воскресенье, 23 декабря 2012 г.

Разгром Киевского драгунского полка при Пыздрях 1 (12) июня 1712


Изучая историю старейшего регулярного кавалерийского полка российской армии – Киевского драгунского, многие встречали упоминание об интересном факте: «… понеже по разбитию полку в Польше под местечком Пыздрях, документов никаких при полку не осталось. А что по разбитию полку с 712 году июня 1-го числа осталось, и что к тому прибыло и убыло, значит ниже сего…». Киевский драгунский полк был сформирован по царскому указу от 1 сентября 207 года (1698 – Авт.) в селе Преображенском из царедворцев, и  первоначально назывался Преображенским драгунским полком и состоял из 4 рот. К концу августа 1700 года в ходе подготовки к надвигавшейся Северной войне полк был приведен к составу двенадцати рот и отдан под команду полковника Андрея Алферьевича Шневенца. Боевое крещение полк принял в нарвском походе 1700 года, и его дальнейший боевой путь включал все основные сражения: Эрестфер в 1701, Гуммельсгоф в 1702, Сестра в 1703, Гемауэргоф в 1705, Калиш в 1706, Лесная в 1708, Полтава в 1709. Весной 1712 года полком командовал полковник Федор Петрович Гордон, и в нем насчитывалось около 440 чел, вкл. 401 урядника и рядовых при 446 строевых лошадях. Полк входил в состав корпуса Боура, который весной 1712 был назначен к походу из Лифляндии в шведскую Померанию.

В ходе кампаний 1709-1710 гг. вся территория Польши была очищена от сторонников Лещинского, большинство из которых ушли к Бендерам. Зимой 1711-1712 там скопились значительные силы поляков (Потоцкого, Грудзинского и Урбановича) и запорожцев. Против них оборону приграничной полосы несли части коронной польской армии, но из-за хронических невыплат жалованья весной 1712 г. перешли на сторону лещинцев или были уничтожены в боях 32 из 40 находившихся там коронных хоругвей. Это фактически отдало лещинцам всю Волынь, остатки коронных сил заперлись во Львове.
Для развития успеха Карл XII запланировал глубокий рейд польско-запорожских сил в центральную Польшу. Отряд Грудзинского и Урбановича насчитывал 64 польские хоругви (около 3 тыс. чел., включая дезертиров из коронной армии), казацкие полки Мировича, Быстрицкого, Карпа и Войнаровского (около 3—5 тыс. чел.) и около 100 шведских солдат и офицеров. Также в походе приняло участие от 3 до 5 тыс. крымских татар.
В мае 1712 отряд Грудзинского через Волынь вышел к Висле. Гетман Сенявский был неуверен в боеспособности и лояльности своих войск, и поспешил отвести их в район Варшавы, отдав всю Великую Польшу противнику. Качество тех войск, которые остались верными Августу, было настолько невысоким, что в июне 1712 было решено спешить драгунский полк коронного гетмана, стоявший в Хелминском воеводстве, и забрать их лошадей под обозы и артиллерию. В Торуни (Торне) поляки, не полагаясь на коронных солдат, попросили русское командование «караул в воротах, в башнях и на костельных башнях разставила».
Практически не встречая сопротивления и грабя по дороге имения сторонников Августа, польско-запорожские отряды к началу июня подошли к Познани. К этому моменту отряды Грудзинского достигли за счет присоединения шляхетских отрядов сторонников Станислава 15 тыс. чел., разделенных на 2 главных корпуса, Грудзинского и Урбановича. 
В это время полки корпуса Боура (5 драгунских и 5 пехотных полков, всего 6 062 урядника и рядовых) не спеша двигались из Лифляндии в полковых колоннах с обозом по направлению к шведской Померании. Неизвестно, насколько детальной информацией о планах и движении поляков обладал Боур и командиры колонн, но когда они наткнулись на Грудзинского и Урбановича, то оказались не готовы к подобной встрече.
Киевский драгунский полк в начале мая получил приказ двигаться из района Плоцка к границе западной (брандебургской) Пруссии, и далее в шведскую Померанию. В ночь на 1 июня полк остановился на постой в деревне Пыздри, в 8 милях от Познани на р. Варте, и ранним утром был атакован и полностью разбит польско-шведско-татарским отрядом. Об этом бое известно довольно мало, прямых реляций и отчетов не найдено, и вся информация нам известна только из косвенных источников. В официальной «Гистории Свейской войны» про это событие написано довольно скупо: «… Грудзинский своею партией 1 числа июня на росийской Киевской полк, которой тогда в Померанию марш свой имел, в 7 милях от По­знании при местечке Пиздре нечаянно напал и розбил, и много ис того полку афицеров в полон взял». Рассказы спасшихся солдат Киевского полка дают более детальное описание тех событий: «… И как оный полковник (Гордон – Авт.) и с драгуны (Киевский полк – Авт.) пришли в Польшу к границам прусским и, не дошед от Познани за 5 миль, стал под местечком имянуемым Призри. И на утренней заре на тот полк внезапно напали поляки и татары с калмыки и волохи, и запорожцы, и шведы с 5000 человек конных, между которых будто шведов с 500 человек, поляков с 3 роты, волохов 4 роты, татар и калмыков 5 станиц, а кто над ними команду имел, не ведает. И бились они с теми драгуны с утра до полудни, и обоз драгунский разбили и полковника Гордона и майора, и адъютанта, да 4 капитанов, 2 поручиков, 3 прапорщиков и с 300 драгунов взяли с собою …, а достальных порубили. А с неприятельской стороны побито более 300 человек». Данное описание позволяет нам с определенной долей условности попытаться восстановить случившееся. По всей видимости, Киевский полк был внезапно атакован рано утром на постое численно превосходящими силами противника. Охранение либо не было выставлено, либо было смято конной атакой, и русские драгуны не успели оказать организованное сопротивление, тем не менее, бой продолжался несколько часов. В итоге сопротивление русских было сломлено. Киевский полк был полностью уничтожен, потери убитыми составили около 100 чел., остальные, включая большинство офицеров, попали в плен. Русские пленные были разделены между союзниками, часть осталась у поляков Грудзинского, а часть татары увели в Крым. В Киев 2 августа 1712 пришли полковой адъютант Киевского полка Звягин и два драгуна, рассказавшие, что после боя под Пыздерями их взяли в плен татары и «и повели к волошской границе…, а они, Звягина люди, от волошской границы от татар, которые их взяли, ушли ночью, а из котораго урочища не упомнят. И шли на горы и на Львов, и чрез Дубну и Острог, и Полонное, и до Киева». Численность отряда Грудзинского точно не известна, видимо он имел около 3-4 тыс. чел.
Вскоре после этого другая партия лещинцев под командою полковника Урбановича напала на другую колонну русских войск (Невский и Ямбургский драгунские полки) в местечке Шверин, но была отбита. Тем не менее, русские полки поспешили отойти к Торну. 7 июня в том же районе отряд Урбановича окружил и уничтожил роту русских драгун, захватив в плен капитана Преображенского полка Бахниотова.
Дальнейшие события под Познанью развивались очень стремительно. Русские спешно перебросили к городу отряд Пфлюка, который, соединившись с саксонцами, поляками Брюховецкого и литовцами Пашковского, разгромил Грудзинского 18 июня под Кроточанами. При этом они отбили «московских людей с господином полковником Гордоном побитых под Пызгами, отбилось с 40 и самого госпо­дина Гордона». Еще часть пленных, включая майора, была отбита в ходе преследования отряда Грудзинского, и их общее количество достигло 180 чел. Оставшихся пленных видимо увели с собой татары.
Осенью того же 1712 Киевский драгунский полк был воссоздан из спасшихся из плена солдат и новых рекрутов, и отдан под командование полковника Артемия Григорьевича Загряжского. К началу 1713 года полк насчитывал уже около 1 000 чел, и принял участие в кампании в Померании. Прежний полковник Федор Гордон был предан за необеспечение надлежащих мер охраны военному суду (кригсрехту), и в том же 1712 году «отрешен от службы».
P.S. Написать о бое при Пыздырях меня натолкнули откровения одного «видного интернет эксперта» Д.С., который «со знанием дела» рассуждал на одном из форумов о том, как мало, оказывается, знаем мы о Великой Северной войне, если незамеченным осталось целое сражение при Пыздырях, где разгромили славнейший Киевский драгунский полк. На проверку, как видите, никакого сражения не было. А вот сражение при Кроточанах, где Долгорукий разгромил Грудзинского с Урбановичем, действительно незаслуженно забыто.  

Комментариев нет:

Отправить комментарий