1706), ранее имевший чин генерал-адмирала (т.е. командующего флотом). В ноябре 1700 г. чин фельдмаршала получил также поступивший на русскую службу генерал-фельдмаршал польско-саксонской армии Карл Евгений де Кроа. 
Неопытность русского командования под Нарвой привела к грубейшим ошибкам в управлении войсками и, как следствие, к разгрому и капитуляции русских войск 30 ноября 1700 г. В шведский плен попал весь генералитет главной армии: К. де Кроа, А.А. Имеритинский, А.М. Головин, А.А. Вейде, И.Ю. Трубецкой и И.И. Бутурлин (Ф. Головин уехал из армии вместе с Петром I накануне шведской атаки). Этот неудачный опыт многому научил Петра I, и в дальнейшем в ходе Великой Северной войны он доверял командование войсками профессиональным военным, либо производя в генералы за реальные боевые заслуги, либо нанимая опытных европейских офицеров, сразу получавших генеральские чины. На первом этапе войны, в 1701-05 гг. большую часть генералитета составляли офицеры, начавшие службу в русской армии еще во вт. пол. XVII в. В частности, в чины генерал-майоров были произведены полковники Иван Иванович Чамберс, Александр Вилимович Шарф, Николай (Клаус) Григорьевич фон Верден, Вилим Иванович фон Швейден и Роман Вилимович Брюс. Все пятеро прослужили на тот момент в российской армии не менее 20 лет (позднее всех, в 1683-84, на русскую службу в чине поручика поступил Швейден), и, пройдя все ступени карьерной лестницы, уже в конце 1690х дослужились до полковников. Общее командование русской армией было поручено Борису Петровичу Шереметеву, произведенному в феврале 1701 г. сразу в полные генералы4, а в мае – в фельдмаршалы. При этом в 1700-02 гг. от старости и болезней скончался целый ряд генералов: Цей, оба Ригимона, Менгден.
В начале 1702 г. русское правительство пришло к выводу о необходимости скорейшего привлечения на русскую службу опытных европейских офицеров и генералов, которые могли бы модернизировать организацию, управление и обучение русской армией в соответствии с современными требованиями. Для стимулирования приезда иностранцев 16 апреля 1702 был издан манифест «О вызове иностранцев в Россию», в котором всем гарантировалась свобода вероисповедания, сводные въезд и выезд из страны по завершении службы и подсудность особой Тайной коллегии, которая должна была вершить суд «сообразно с их [иностранцев] земскими законами и обычаями»5. Миссия по найму военных чинов была поручена тайному советнику Иоганну Рейнгольду Паткулю6, который начал активную вербовочную кампанию, напечатав и разместив плакаты с манифестом по всем крупным городам Германии и Австрии.  В Европе в это время шла война за Испанское наследство, и привлечь офицеров на русскую службу удавалось лишь чинами (плюс одно-два звания к имевшимся) и повышенным жалованием. Одним из первых на русскую службу согласился поступить Георг Бенедикт Огильви, который успел к 1702 г. дослужился до чина генерал-фельдмаршал-лейтенанта (соответствовал чину генерал-поручика в русской армии) австрийской армии. В русской армии он потребовал себе чин генерал-фельдмаршала с соответствующим жалованием. Контракт с Огильви был заключен в ноябре 1702 г., однако согласование условий финансового и юридического характера затянулось, и в итоге он прибыл в Россию лишь весной 1704 г7. Также Паткулем на русскую службу в чине генерал-поручиков были наняты барон Георгий-Густав Фабианович фон Розен (ранее генерал-майор в датской армии)8 и Адам Андреевич фон Шенкбек (генерал-майор в имперской армии). Кроме трех указанных генералов в 1702-03 гг. была завербована еще целая группа офицеров-иностранцев, среди которых следует отметить Карл-Эвальда Магнусовича Ренне и Гебгарда Карлусовича Пфлуга, поступивших на русскую службу в чине полковников. Ренне происходил из курляндских дворян, и к тому моменту успел послужить 10 лет в голландской армии, дослужившись до капитана, и 2 с половиной года в саксонской армии, дослужившись до подполковника9. В русской армии Ренне стал одним из самых известных и заслуженных кавалерийских командиров, заслужив в июне 1704 чин генерал-майора, осенью 1705 – генерал-поручика, а за отличие в Полтавском сражении – генерала. Пфлуг также в 1705 получил чин генерал-майора, а в 1708 – генерал-поручика. Всего в 1702-06 гг. миссиями Паткуля, Розена (в 1703-04) и Гизена, по нашей оценке, было нанято около 100 офицеров, некоторые из которых (как Ренне и Пфлуг) смогли сделать карьеру в русской армии и к 1706-08 гг. дослужиться до генеральских чинов.
Одним из существенных шагов в формировании генералитета русской армии стал проект расписания полевой армии, составленный Огильви осенью 1704. Данный документ определял численность и организацию войск, а также количество и структуру генералитета. Согласно проекту «Генерального расписания всем регулярным конным и пехотных Его царского величества полкам» армия должна была быть разделена на 2 пехотные (8 бригад) и 2 кавалерийские (4 бригады) дивизии, под общим командованием одного фельдмаршала, которому подчинялись генерал от инфантерии и генерал от кавалерии. Соответственно генералитет полевой армии должен был состоять из одного фельдмаршала, двух генералов, 4 генерал-поручиков и 12 генерал-майоров. Одним из препятствий к реализации этого проекта осенью-зимой 1704 г. явилась нехватка необходимого количества генералов. Петр I попробовал привлечь кандидатов из союзной польско-саксонской армии, и в своем письме от 19 ноября 1704 попросил польского короля Августа дополнительно прислать на русскую службу «на предбудущий воинский поход [кампанию 1705 г.] одного генерал-поручика и двух искусных генерал-майоров от конницы, да 3 генерал-майоров от пехоты»10. Данная просьба осталась без ответа, и проект расписания на тот момент оказался нереализованным.
Ситуация изменилась осенью 1705 г., когда формальным командующим всеми союзными польско-русско-саксонскими войсками стал польский король Август II. Проведя в октябре смотр русской армии в Гродно, он принял решение передать на русскую службу 10 генералов польско-саксонской армии: 3 генерал-поручика (Николай Людвиг Алларт, Вольфганг Генрих Венедигер, Зигмунд Браузе) и 7 генерал-майоров (Яган Генскин, Руланд, Клод Пьер Сент-Поль, Отто Бирон, Зейдлиц, Арнштедт, Франц Иоахим Гольц). В отношении Алларта существует заблуждение, что он был принят на русскую службу еще осенью 1700 г. В начале 1700 г. он был генерал-майором саксонской службы и генерал-квартирмейстером польско-саксонской Лифляндской армии, осаждавшей Ригу. В сентябре 1700 г. Алларт уже в чине генерал-лейтенанта был отправлен королем Августом к Нарве для помощи русской армии в осаде этой крепости, однако на русскую службу он не поступал. Соответственно в списке нарвских пленных он указан как один из офицеров польско-саксонской службы11, и также он продолжал числиться в списке королевского генералитета12. В шведском плену Алларт пробыл до начала, когда его обменяли на шведского генерал-лейтенанта Арвида Горна, захваченного в плен при взятии Варшавы в сентябре 1704 г. В августе 1705 г. он получил рекомендательную грамоту от Августа II для поступления на русскую службу, однако, его прием произошел не раньше октября 1705 г13. В 1705 г. произошло еще два знаменательных производства. В июне чин генерал-майора получил полковник Родион Христианович Боур, а ноябре в генералы от кавалерии был произведен Александр Данилович Меншиков, что зафиксировало его статус одного из фактических руководителей русской армии. Детали биографии Боура до его поступления на русскую службу до сих пор точно не известны. Он родился в 1667 г. в Голштинии, и воинскую службу начал в шведской армии. В 1690х он служил рядовым в роте ротмистра Отто Цоге в Эстляндском рейтарском полку в Прибалтике, затем при неизвестных обстоятельствах поступил на саксонскую службу. В августе 1700 г. Боур явился к дерптскому коменданту Скютте и сообщил, что он служил рейтарским ротмистром в саксонской армии, но был вынужден оставить службу из-за дуэли с сослуживцем, и хотел бы поступить на шведскую службу. В подтверждение своей лояльности он предоставил шведскому коменданту сведения о составе саксонской армии под Ригой и план захвата в плен польского короля Августа. Скютте видимо решил перепроверить сведения Боура и отправил его в Нарву (на тот момент между Россией и Швецией был мир). 30 сентября 1700 г., когда к Нарве подошли русские войска, Боур под предлогом прогулки выехал из крепости и явился к русскому командованию, заявив, что является саксонским агентом. Его слова были подтверждены находившимися при русской армии саксонскими генералами Аллартом и Ланге14. Осенью 1700 г. Боур отбыл обратно к королю Августу с дипломатическими письмами от Петра I, но уже летом следующего года он вновь вернулся в Россию уже в чине майора и попросил принять его на русскую службу. Его просьба была удовлетворена, и в августе 1701 г. он был принят на службу в чине полковника драгунского полка. В дальнейшем Боур неоднократно отличался во многих боях и сражениях, и дослужился до чина полного генерала.
Принятие значительной группы польско-саксонских офицеров на русскую службу осенью 1705 г. привело к тому, что они составили половину генералитета главной русской полевой армии в Гродно. Всего в росписи генералитета от 11 декабря (30 ноября) 1705 указаны 20 человек: фельдмаршал (Огильви), генерал над конницей (Меншиков), генерал над пехотой (Репнин), 3 «генерал-поручика над конницей» (Браузе, Розен, Ренне), 2 «генерал-поручика над пехотой» (Алларт и Венедигер), 4 «генерал-майора над конницей» (Руланд, Сент-Поль, Генскин, Пфлуг), 6 «генерал-майоров над пехотой» (Чамберс, Швейден, Бирон, Зейдлиц, Гольц, Арнштедт) и бригадир Рыддер. Также отдельно указан командовавший артиллерией генерал-майор Яков Вилимович Брюс15. Необходимо отметить, что большинство из указанных саксонских генералов прослужили в России очень недолго. Уже в середине января 1706 г. русская армия в Гродно оказалась блокирована войсками Карла XII. Опасаясь полного окружения города шведами, формальный командующий союзной армией король Август поспешил оставить 17 января Гродно, доверив общее командование Огильви. Вместе с ним русскую армию покинули Браузе, Руланд, Сент-Поль и Арнштедт. Венедигер умер в Гродно от свирепствовавших в городе болезней16, а Зейдлиц тайком бежал из Гродно переодевшись «жидовским проводом»17. Из оставшихся Гольц уволился весной 1706, Бирон – в январе 1707, и на русской службе остались лишь Алларт и Генскин. Последний до октября 1705 г. был полковником саксонского кирасирского полка Штейнау, и согласился перейти на русскую службу в ноябре 1705 с условием получения чина генерал-майора (в 1708 получил чин генерал-поручика и отличился при Полтаве). Сам Огильви покинул русскую службу летом 1706 г., перейдя в чине генерал-фельдмаршала в саксонскую армию. Личность Огильви и отношение к нему среди русского руководства красноречиво характеризуется в письме дипломата Петра Павловича Шафирова к Александру Меньшикову: «Невзирая на все худые поступки, надобно отпустить его с милостию, с ласкою, даже с каким-нибудь подарком, чтобы он не хулил государя и ваше сиятельство, а к подаркам он зело лаком и душу свою готов за них продать». Скончался Огильви 8 октября 1710 в ходе осады Данцига в возрасте 59 лет, и был похоронен в Варшаве.
Указанный список генералитета от 11 декабря 1705 г. включал только командование главной полевой армией в Гродно, русскими войсками на других направлениях командовали фельдмаршал Б. Шереметев, генерал-майоры Р. Боур, Р. Брюс, Н. Верден, А. Гулиц, И.Кольцов-Мосальский, Б. Корсак и М. Полман. Также в чине бригадира в 1705-1707 гг. упоминается севский воевода Семен Протасьевич Неплюев, командовавший отдельным корпусом на Правобережной Украине из 5 солдатских и одного драгунского полков18. Отдельно следует упомянуть о судьбе офицеров русского вспомогательного корпуса на польско-саксонской службе под командованием И.Р. Паткуля в 1704-1706 гг19. Сам Паткуль поступил на русскую службу в 1702 г. в звании тайного советника, и в следующем 1703 году получил чин генерал-майора. Он принимал активное участие в переговорах о формировании русского вспомогательного корпуса и договорился о назначении его командующим в чине генерал-поручика. Он был произведен в этот чин в мае 1704, и в августе принял командование над полками вспомогательного корпуса. По оценке Паткуля уровень подготовки находившихся под его командой русских офицеров был крайне низким, и он считал необходимым, чтобы иностранцы составляли не менее 30% командных кадров в полках его корпуса. В августе того же года Паткулем было нанято на русскую службу не менее 50 офицеров польско-саксонской армии, а в октябре 1704 г. по его просьбе начальником штаба корпуса был назначен саксонский генерал-майор Ганс Герман Востромирский, перешедший на русскую службу 15 января 1705 г. Судьба Паткуля и его корпуса сложилась трагически. В декабре 1705 г. он был арестован саксонцами по обвинению в измене, и выдан в апреле 1707 шведам, которые казнили его как государственного изменника 10 октября 1707 г20. Вместо Паткуля командование русским корпусом принял саксонский генерал-майор Франц Иоахим Гольц. Под его командованием русские полки приняли участие в неудачном сражении при Фрауштадте, закончившемся разгромом союзной русско-саксонской армии. Остатки вспомогательного корпуса были сведены в один полк под командованием подполковника Самуила Ренцеля. Ренцель поступил на русскую службу в сентябре 1704 в чине подполковника солдатского полка Паткуля. На тот момент ему было 32 года, из которых 16 он посвятил военной службе21. Осенью 1706 после вторжения в Саксонию шведов полк Ренцеля ушел на Рейн, а весной 1707 небольшими группами через австрийские и прусские владения русские солдаты и офицеры вернулись домой. За верность и мужество Ренцель не позднее июля 1707 был произведен в генерал-майоры от кавалерии, а в июле 1708 – в генерал-поручики. Кроме него на русской службе после Фрауштадта решила остаться еще целая группа офицеров-иностранцев. Старшим по званию среди них был полковник Федор (Фридрих) Иванович Беллинг, поступивший на русскую службу из польско-саксонской армии в августе 1704 г. в чине полковника одного из солдатских полков. В зимнюю кампанию 1706 г. он исполнял обязанности бригадира, и после разгрома под Фрауштадтом самостоятельно прибыл к русской армии в Киев. За это он был пожалован Петром I не позднее конца 1706 г. в генерал-майоры и назначен полковником солдатского полка (Сибирского).
К «гродненскому периоду» относится один из важнейших документов, сыгравшего ключевую роль в становлении системы управления российской армией – указ от 11 декабря 1705 г. «О порядке подчиненности военных чинов с приложение порядка генеральному уряду». В нем, наконец, были четко прописаны принципы и правила несения службы и субординации22. До этого момента солдаты и офицеры подчинялись лишь своим непосредственным командирам, зачастую игнорируя прямые приказы вышестоящих генералов. В частности, Огильви в своем письме Петру I от 20 июля 1704 г. из осадного лагеря под Нарвой жаловался, что солдаты и офицеры «должного послушания не показывают» и даже в боевой обстановке «повинной должности против неприятеля не исполняют». Еще тогда он предложил ввести приказ о единоначалии23, однако этот документ появился лишь через год с лишним благодаря настоятельным рекомендациям короля Августа24.
В конце 1705 в русской армии был окончательно введен новый генеральский чин «бригадир», занявший ступень между полковником и генерал-майором. Предыдущие производства (А. Вейде в 1699, и И. Рыддер весной 1705) были единичными эпизодами, не получившими широкого распространения. В бригадиры от кавалерии в 1705-06 был произведен целый ряд драгунских полковников, отличившихся в боях со шведами: Григорий Семенович Волконский, Иван Степанович Горбов, Антон Адамович Штольц, Отто-Рейнгольд граф фон Шаумбург, Николай Юстофович Инфлант, Густав Адольф Гейн. Трое из них к этому моменту служили в России непродолжительное время, в частности Шаумбург был нанят на русскую службу Розеном в 1704 г.25, а Гейн и Штольц поступили на русскую службу в конце 1705 г. О прежних службах Горбова известно немного. В 1702 он был генерал-адъютантом Б. Шереметева и весной 1703 был назначен полковником драгунского полка (Пермского). Дальше всех в русской армии служил Инфлант. Он поступил на царскую службу прапорщиком в 1674-75 г., и к 1696 г. дослужился до подполковника рейтарского строя в одном из полков Севского разряда. В 1700 г. он был назначен подполковником одного из новых драгунских полков (Киевский), а 8 июля 1702 – полковником солдатского полка. В следующем 1703 назначен полковником драгунского полка (Псковского), с которым прослужил до своей смерти в апреле 1709 г.
В том же 1706 в генеральское звание был произведен первый, после 1700 г., русский генерал «петровского поколения» - Михаил Михайлович Голицын. Он был взят на службу в 1687 г. в Семеновский полк в солдаты из комнатных стольников, и первоначально «за малолетством был в науке барабанной». В 1694 пожалован в прапорщики, и участвовал в обоих Азовских походах (в 1696 на штурме ранен стрелой в левую ногу). В 1700 он был произведен в капитаны. В сражении под Нарвой «ранен в ногу насквозь, да в руку слегка» и за отличия в начале 1701 г. произведен в майоры, а 11 сентября того же года – в подполковники. В 1702 он лично принял участие в штурме Нотебурга и за проявленный героизм произведен Петром I в полковники Семеновского полка. В 1703-1704 участвовал во взятии Ниешанца и Нарвы, а в 1705-1706 гг. был «за бригадира» при гвардейских полках. Весной 1706 вместе с главной армией Голицын принял участие в отходе из Гродно, и 29 июля 1706 г. в Киеве был произведен «за многие службы» в генерал-майоры над пехотой26.
В 1706 русское правительство опять вернулось к практике найма старших офицеров и генералов за границей. Самым знатным из них был принц Фридрих Гессен-Дармштадский, младший из шести сыновей от второго брака ландграфа Людовика (Людвига) VI Гессен-Дармштадского. Первоначально он выбрал карьеру католического иерарха, и в 20 лет в 1697 поступил на службу в Ватикан. Но затем Фридрих решил последовать примеру своего старшего брата Георга-Людовика, который в 30 лет в 1699 стал фельдмаршалом австрийской армии и погиб в 1705 при осаде Барселоны, и посвятить себя военному ремеслу. Некоторое время ему не удавалось найти для себя никакого назначения, но в конце 1706 г. он согласился поступить на русскую службу в чине генерал-майора от кавалерии. У него не было никаких военных опыта и заслуг, и его найм был продиктован, вероятно, репутационными мотивами: присутствие Фридриха в русской армии показывало, что царская служба достаточно престижна и для представителей правящих династий. Уже к началу 1708 он был произведен в генерал-поручики, и отличился в сражении при Лесной, где был смертельно ранен. Скончался Фридрих Гессен-Дармштадский 18 октября 1708 в Чаусах. Кроме него в 1706-08 гг. на службу были приняты 9 чел., в т.ч. генерал Генрих фон дер Гольц, генерал-майоры Вильгельм Бем, барон Иоганн-Людвиг барон фон Микуш (оба - кавалерия), барон Петр Долбон, граф Александр Беллеарди и Гартвиг-Фридрих Ностиц, бригадиры Генрих-Фридрих граф Фризен (Фриз), Штаф и Христиан Пфейленгейм (все – пехота). Большинство из них заключили двухлетние контракты, и покинули Россию в конце 1708 – начале 1709 гг. Примечательно, что получившие в начале 1709 г. отставку генерал-майоры Штольц, Гейн и Микуш решили далеко не уезжать, и начали переговоры о своем возможном поступлении на шведскую службу или к польскому королю Станиславу Лещинскому. Их переписка оказалась перехвачена и все трое были задержаны в Киеве27. Они были отпущены лишь в конце лета 1709, когда после Полтавской виктории пропала угроза шведского нашествия и почти вся Польша была очищена от про-шведских сил. 
Несмотря на прием на службу значительной группы новых генералов, основные изменения в русском генералитете в 1707-08 гг. были связаны с продвижением в чинах действующих офицеров. Очередные звания получили многие заслуженные генералы: Алларт был произведен в полные генералы, Боур, Беллинг, Верден, Голицын, Долбон и Ренцель – генерал-поручики. Звание генерал-майора получили 8 человек: Григорий Волконский, Гейн, Горбов, Шаумбург, Инфлант, Штольц и Александр Гордон. Последний попал в плен под Нарвой в ноябре 1700 в чине полковника, и после возвращения из плена по размену получил внеочередное звание за «полонное терпение». При этом основная масса производств была связана с получением звания «бригадира» отличившимися в боях полковниками. Всего, по нашим данным, в 1707-08 гг. в бригадиры были произведены не менее 13 человек. Необходимо отметить, что большинство производств приходилось на кавалерию, что было связано с тем, что боевые действия, в основном, свелись к «малой войне» и небольшим локальным операциям, в которых участвовала преимущественно кавалерия. Единственное полевое сражение с участием пехоты в 1708 г. – Головчино, закончилось поражением русской армии, гибелью Швейдена и отстранением от командования Чамберса и Репнина (последний был восстановлен за отличия при Лесной). В сражении при Лесной участвовала только корволант и кавалерия, и за опоздание пехоты к полю боя от командования пехотной дивизией был отстранен Верден (восстановлен в 1709).  
В 1708 году было составлено новое расписание главной полевой армии, определившее структуру и численность русского генералитета на следующие несколько лет. Пехота была разделена на 3 дивизии, каждая из 3 бригад, кавалерия – на 4 по 2 бригады в каждой. Отдельно от главной армии могли действовать отдельные корпуса (Ингерманландский Ф.М. Апраксина; Боура в 1707-08; Заднепровский Гольца в 1709-10), состоявшие из 1-2 дивизий. Дивизией командовал фельдмаршал, генерал или генерал-поручик, бригадой – генерал-майор или бригадир. При этом если в кавалерии в 1707-09 гг. наблюдался избыток генералов, то в пехоте - дефицит, и некоторыми бригадами командовали полковники «за бригадиров». Это было связано как с более высокой престижностью и жалованием в кавалерии, так и с упоминавшимися выше более высокими интенсивностью службы и возможностью для личных отличий. В итоге, к началу 1709 г. генералитет русской армии насчитывал, по нашим данным, 42 человека: один фельдмаршал (Шереметев), 3 генерала (Репнин, Меншиков, Алларт), 8 генерал-поручиков, 16 генерал-майоров и 14 бригадиров. В период до Полтавской виктории в его составе произошли незначительные изменения: умер генерал-майор Инфлант и чины бригадиров от кавалерии получили Александр Иванович Волковнский и Антон Эшхов.
Генералитет русской армии в 1700-09 гг. можно разделить на три категории: «старые иноземцы» (офицеры, начавшие службу в русской армии во вт. пол. XVII в.), «новые иноземцы» (офицеры, поступившие на русскую службу в годы войны) и русские офицеры. В начале Великой Северной войны большую часть генералитета составляли «старые иноземцы» - ветераны войн вт. пол. XVII в., по 30 и более лет прослужившие России. В 1700 г. Петром I была предпринята неудачная попытка поручить командование армией своим сподвижникам, но после нарвского поражения он уже доверял командные посты только профессионалам. В 1700-1705 гг. основную часть генералитета продолжали составлять «старые иноземцы», но, начиная с 1703 г., начался постепенный приход на русскую службу «новых иноземцев», имевших современные опыт и знания в военном деле. «Новых иноземцев» можно, по нашему мнению, разделить на две группы: генералов и офицеров. Обе группы приезжали в Россию в поисках новых карьерных возможностей (найм в более высоких званиях и возможность роста) и более высоких заработков, но их мотивация и поведение были различны. Иностранные генералы поступали на русскую службу, как правило, в чинах от генерал-майора и выше, и покидали Россию после истечения срока контракта. Иностранные офицеры, которым удавалось сделать карьеру в русской армии и дослужиться до генеральских чинов, как правило, оказывались более лояльными, и связывали свою службу с Россией на более длительный срок. Массовое производство в генералы (начиная с бригадирского ранга) офицеров, заслуживших повышение личными боевыми заслугами непосредственно в русской армии, началось в конце 1705 г., и уже к началу 1709 г. они составляли большинство генералитета. Причем данная «волна» включала в себя как иностранных офицеров, так и русских. В дальнейшем, в 1710-20х годах именно русские генералы составили большинство в российской военной элите.
Примечания:
1 - Бобровский П.О. Вейде Адам Адамович, один из главных сотрудников Петра Великаго и его военный устав 1698 г. Казань, 1887. С. 23. Вейде был произведен из майоров в бригадиры в марте 1699 г., вскоре после возвращения из Европы и представления Петру I детального отчета о состоянии военного дела в зарубежных странах, известного также как «Воинский устав Вейде». В октябре 1699 он был произведен в генерал-майоры.
2 - Генералиссимус А.С. Шеин скончался в феврале 1700 г., и мы его в рамках данной работы не учитываем. В ряде дореволюционных работ также указывается, что в 1698 чин генерал-майора получил новгородский наместник Иван Юрьевич Трубецкой, однако нам не удалось найти этому каких-либо документальных подтверждений. В частности, во всех известных нам документах Нарвской кампании 1700 г. он упоминается исключительно как новгородский наместник или губернатор без указания генеральского звания.
3 - Подробнее см.: Великанов В.С. К вопросу об офицерском корпусе русской армии накануне и на начальном этапе Великой Северной войны. // Война и оружие: Новые исследования и материалы. Труды Пятой Международной научно-практической конференции, 14-16 мая 2014 года. СПб.: ВИМАИВиВС, 2014. С. 338-354.
4 - РГАДА. Ф. 210. Столбцы Новгородского стола. Стлб. 250. Л. 223.
5 - Полное собрание законов Российской империи, с 1649 г. Т. 4 (1700-1712). СПб, 1830. № 1910. СС. 192-195.
6 - Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 2 (1702-1703). СПб, 1889. С. 50-51. (далее – ПиБ)
7 - Рогожин А.А. Огильви и его прием на русскую службу (1702-04). // Война и оружие: Новые исследования и материалы. Труды Пятой Международной научно-практическая конференция 14-16 мая 2014 г. СПб., 2014. Ч. 4. С. 99-107.
8 - Волынский Н.П. Постепенное развитие русской регулярной конницы в эпоху Великого Петра с самым подробным описанием участия ее в Великой Северной войне. Вып. 1. 1698 – 1706: в 4 книгах. Спб., 1912. Кн. 2. С. 43.
9 - Волынский Н.П. Ук. соч. Кн. 1. С. 160-161. Там же, Кн. 3. СС. 106-107.
10 - ПиБ. Т. 3. СПб, 1893. С. 194.
11 - Гистория Свейской  войны (Поденная записка Петра Великого) (сост. Т.С. Майкова). Вып. 1. М. 2004. С. 208; Там же. Вып. 2. С. 347.
12 - РГАДА. Ф. 79. Оп. 1. 1701. Дела Паткуля. Д. 8. ЛЛ. 1а и 32.
13 - РГАДА. Ф. 79. Оп. 4. Д. 88. Л. 31-31 об. Автор выражает благодарность А. Рогожину за предоставление данного источника.
14 - Автор благодарит Бенгта Нильсона (Bengt Nilsson, Линчепинг, Швеция) за предоставление неопубликованных документов из Государственного и Военного архивов Швеции.
15 - РГАДА. Ф. 20. Д. 400. ЛЛ. 3-3об.
16 - ПиБ. Т. 4. Ч. 2. С. 852. Письмо Меншикова от 5 апреля 1706 г.: «Генерал Венедиер и брегадир Рыдер в Гродне умре»
17 - РГАДА. Ф. 9. Отд. 2. Д. 5. Л. 397.
18 - РГАДА. Ф. 210. Дела разных городов. Д. 61. Л. 223.
19 - Подробнее см.: Великанов В.С. Русский вспомогательный корпус на польско-саксонской службе 1704-1706: организация и численность. // Военно-исторический журнал "Старый Цейхгауз", № 46 (2/2012). М. 2012. С. 84-91.
20 - Паткуль был шведским подданным, и еще в 1694 был заочно приговорен в Швеции к смертной казни за несогласие с королевской политикой в Лифляндии и призывы к сопротивлению и неподчинению. Подробнее о судьбе Паткуля см.: Устрялов Н.Г. История царствования Петра Великаго. Т. 4. Ч. 1. С. 404-440.
21 - РГАДА. Ф. 79. Оп. 1. 1705. Дела Паткуля. Д. 2. ЛЛ. 2, 14.
22 - РГАДА. Ф. 20. Д. 400. ЛЛ. 1-3об. Текст данного указа впервые был опубликован в 3 томе «Писем и бумаг Петра Великого» (№ 991, С. 524-526) под заголовком «Указ барону Огильви». Вторично текст был опубликован в Сборнике документов Северной войны (М. Кучково поле. 2009) под заголовком «Указ Петра I Г.Б.Огильви об укреплении воинской дисциплины и субординации в армии» (№ 231, СС 264-266). В первом случае документ печатался по списку, хранящемуся в РГАДА, во втором – по документу (оригинал?) из РГВИА. Документ из РГАДА имеет оригинальный заголовок «О порядке подчиненности военных чинов с приложение порядка генеральному уряду» (РГАДА. Ф. 20. Д. 400. ЛЛ. 1-3об), и включает в себя собственно сам текст указа (лл. 1-2об) и список генералитета главной русской армии (лл. 3-3об).
23 - РГАДА. Ф. 9. Отд. 2. Д. 3. ЛЛ. 429-429об.
24 - ПиБ. Т. 3. С. 519-522. № 989.
25 - Волынский Н.П. Ук. соч. Кн. 3. С. 113.
26 - Северная война. Документы 1705-08 (под ред. Д.Ф. Масловского). Сборник военно-исторических материалов. Выпуск 1. Спб, 1892. С. 315-317.
27 - ПиБ. Т. 9. Ч. 2. С. 962.

2 комментария:

  1. Очень интересная статья. Поправьте:
    ...сводные въезд и выезд из страны по завершении службы...
    ...Огильви, который успел к 1702 г. дослужился до чина...
    В шведском плену Алларт пробыл до начала,...
    В сражении при Лесной участвовала только корволант и кавалерия...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Текст был напечатан в авторской правке

      Удалить