четверг, 9 июля 2015 г.

Следственное дело в отношении генерал-поручика Андрея Цея 1700 г.

Я решил вернуться к теме обычаев и нравов в русской армии вт. пол. 17 в. (см ссылки на предыдущие материалы тут: ссылка)В материалах недавно прошедшей конференции в Брянске была опубликована статья Александра Рогожина, посвященная генерал-поручику Андрею Цею: Рогожин А.А. Генрих Цеге фон Мантейфель: штрихи к биографии. // Studia internatinalia: Материалы IV международной научной конференции «Западный регион России в международных отношениях Х-ХХ вв.» (1-3 июля 2015 г. Брянск, 2015. СС. 102-110. В числе прочего в статье упоминается и следственное дело в отношении Цея 1700 г.

Сначала надо сказать пару слов о главном герое – Андрее Андреевиче Цее или Heinrich Zoge von Manteuffel. Точных данных о его происхождении, к сожалению, нет, и я считаю, что он происходил из курляндской ветви рода, поэтому написание именно такое. Андрей-Генрих по данным Александра Рогожина поступил на русскую службу в конце 1650х, и к 1689 г. дослужился до чина генерал-поручика рейтарского строя. Я не буду пересказывать его карьеру – все детали вы найдете в статье Александра. Добавлю лишь, что в 1695 году он принял участие в Казыкерменском походе в полку Б.П. Шереметева (ссылка). Я обнаружил эти сведения уже после сдачи материала в печать, и они в статью не попали. За годы своей службы он неоднократно попадал в различные скандальные ситуации, и оказывался под следствием. Он обижал мирных жителей, притеснял солдат, не подчинялся командирам, уезжал со службы – в общем, жил полной и насыщенной жизнью. Его даже разжаловали из генерал-майоров в полковники, но потом восстановили. В итоге в 1697 г. его назначили на службу в Смоленск на место умершего генерал-майора Мензиса. Пока смоленским воеводой был Петр Самойлович Салтыков – все у Цея было нормально. Но в феврале 1700 на место Салтыкова назначили Владимира Петровича Шереметева, сына небезызвестного Бориса Петровича. И тут-то и поссорились Андрей Андреевич с Володимиром Петровичем…
Начало ссоре послужил отказ Цея предоставить Шереметеву в мае 1700 сведения о фактической численности полков смоленского гарнизона и выданном им жаловании. Точнее, воевода заметил, что они в точности совпадают с данными 4-х месячной давности, и заподозрил неладное. Т.к. расходы на смоленский гарнизон выдавались из местных, а не центральных доходов – то вполне имел такое право. Цей был полковником сразу в двух солдатских полках, и ему, видимо, было, что терять/за что бороться. Шереметев настаивал, Цей упорствовал, конфликт нарастал…  В определенный момент Цей вообще отказался исполнять приказы воеводы, сначала он отказался по приказу Шереметева дать провожающих солдат для осадных пушек, отправленных из Смоленска через Полоцк к саксонцам под Ригу. Потом не дал провожатых царскому посланнику в Данию А.П. Измайлову и отказался выдать солдат, пограбивших казаков, ехавших через Смоленск под Нарву. Но даже не это послужило причиной его неприятностей – он залетел на шпионаже…
Летом 1700 г. курляндский герцог попросил сына Цея, жившего в семейном поместье в Курляндии, обратиться к отцу с просьбой прислать план укреплений Смоленска. Цей поручил нарисовать этот план некому солдату Балашову, что тот и сделал. Потом что-то не срослось, и Цей не стал отправлять бумагу в Курляндию, а вместо этого продал ее купцу из литовской Друи. Все бы ничего, но об этом стало известно Шереметеву, и Балашов на допросе «молчать не стал», подробно изложив всю историю. Шереметев все аккуратно запротоколировал, и отправил Царю. Это уже было серьезно…

В Смоленск был отправлен указ немедленно выслать Цея в Москву для следствия. Опытный генерал понял, что дело плохо… Он попытался контр-атаковать, обвинив Шереметева в различных приписках, укрывательстве беглых, регулярных отлочках на охоту и прочем – но все это было мелко. Кроме этого, он не учел, что он вошел в конфликт в лице воеводы со всем кланом Шереметевых. В общем,  Цей был отстранен от службы, и умер под следствием в Москве весной-летом 1701 г. Надо заметить, что Владимир Шереметев «не забывал» о нем, и писал весной 1701 г. письма в Москву в Военный приказ, почему мол Цей не едет обратно на службу в Смоленск, заждались уже… 

Комментариев нет:

Отправить комментарий