суббота, 5 января 2013 г.

Славнитский Н.Р. Тактика действий русских гарнизонов в обороне крепостей Северо-Запада, 1704—1707гг. (на правах рецензии)


Продолжу «благодарное» дело рецензий. И снова материал интернет-проекта «История Военного Дела: исследования и источники»: Славнитский Н.Р. Тактика действий русских гарнизонов в обороне крепостей Северо-Запада, 1704—1707гг. (см тут) Николай согласился с появлением моей рецензии, и я искренне надеюсь, что она будет воспринята конструктивно.
При рассмотрении заявленной темы «Тактика действий русских гарнизонов в обороне крепостей Северо-Запада, 1704—1707гг.» необходимо выделить следующие важные составляющие (подтемы):
1)      организация управления вооруженными силами на северо-западном направлении
2)      состав и численность русских войск на северо-западном направлении
3)      примеры действий на западном (дерптско-нарвском) направлении

4)      примеры действий на северном (питербургско-невском) направлении
5)      тактика действий
Теоретически, можно также выделить действия на Ладожском озере и к северу от него, включая архангельский регион, но в данном случае это несущественно.
Касаясь вопроса организации управления вооруженными силами на северо-западном направлении автор пишет, что управление данным регионом было поручено А.Д. Меншикову, в отсутствие которого его полномочия были делегированы обер-комендантам Р.В. Брюсу и К.А. Нарышкину. В зону ответственности питербургского обер-коменданта Брюса входили (с. 370) С. Питербурга, Котлина, Шлиссельбурга, Ямбурга и Копорья. Псковскому обер-коменданту Нарышкину подчинялись (там же, с. 370) Новгород, Дерпт, Псков и Нарва с Ивангородом.
Нам данное предположение кажется ошибочным. Начиная с зимы 1700 -1701 г. военно-административное управление северо-западными территориями и находящимися там войсками было разделено на 2 части, псковскую и новгородскую. Во Пскове находился Большой полк Б.П. Шереметева (т.е. главная полевая армия), и в ведении псковской администрации находились все «лежащие ко Пскову» города. В Новгороде находились полки генеральства Репнина, и к нему также административно относился отряд ладожского воеводы. Операционной зоной «псковичей» являлась Лифляндия и Эстляндия, «новгородцев» - Ингерманландия. Все завоеванные в Приневье и Ингрии территории «эволюционно» попадали в зону ответственности Новгорода, а после образования С. Петербурга административный центр был перенесен туда. Зона ответственности питербургской администрации хорошо видна из опубликованных Мышлаевским «Перечневых ведомостей» о численности войск, подведомственных ингерманландскому губернатору. В ведомости 1705 г. указаны С. Питербург, Кроншлот и Котлин, Нарва с Ивангородом, Копорье, Ямбург, Шлюссельбург, Гдов, Новгород, Ладога, Старая Руса, Торопец, Великие Луки. Т.е. фактически, отсутствуют только Псков, Дерпт, Печоры и еще несколько незначительных городов, которые находились в ведении псковского губернатора. Таким образом, в ведении губернатора Ингерманландии князя А.Д. Меншикова (и замещавшего его обер-коменданта Р. Брюса) находились вся Ингрия и Новгород со всеми пятинами и ближними городами.
В ведомости 1706 г. в ведении ингерманландского губернатора также указаны С. Питербург, Шлюссельбург, Нарва и Ивангород, Новгород, Ямбург, Копорье, Олонецкая верфь. У Нарышкина вновь остаются Дерпт и Псков. Это видно также из писем Нарышкина и Брюса, опубликованных «Письмах и бумагах Петра Великого». Например, обороной Гдова от шведских партий занимался Брюс, а не Нарышкин (ПиБ. Т. 4. С. 525). А в мае того же 1706 указание Болобанову сопроводить с 3 батальонами нарвского и ивангородского гарнизонов припасы из Пскова в Дерпт дал Брюс по просьбе Нарышкина (ПиБ. Т. 4. С. 871, 873, 883-884 и др). Сам Нарышкин распоряжаться войсками нарвского гарнизона не мог. Нарва и Ивангород по нашим наблюдениям перешли в зону ответственности Нарышкина не ранее конца 1707 г., вероятнее – уже в 1708 после оставления Дерпта.  
Говоря о зонах ответственности комендантов, автором абсолютно упущен из виду вопрос подчиненности в 1705-1707 гг. Нарышкину русских гарнизонов в северо-восточной Литве, в частности в Полоцке и Витебске.
Еще один важный вопрос, нерассмотренный автором, это собственно организация управления воинскими контингентами. Войска, находившиеся в северо-западном регионе, делились на гарнизонные и полевые. Вторые в ведомостях и росписях указывались как находящиеся «при городе», и на настоящий момент до конца не ясна их подчиненность комендантам крепостей. В частности, Брюс видимо мог напрямую распоряжаться находившимися «при С. Петербурге» полками, но войска Боура и Вердена Нарышкину не подчинялись.
Состав и численность русских войск на северо-западном направлении рассмотрены автором крайне поверхностно, хотя данные вопросы являются ключевыми для понимания возможностей и оценки эффективности действий Брюса и Нарышкина. Единственные приведенные данные (с. 1) указаны без года, что затрудняет их какую-либо оценку. Автор пишет, что «в Нарве находились 3-4 полка, в Дерпте, Новгороде и Пскове – по 2». Однако эти данные некорректны. В Нарве в гарнизоне в 1704-1707 находились 3 полка и в Ивангороде -1, кроме этого «при городах» находились до 3 полков. В гарнизоне Дерпта изначально были оставлены солдатский (Федора/Фридриха Балка) и 2 стрелецких полка, кроме этого  там же находились выборные роты из псковских помещиков (новгородские служили в С. Питербурге) и рейтарский (позднее – драгунский) полк Мурзенка из казаков Пскова и пригородов. В 1705 в Дерпт был дополнительно переведен «зборный» стрелецкий полк Филиппа Кара и т.д. В Новгороде на постоянной основе находился всего один полк – Мирона Баишева, все остальные части лишь временно останавливались в городе. Полностью отсутствуют данные о гарнизонах С. Петербурга, Котлина и Шлюссельбурга, хотя они имели постоянные составы (без учета полков «при городах»). Нет упоминаний о переброске в регион крупных воинских соединений, например, упомянутых отрядов Боура и Вердена, а также сборе отряда П.М. Апраксина в Новгороде летом 1705 г. «для охранения порубежных городов Санкт-Петербурха и Нарвы» и о сборе войск для выборгского похода 1706 г. В целом, в статье отсутствуют данные как о русских гарнизонах в указанном регионе, так и полевых соединениях, наличие которых существенно влияло на возможность и способность русского командования проводить какие-либо операции и их тактику.
Операции на западном (дерптско-нарвском) направлении рассмотрены автором также крайне поверхностно. Упомянуты лишь два эпизода, в декабре 1704, и январе 1705. Между тем, шведы, пользуясь слабостью дерптского гарнизона, неоднократно занимали квартиры в дерптском уезде, занимаясь вербовкой войск и сбором припасов. Согласно донесениям того же Нарышкина, в конце ноября 1705 шведы практически блокировали Дерпт с нескольких сторон, разместив в 3-4 милях от города несколько полков кавалерии и 4 батальона пехоты. Блокада, правда, длилась не долго. Уже в январе 1706, узнав о рейде Боура из Курляндии в Лифляндию, шведы отошли от Дерпта, опасаясь быть отрезанными. Тем не менее, шведы продолжали операции в окрестностях города в течение 1706 года. Лишь переброска в этот район драгунской бригады Боура изменило ситуацию.
Операции на северном (питербургско-невском) направлении рассмотрены автором более подробно, однако и в данном случае указаны далеко не все боестолкновения и рейды. Кроме этого, полностью отсутствует упоминание о выборгском походе 1706, хотя в нем участвовали в основном войска, находившиеся в Ингрии, т.е. попадающие под рамки данной работы. Более того, сам выборгский поход можно рассматривать как пример крупной местной наступательной операции, выполненной войсками ингерманландской группировки. Т.е. Брюс не только ограничивался «активной обороной» (с. 378).
Вопрос тактики русских войск, в силу упомянутых выше замечаний, рассмотрен недостаточно полно. Примеры приведены крайне выборочно, и отсутствует целый ряд существенных операций (см. выше). Также отсутствуют анализ динамики организации и численности русских войск в регионе в описываемый период, и взаимосвязь действий на данном ТВД с общим ходом Великой Северной войны. Данные вопросы нам представляются крайне существенными с т.з. их влияния на возможности и тактические решения, принимавшиеся русским командованием.
Подводя итог, необходимо отметить, что в статье рассмотрены лишь операции санкт-питербургского гарнизона и прикомандированных частей в 1704-1707 гг., причем если 1704-1705 описаны довольно подробно, то 1706-1707 гг. крайне поверхностно. Нерассмотренными оказались целый ряд вопросов, являющихся ключевыми при анализе тактики действий русских гарнизонов при обороне крепостей Северо-запада, такие как: динамика их организации и численности, прочие операции на данном ТВД (кроме описанных), взаимосвязь с общей ситуацией в ходе войны. Таким образом, заявленная в заголовке тема рассмотрена лишь частично. В тоже время необходимо отметить, что по нашей информации специальные исследования по многим из заявленных вопросов отсутствуют.  

Комментариев нет:

Отправить комментарий