среда, 21 октября 2015 г.

Снова Крымский поход 1687 г.: избрание гетмана Мазепы

История смещения гетмана Самойловича и избрание вместо него Мазепы неплохо описана в хрестоматийных источниках, но, занимаясь 1-го крымским походом, я наткнулся на ряд занятных деталей, позволяющих по-новому взглянуть на легитимность этой смены.
Вкратце история следующая: 7 июля (все даты – по старому стилю) группа заговорщиков во главе с Кочубеем пишет донос на Самойловича, обвиняя его во всех смертных грехах, напирая в основной на «несогласие с курсом партии» (т.е. несогласие с царской позицией по многим вопросам, включая сам Крымский поход), и для кучи присовокупив то, что он ничего не сделал, чтобы препятствовать татарам в поджоге степи. На следующий день Голицын отправляет эту бумагу вместе со своим письмом в Москву, и спрашивает указаний, что и как ему делать. До получения ответа все участники затаились, и в союзном лагере ничего не происходило. Наконец 22 июля гонец привез ответ царский указ, поручавший Голицыну арестовать И.С. Самойловича и выслать его в Россию, а на его место избрать гетманом того, кого выберет казачья старшина. Причем основной причиной смещения был назван внутренний конфликт среди казачьей старшины, а не его мнимые измены: «буде он всему Запорожскому войску негоден». Т.е. в Москве довольно хорошо представляли себе ситуацию в казацкой верхушке, и приняли решение убрать гетмана для того, чтобы снять конфликт между ним и старшиной.

Тем же вечером Голицын приказал полковникам московских стрелецких полков Петру Борисову и Андрею Нармацкому, составлявшим конвой гетмана, встать вагенбургом вокруг гетманского шатра, отрезав его, таким образом, от казачьего войска. Это не осталось незамеченным Самойловичем, но он предполагал, что его прежние заслуги защитят его от всех возможных обвинений, тем более, что никакой реальной вины за ним не было. На рассвете 23 июля гетман был арестован охранявшими его стрельцами прямо в походной церкви во время утренней молитвы, и доставлен в шатер к Голицыну, где уже собралось русское командование и казачья старшина. Здесь Самойловичу зачитали выдвинутые против него обвинения и царский указ о его смещении. Гетман отверг все обвинения в свой адрес, но, несмотря на это, он был помещен под арест и у него отобрали гетманскую булаву – символ власти. Казачья старшина требовала его немедленной казни, но Голицын настоял на исполнении царского указа, предписывавшего высылку гетмана с семьей в Россию. Выборы нового гетмана были назначены на 25 июля. Голицын предложил Ивана Мазепу, и именно его выбрала казацкая старшина.    
Самое интересное начинается, когда начинаешь в деталях изучать обстоятельства процедуры выборов 25 июля. Как известно, гетман избирался на голосовании большинством от всех городовых полков и казацкой старшины. Дислокация городовых полков на тот момент была следующей: в лагере на Коломаке (где, собственно и проходили выборы) – 5 (Киевский, Гадяцкий, Лубенский, Стародубский и Полтавский – с последним вопросы, возможно, что его не было), в лагере на реке Самаре (на месте будущей Богородицкой крепости) – Нежинский, в «Запорогах» с Григорием Самойловичем - 4 городовых (Черниговский, Переяславский, Миргородский и Прилукский), 2 кумпанейских (Новицкого и Пашковского) и  сердюки Яворского и Герасимового. Т.е. в выборах принимали участие меньше половины Запорожского войска. Остальные даже не успели прислать представителей. Более того, накануне выборов непонятно кем и как были смещены три полковника из числа сторонников Самойловича, и заменены на активных заговорщиков: Черниговский полк - Яков Кондратьевич Лизогуб вместо Григория Самойловича, Лубенский – Григорий Михайлович Гамалей вместо Максима Илляшенко, Переяславский – Дмитрий Райц вместо Леонтия Полуботка. Прилуцкий полковник Лазарь Горленко бежал вместе с Григорием Самойловичем к Кодаку, где его впоследствии зверски убили свои же казаки. Также произошла какая-то «замятня» с полтавским полковником, и, кто именно занимал эту должность 25 июля, я точно не установил (Павел Семенович Герцик вроде как уже не был полковником…). В общем, заговорщикам во главе с Кочубеем как-то удалось сформировать управляемое большинство в лагере на Коломаке. Но дальше начинается самое «чудное» - за все остальные полки на выборах Мазепы проголосовал все тот же генеральный войсковой писарь Василий Кочубей («за те полки… власной рукой подписуюся»)!!! То, что никакие представители других полков не успели прибыть на Коломак – это точно. Четыре полка Г. Самойловича стояли на правом берегу Днепра, и сразу же после получения известий о смещении гетмана там начались волнения, и часть казаков во главе с Григорием Самойловичем ушли к Кодаку. Там было не до рады, да и гонец просто не успел бы физически вернуться 25-го.
В общем, на вопрос о том, как же так случилось, что гетманом избрали Ивана Мазепу – ответ следующий:
1. Явная поддержка князя и оберегателя князя Василия Васильевича Голицына, фактически назначившего его гетманом и обеспечившим ему силовую поддержку со стороны 80-тысячной русской армии (казаков на Коломаке было около 20 тыс.)
2. Явные подтасовки со стороны Василия Кочубея, фактически «приписавшего» Мазепе голоса более половины войска.
3. «Чистки» в среде полковой старшины полков, бывших на Коломаке и замена сторонников Самойловича на активных заговорщиков. Причем сделано это было непонятно как и кем в течение одного дня: 23-го сметили Самойловича, а уже 25-го бумагу об избрании Мазепы подписывали новые полковники
И в целом получается, что главное "спасибо" за свое избрание Мазепа должен сказать двум людям, Василию Голицыну и Василию Кочубею. Да-да, именно тому Василию Кочубею, который в 1708 написал донос уже на самого Мазепу :). Но тогда Петр поверил гетману, а не доброхотам, и, как оказалось - зря...

2 комментария:

  1. А есть какие-нибудь доступные простому смертному книги про все эти казачьи дела? А то ведь без гугла даже не знаю, чем сердюки и кумпанейцы от городовых отличались. Видимо, только принципом набора?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Книга про вербованные казачьи части есть: Сокирко Олексий. Лицарі другого сорту. Наймане військо Лівобережної Гетьманщини 1669-1726 рр. Киев, «Темпора», 2006 г. 279 С. У этого же автора есть и несколько статей на эту тему, выложенных в интернете (погуглите Олексий и Алексей Сокирко)

      Если коротко, то у гетманов Левобережья кроме городовых (по-сути милиционных) полков были и постоянные вербованные, их число варьировалось от 5-6 до десятка в годы ВСВ (точное кол-во не помню). Много их создавать не разрешал царь, да и казацкая старшина тоже опасалась давать в руки гетману такой инструмент. Конные вербованные полки также назывались охочеконными или кумпанейскими, а пешие - охочепешими или сердюцкими. Т.е. кумпанейцы - конные постоянные вербованные части, а сердюки - такие же, но пешие. Конные полки обычно были по 500 чел, сердюцкие по 1000. Внутри делились на сотни и десятки, т.е. обычная казачья организация

      Удалить