пятница, 10 июля 2015 г.

Формирование и службы севских полков набора 1705 г.

В рамках прошедшей 1-3 июля конференции в Брянске был представлен мой материал, посвященный полкам, набранным С.П. Неплюевым из севских ратных людей весной 1705 г.: Великанов В.С. Формирование и службы севских полков набора 1705 г. // Studia internatinalia: Материалы IVмеждународной научной конференции «Западный регион России в международных отношениях Х-ХХ вв.» (1-3 июля 2015 г.). Брянск, 2015. СС. 95-102.

О службах севских служилых людей в годы Великой Северной войны известно немного. Большинство из них несли гарнизонную службу на южных рубежах, и оказались вне фокуса большинства исследований, посвященных реформированию и развитию русской армии в правление Петра I. В частности, в известном справочнике М.Д. Рабиновича содержится много неточностей как по перечню, так и по послужным спискам севских полков. Данный материал посвящен набору новых полков из севских ратных людей в марте 1705 г. и их дальнейшей службе в годы войны.
Севский разряд, как отдельный военно-административный округ, появился в 1665 г., когда согласно царскому указу «в Севске велено быть воеводам с ратными людьми безпрестанно», и был определен перечень городов «и в тех городах и ратных всяких чинов люди службою и всякими исправными делами и денежные доходы ведомы в Севску»[1]. Во вт. пол. XVII в. состав и территория разряда неоднократно менялась, и к концу 1690х, по данным Я.Е. Водарского, Севский разряд включал в себя следующие уезды: Севский, Белевский, Болховский, Карачевский, Брянский, Орловский, Кромский, Рыльский, Трубчевский, Путивльский и Недрыгайловский, а также Каменный[2]. Непосредственно сам Севский уезд состоял из дворцовых Комарицкой и Крупецкой волостей и земельных участков городовых служилых людей. Комарицкая волость имела 4 стана и располагалась вокруг Севска. Крупецкая волость, по-видимому, была отделена от Комарицкой территорией Рыльского уезда.
К концу XVII в. общая численность ратных людей Севского разряда составляла около 15 тыс. чел[3]. При подготовке к началу Великой Северной войне правительство осенью 1699 г. фактически приняло решение о расформировании прежних рейтарских и солдатских полков, заменив для служилых людей воинскую службу на денежные подати[4]. Предполагалось, что собранные средства пойдут в основном на выплату жалованья новым полкам, которые формировались для предстоящей войны со Швецией. Во исполнение данного указа весной 1700 и 1701 г. в фискальных целях были проведены дополнительные переписи служилых людей Севского полка и запись их детей и родственников в служилые люди. Переписи позволили увеличить списочную численность севских служилых людей до 23 346 чел., и соответствующим образом значительно увеличить денежные сборы[5]. На службе были оставлены лишь незначительные контингенты служилых людей «по прибору» (стрельцов, пушкарей и др.), которые несли гарнизонную службу в своих городах. Кроме этого их посменно отправляли на полгода в южные приграничные (Каменный Затон, Новобогородицкая) и малороссийские города. Например, в 1703 на службу в Киев, Нежин, Чернигов и Переяславль должны были быть отправлены 4 412 чел., из них явилось – 2601, сбежало в течение полугода – 905[6].

Ситуация изменилась в 1704 г., когда военные действия перекинулись в южную Польшу и Правобережную Украину. Русское правительство не имело крупных воинских контингентов на этом направлении, и было вынуждено начать формирование новых частей из служилых людей южных регионов. Указом от 22 марта 1705 г. севскому воеводе Семену Протасьевичу Неплюеву было поручено набрать на службу «из сотенных, из копейщиков, из рейтар, из солдат и всяких пешего строю» Севского разряда 6 тыс. чел., в т.ч. 1 тыс. конных и 5 тыс. пеших[7]. Разбор 1705 г. коснулся всех категорий севских ратных людей «старых служб», при этом в солдаты писали не только солдат, стрельцов и пушкарей, но и рейтар с копейщиками и помещиков сотенной службы. Например, в солдатском полку И. Хотунского было 39 карачевцев, 12 брянчан и 13 стародубцев сотенной службы[8]. Однако большинство дворян и детей боярских были набраны на службу в драгуны. В драгунский полк Севского разряда под командованием полковника Михаила Астафьевича Зыбина было зачислено 1000 дворян и детей боярских из 16 севских и заоцких городов[9], еще 200 – в выборные драгунские роты капитанов Л.М. Римского-Корсакова и И.П. Похвиснева, которые составили личный конвой гетмана И.С. Мазепы[10]. Оставшиеся 4 800 чел. составили солдатские полки полковников Ивана Сака, Ефима фон Вердена и Афанасия Рагозина, а также подполковников Якова Рагозина и Ивана Хотунского[11].  Все солдатские и драгунский полки состояли из 10 рот каждый. В солдатском полку полка «подполковника вместо полковника» Якова Герасимовича Рагозина служили стрельцы, пушкари и даточные из Севска, Рыльска, Белева и Путивля. В полку полковника Ивана Сака – из Трубчевска, Путивля, Каменного и Болхова. В полку «подполковника вместо полковника» Ивана Ивановича Хотунского - Брянск, Карачев, Стародуб, Рославль, Почеп, Кромы. Данные о составе весной 1705 г. полков Афанасия Рагозина и Вердена не найдены.
Назначение полковыми командирами подполковников было вынужденной мерой, связанной с общей нехваткой офицерских кадров. Рост численности армии в годы Великой Северной войны и понесенные потери, вместе с отсутствием системы подготовки и обучения офицеров, привели к дефициту командных кадров, особенно на ротном уровне. При этом правительство старалось в первую очередь укомплектовать полки главной полевой армии, а остальные части укомплектовывались по остаточному принципу за счет отставных офицеров. Для комплектования и обучения в новоприборные полки Неплюева по указу от 21 апреля 1705 г. из Военного приказа должны были быть направлены 193 «начальных людей»[12]. Уже при росписи имевшихся в его распоряжении офицеров Военный приказ столкнулся с нехваткой кадров на позиции младших командиров ротного звена, и был вынужден назначать офицеров на более высокие должности с сохранением прежних окладов («поручик вместо капитана» и т.п.). В частности, в полк Ивана Сака кроме полковника были назначены подполковник Иван Андреевич Цей, майор Иван Иванович Стенцель, 6 капитанов (4 русских и 2 «новокрещена»), 4 поручика «вместо капитанов» (все «новокрещены»), 8 поручиков (все русские), 2 прапорщика «вместо поручика» (русские), 10 прапорщиков и один квартирмистр[13]. Однако и эта мера не помогла решить вопрос с комплектованием новых полков офицерами. Приезд назначенных на службу в Севск начальных людей проходил крайне медленно, по состоянию на 16 июня 1705 явилось всего 77 человек (включая 5 полковых командиров), позднее на службу явилось еще 10 человек[14]. В результате Неплюев для восполнения вакантных должностей младших командиров (поручиков и прапорщиков) был вынужден назначать дворян и детей боярских «из драгун» (т.е. первоначально расписанных в драгунскую службу рядовыми).
В новые полки в Севске были выданы «фузеи с багинеты», «шпаги с портупеями» и «сумы с перевязями» (точное число не сохранилось). Кроме этого полки получили 870 карабинов «с ремни», 1 342 бердыша, 69 барабанов (в т.ч. 7 «луженных»), 65 тафтяных знамен «розных цветов», 129 алебард и 237 сипошь. Знамена были выданы из числа имевшихся в наличии в Севском цейхгаузе, и видимо ранее принадлежавших солдатским полкам Севского разряда. Точного распределения знамен по полкам и их описания не найдены, известно, что в полк Вердена были выданы 8 тафтяных лазоревых и 2 тафтяных красных знамени с крестами и звездами[15]. Для полковой артиллерии Неплюеву в марте 1705 из Севска и Путивля было прислано 20 орудий. Из них одно было 3-фунтовым с длиной ствола 2 аршина, остальные – 2-фунтовые с длиной ствола 3 аршина 7 вершков, отлитые в 1670-90х мастерами Яковом Дубиной, Якимом Никифоровым, Михаилом и Харитоном Ивановыми и Михаилом Сидоровым[16]. Всего в корпусе Неплюева летом 1705 г. по спискам насчитывалось 6 172 чел., в т.ч. 158 полковников и начальных людей, 10 чиновных людей, 1 204 драгун и 4 800 солдат[17]. Также в распоряжение Неплюева было направлено 26 севских пушкарей, 4 плотника, 11 кузнецов и один шатровой сторож[18].
Финансироваться новые полки должны были за счет местных севских кабацких и таможенных доходов, а также денежных податей с «остаточных служилых людей» Севского разряда (т.е. не призванных еще на службу). Однако в 1705 г.  организовать учет и сбор средств в городах Севского разряда не удалось, и полки фактически остались без средств к существованию. Это привело к болезням и дезертирству, и численность полков Неплюева к концу 1705 г. сократилась до 60-70%. В частности, только за ноябрь-декабрь из полка Хотунского в Замостье бежало 508 чел[19]. Частично жалование севским полкам было выдано лишь летом 1706, а деньги за 1707 г. солдаты получили лишь в августе 1708 г.
Летом 1705 г. полки Неплюева выдвинулись на Правобережную Украину, войдя в состав корпуса малороссийского гетмана И.С. Мазепы. В ноябре 1705 г. Неплюев получил приказ Мазепы отправить в гарнизон Замостья тысячный полк. Для этого был выбран полк Хотунского, пополненный до требуемой численности за счет других полков. В январе 1706 г. Неплюев получил аналогичный приказ разместить тысячу солдат в гарнизоне Брест-Литовского. Направленный туда полк Вердена так же был пополнен за счет остававшихся частей. В итоге отряд Неплюева, разместившийся на зимние квартиры в районе Луцка, насчитывал к началу 1706 г. не более 1,5 тыс. солдат и 800 драгун.
В конце января 1706 шведская армия Карл XII форсированным маршем неожиданно подошла к Гродно, и блокировала стоявшую в этом городе на зимних квартирах главную русскую армию под командованием фельдмаршала Г. Огильви. Шведский командующий решил отказаться от штурма русских укреплений, и, пройдя мимо Гродно, разместил свои войска к востоку от города, отрезав русскую армию от ее баз снабжения. Выход шведской армии в тыл гродненской группировки оказался полной неожиданностью для союзного командования. Никаких значительных воинских контингентов в центральной и восточной Литве не было, ближайшие некрупные русские гарнизоны находились лишь в Полоцке и Смоленске. Для прикрытия Литвы к Минску с Правобережной Украины спешно были вызваны войска И.С. Мазепы и С.П. Неплюева.
Неплюев выступил из Луцка 14/25 марта, и в конце марта прибыл в Минск. Тем временем шведы осадили в замке в Ляховичах ок. 1,5 тыс. малороссийских казаков переяславского полковника Ивана Михайловича Мировича. Гарнизон имел достаточно боеприпасов, но все собранные казаками съестные припасы и фураж остались в городе, и попали в руки шведов. Продовольствия в замке оставалось всего на несколько недель, и все надежды казаков были связаны с подходом подкреплений. В конце апреля на выручку Мировича был отправлен сводный корпус из малороссийских казаков миргородского полковника Даниила Петровича Апостола и севских войск Неплюева. Всего союзный отряд насчитывал около 4,3-4,4 тыс. чел., в т.ч. около 1,1 тыс. севских солдат и драгун[20]. При выступлении из Минска Неплюев оставил в городе половину полка Афанасия Рагозина (7 офицеров и 342 урядника и рядовых) вместе с 2 ротами драгун Зыбина под командованием подполковника Веревкина, а часть полка Сака отправил в Слуцк[21]. В результате в полку Якова Рагозина насчитывалось 11 начальных людей и 180 урядников и солдат, Афанасия Рагозина – 10 и 194, Ивана Сака – 5 и 207[22]. Драгунский полк Михаила Зыбина насчитывал 22 начальных человека (в т.ч. 6 драгун на офицерских должностях) и 455 урядников, музыкантов и драгун[23].
Утром 19/30 апреля союзный отряд подошел к местечку Клецк, находящемуся в 3 милях от Ляхович. Последовавшее затем сражение окончилось разгромом союзных сил. Конная атака казаков была дважды отбита шведами, и если в первый раз поддержка русской пехоты позволила им перестроиться и продолжить бой, то во второй раз казаки, отходя, смяли строй русских полков. Шведы воспользовались сумятицей и неразберихой, и атаковали и опрокинули русскую пехоту. Неплюев, попытавшийся восстановить порядок, был ранен пулей в левую руку, а один из полковников (Сак) убит. Остававшиеся на другом берегу Ржавки драгуны Зыбина, видя беспорядок и бегство основного отряда, также оставили позиции. Зыбину удалось остановить лишь 3 роты своего полка, но и они отступили после первых же залпов переправившихся шведов. Согласно русским данным, потери севских полков «убитыми и в полоне» (т.е. не вернувшимися в строй после боя) составили около 260 чел., в том числе: полк Сака – 4 (включая самого Сака[24]) и 87, Якова Рагозина – 6 и 95, Афанасия Рагозина – 68 нижних чинов[25]. В драгунском полку Зыбина потери составили всего 1 драгуна убитым и 1 раненым, кроме этого дезертировало 8 чел[26]. Также русскими полками были потеряны 4 медные 2-фунтовые полковые пушки. Точные потери малороссийских казаков Апостола неизвестны. Большинство казаков разбежались, и в строю после боя осталось всего несколько сотен чел.: «едны трупом там же пали, а другие в полон досталися, а трети розбеглися, и любо еще тое росполыненное войско совершенно нейщислялося и число (забиглых) в баталеи подлинно неизвестно»[27]. Известно, что в сражении погиб полковник казачьего вербованного («охочеконного» или «кумпанейского») полка Прийм, а также были потеряны 16 казачьих знамен и 4 пары литавр.
От Клецка Неплюев с остатками своих полков отступил к Лоеву, где переправился на левый берег Днепра. Здесь 17 мая он получил приказ Мазепы распустить солдат по домам, что и было исполнено к 25 мая, когда Неплюев сдал в Севске все выданные в его полки припасы и отчитался об их расходе. Решение о роспуске полков вскоре было отменено Петром I, и уже 2 июля Неплюев начал сбор драгун и солдат и отправку их в Киев. К этому моменту в Киеве уже находились полки Вердена и Хотунского, выведенные из Бреста и Замостья при отступлении русских войск от Гродно. Полком Вердена к 16 мая уже командовал подполковник Яков Лукич Постельников, а сам Ефим Верден получил от Меншикова отставку по старости, и в следующем 1707 уже отказался являться на службу, несмотря на указ Неплюева. В Киеве севские солдаты использовались для строительства новой Киево-Печерской крепости, а в начале ноября 1706 были распущены по домам до весны. Драгуны Зыбина были «определены быть у провиантских дел» и занимались заготовкой продовольствия в Польше и Правобережной Украине.  В феврале 1707 г. драгунский полк Зыбина был переформирован в Лейб-регимент командующего русской кавалерией князя А.Д. Меншикова, командование которым было поручено полковнику Антону Антоновичу Эшхову. В состав нового полка вошли 749 севских драгун, к которым в последствие добавили выборных драгун из других драгунских полков и рекрут. Все офицеры в новый полк были выбраны лично Меншиковым, Зыбин и севские офицеры получили отставку[28].
В 1707 г. севские служилые люди вновь были назначены на службу в Киев для продолжения строительства Киево-Печерской крепости. Всего на службу было назначено 4 144 чел., но по факту в Киев явилось значительно меньше. Согласно отписке Неплюева по состоянию на 19 июля 1707 в наличии были один полковник, 5 подполковников, 4 майора, один «капитан вместо майора», 13 капитанов, 15 поручиков, 45 прапорщиков и 2 адъютанта. В пяти солдатских полках насчитывалось 2567 урядников и рядовых: Афанасия Рагозина – 682 (Мещовск, Перемышль, Козельск, Болхов), Постельникова – 510 (Болхов, Карачев, Путивль, Недрыгайлов, Каменев, Трубчевск), Гаврилы Репьева – 423 (Орел и Рыльск), Якова Рагозина – 415 (Севск, Белев, Брянск, Рыльск, Путивль, Болхов), Хотунского – 537 (Карачев, Брянск, Стародуб, Кромы, Почеп, Путивль,). Еще 614 чел. были выбраны в новый драгунский полк Севского разряда под командованием подполковника Леонтия Герасимовича Ларионова. Позднее в Киев прибыли еще 290 солдат, выбранных из комарицких крестьян[29]
Указаний о роспуске севских полков на зиму осенью 1707 г. нами не найдено, вероятно, они были определены в гарнизоны на Левобережной Украине (в Сумах, Ахтырке, Глухове, Новгород-Северском и Полтаве). В августе 1708 в 5 севских солдатских полках насчитывалось 2865 урядников и рядовых. В конце 1708 полк Репьева, сокращенный до 4-ротного батальона, был направлен в Ахтырку, а в январе 1709 вошел в состав гарнизона Полтавы[30]. В списке офицеров полтавского гарнизона, расписавшихся в получении царского указа от 12 января 1709 г. о необходимости защиты вверенных городов «до последнего человека», указаны подполковник Гаврила Репьев, майор Лука Кровков, поручик Яков Карамихин (Караманов) и другие офицеры этого батальона[31]. В апреле-июне 1709 батальон принял участие в героической обороне крепости. По состоянию на 6 августа 1709 в батальоне Репьева в Полтаве было налицо: подполковник Репьев, майор Кровков, капитан Лука Родионович Лихарев, поручик Яков Иванович Каромихин, прапорщиков 7, один драгун вместо прапорщика, 515 урядников и рядовых (4 роты по 5 капральств)[32]. В дальнейшем все пять севских солдатских полков продолжили нести гарнизонную службу на Украине, и в 1712-13 гг. были переформированы в ланд-милицию или гарнизонные полки Киевской губернии. Сведений о службах драгунского полка Ларионова после 1707 г. нами не найдено.
Таким образом, с началом Великой Северной войны большая часть служилых людей Севского Разряда была фактически уволена с воинской службы и обложена денежными податями. Оставшиеся немногочисленные контингенты стрельцов и пушкарей использовались не только для гарнизонной службы в своих городах, но и активных посылок в приграничные и малороссийские города. С приближением военных действий к территории Севского Разряда русское правительство приняло решение о создании постоянных драгунских и солдатских полков из местных ратных людей. К сожалению, постоянные проблемы с командными кадрами и снабжением отрицательно сказались на их боеспособности, и севские полки набора 1705 г. использовались преимущественно для гарнизонной службы на Украине и южных русских городах. В дальнейшем они были переформированы в гарнизонные полки и ланд-милицию, из-за чего оказались «забыты» в большинстве исследований, посвященных реформированию и развитию русской армии в правление Петра I.




[1] Милюков П. Государственное хозяйство России в перв. четв. XVIII столетия и реформа Петра Великого. Изд. 2-е. СПб. 1905 г. С. 235.
[2] Водарский Я.Е. Территория и население Севского разряда во второй половине 17 – начале 18 веков. // Вопросы истории хозяйства и населения России 17 века. Очерки по исторической географии 17 века. Москва. 1974. С. 1-2.
[3] Подробнее об организации и численности российской армии в 1699 г. см.: Великанов В.С. К вопросу об организации и численности российских вооруженных сил в 1699 г. // Война и оружие: Новые исследования и материалы. Труды Четвертой Международной научно-практической конференции, 15-17 мая 2013 года. СПб.: ВИМАИВиВС, 2013. с. 335-350.
[4] Полное собрание законов Российской империи. Т. 3 (1689-99 гг.). СПб. 1830. С. 655-656. № 1710, указ от 30 октября 1699 г.
[5] Рабинович М.Д. Судьбы служилых людей «старых служб» в период формирования русской регулярной армии в начале XVIII в. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М., 1953 г. С. 143.
[6] Там же. С. 391.
[7] РГАДА. Ф. 210. Дела разных городов. Д. 61. Л. 223.
[8] РГАДА. Ф. 210. Дела разных городов. Д. 91. ЛЛ. 312-313об.
[9] О драгунском полку М.А. Зыбина см. подробнее: Волынский Н.П. Постепенное развитие русской регулярной конницы в эпоху Великого Петра с самым подробным описанием участия ее в Великой Северной войне. Вып. 1. 1698 – 1706. Кн. 2. СПб. 1912. СС. 106-113. Также: Рабинович М.Д. Полки петровской армии 1698-1725. М. 1977. С. 93. № 575.
[10] Подробнее см.: Волынский Н.П. Ук. соч. Кн. 4. С. 456.
[11] В справочнике Рабиновича указаны лишь 4 из 5 севских солдатских полков набора марта 1705 (Рабинович М.Д. Полки петровской армии 1698-1725. М. 1977. С. 54-55. №№ 218-221). Отсутствует упоминание полка Ивана Сака, полк Ефима фон Вердена указан по имени своего подполковника Гаврилы Репьева. Последнее, вероятно, связано с задержкой с приездом Вердена в Севск.
[12] РГАДА. Ф. 210. Дела разных городов. Д. 91. Л. 349.
[13] Там же. Л. 358.
[14] РГАДА. Ф. 210. Дела разных городов. Д. 61. ЛЛ. 218-218об.
[15] РГАДА. Ф. 210. Дела разных городов. Д. 91. ЛЛ. 187-210, 323-333об.
[16] РГАДА. Ф. 210. Дела разных городов. Д. 91. Л. 188-188об (13 пушек «севской дачи») и Л. 193 (7 пушек, присланных 30 июня из Путивля)
[17] РГАДА. Ф. 210. Дела разных городов. Д. 91. Л. 228.
[18] РГАДА. Ф. 210. Дела разных городов. Д. 91. Л. 196об.
[19] Голикова Н.Б. Из истории классовых противоречий в русской армии. // Полтава: к 250-летию полтавского сражения (сборник статей). М. 1959. С. 274.
[20] Подробнее о составе союзного отряда Д.П. Апостола и С.П. Неплюева и бое под Клецком 19/30 апреля см.: Великанов В.С. «Непомысленная баталия». Участие корпуса С.П. Неплюева в сражении при Клецке в 1706 году. // Военно-исторический журнал "Старый Цейхгауз". № 63 (1/2015). М. 2015. С. 76-81.
[21] РГАДА. Ф. 210. Дела разных городов. Д. 91. ЛЛ. 341об, 344.
[22] РГАДА. Ф. 210. Дела разных городов. Д. 91. ЛЛ. 334, 341об., 343об, 345об.
[23] Волынский Н.П. Ук. соч. Кн. 2. С. 297-298.
[24] Вместо Сака командование полком принял подполковник Гаврила Никитич Репьев.
[25] РГАДА. Ф. 210. Дела разных городов. Д. 91. ЛЛ. 334, 341об, 344об, 346.
[26] Волынский Н.П. Ук. соч. Кн. 2. С. 302.
[27] Сокирко О. Лицарi другогу сорту: наймане вiйско Лiвобережноi Гетьманщини 1669-1726 рр. Киiв. 2006. С. 149.
[28] Волынский Н.П. Ук. соч. Кн. 4. С. 445.
[29] РГАДА. Ф. 210. Дела разных городов. Д. 61. Л. 250-250об.
[30] Гистория Свейской войны (сост. Т.С. Майкова). М. 2004. Вып. 2. С. 433
[31] Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 9. Вып. 2. М. 1952. С. 571. Прим. к № 2973.
[32] РГАДА. Ф. 210. Дела разных городов. Д. 61. Л. 229-235

Комментариев нет:

Отправить комментарий