четверг, 4 октября 2012 г.

Пенской В.В., Пенская Т.М. Первые годы существования Белгородского пехотного полка (на правах рецензии)


Продолжу благодарное дело рецензирования. Так получилось, что большинство материалов по интересующим меня тематикам последние несколько месяцев появляются исключительно на milhist-е, поэтому так сложилось, что пишу только о статьях с данного ресурса. На этот раз на сайте выложена статья: Пенской В.В., Пенская Т.М. Первые годы существования Белгородского пехотного полка 1697—1705 (ссылка). Как следует из названия речь идет об истории создания и службе солдатского полка, сформированного в 1697 г. в Белгороде, и известном в годы войны сначала по имени командира – Айгустова, а с 1708 – уже официально Белгородского пехотного (солдатского). Авторами предложена интересная, но спорная версия создания данной части, а также прослежен боевой путь полка до размещения пехоты главной армии на зимние квартиры осенью 1705. Чем продиктован именно такой временной отрезок – непонятно. Покорение Ингрии закончилось в 1704, и конец 1704-06 – это Литовская (или Гродненская) операция. Началась она с переброски полков Репнина в Литву осенью 1704, затем развертывание главной армии в Литве и занятие Курляндии, отход от Гродно к Киеву и вновь – возвращение в Литву. Статья проиллюстрирована 3 рисунками С. Шаменкова, атрибуция одного из них вызывает вопросы.  
"Фузилер полка Айгустова по описанию
Ч. Витворта 1704-05" (SIC)
Солдат одного из полков команды 
г-м А. Шарфа в Вильно в феврале 1705 
по описанию Ч. Витворта
Рис. С. Шаменков
Начнем с вопросов по созданию полка. Во-первых, из авторского текста неясно, кто из двух братьев Ригимонов все-таки был первым командиром полка, Христофор Андреевич (с. 431), или Карл Андреевич (с. 433). Оба в конце 1690х служили в белгородских полках, и оба генерал-майоры. Судя по приведенным отрывкам биографии – все-таки Карл, что совпадает с нашими данными. Более существенным является вопрос создания полка. Согласно версии авторов, полк был сформирован в Преображенском из солдат Преображенского и Семеновского полков в качестве 4-го московского выборного полка (с. 432). Основанием для этого является следующая фраза из полковой «сказки» Белгородского полка 1720 г.: «Белгородский полк состоялся в регулярной службе… по разбору господина генерала А.М. Головина в прошлом 205 году из гвардии [подчеркнуто мною],  из Преображенского и Семеновского полков, а в дополнение было придано из новоприборных солдат, которые шли волею в службу». На основании этой цитаты авторами были сделаны следующие предположения: а) полк формировался в Москве в Преображенском; б) полк обучал сам Головин; в) полк был 4-м московским выборным. Никаких дополнительных подтверждений данным тезисам, кроме приведенной цитаты, нет. На основании каких данных авторы определили, что полк формировался именно в селе Преображенском, «штаб-квартире Преображенского полка»,  (с. 432) – неясно. Также непонятно, на основании каких данных авторы определили, что А.М. Головин не только провел разбор (т.е. определил людей, которые пойдут на формирование новой части), но и на первых порах «занимался обучением солдат полка» (с. 433). Характеристика, данная Куракиным Головину, никакого отношения к формированию данного полка не имеет. Кстати, в этом случае получается, что именно А.М. Головин был первым командиром данной части, а не просто человеком, отвечавшим за ее набор. Предположение о том, что Белгородский полк был «4-м московским выборным» не подтверждается никакими документами, все упоминания о нем (например, в том же Военно-походном журнале Шереметева) – именно как о «белгородском». Также необходимо остановиться и на самой фразе, на основании которой авторами было сделано столько выводов. Термин «гвардия» в отношении чинов Преображенского и Семеновского полка указывает, что данное утверждение было сформулировано в 1720х, а не является переносом из более ранних документов, т.к. до 1700 г. использовался термин «выборные полки». Это, видимо, связано с тем, что согласно той же «сказке» Белгородского пехотного полка, все полковые бумаги были утеряны в 1711 г. на Пруте. Таким образом, мы имеет дело с упоминанием события, произошедшего более 20 лет назад, о котором не сохранилось четких документальных указаний, и восстановленного «по памяти». Тем не менее, данная фраза явилась основанием для целой версии об истоках формирования и начальном статусе данного полка. 

Согласно «классической» версии, которой придерживаюсь и я, полк был сформирован в 1696 как выборный солдатский полк Белгородского разряда. Во 2-м Азовском походе 1696 г. приняло участие 7 солдатских полков Белгородского разряда под общей командой г-м К.А. Ригимона. По окончании кампании они как обычно были распущены по домам, но на постоянной службе было решено оставить один выборный солдатский полк. На его комплектовании пошли люди распущенных белгородских полков и чины Преображенского и Семеновского полков, присланные из Москвы. См. например: Раздаточная книга 205 г. кормовых денег солдатам Преображенского и Семеновского полков, присланным в полк генерал-майора К.А. Ригимона (РГАДА. Ф. 210. Разрядные вязки. Д. 20. ЛЛ. 106-176). Ведал разбором А.М. Головин. Новый полк стал постоянным выборным полком Белгородского разряда. В том же 205 г. (1696-97) подобный выборный солдатский полк был сформирован под командой г-м А.А. Гулица и из севских полков. Вероятно, характер выборного носил и солдатский полк генерал-поручика Цея в Смоленском княжестве. Т.е. можно предположить, что при роспуске армии по окончании 2-го Азовского похода было принято решение о формировании в каждом из разрядов (округов) по постоянному выборному "генеральскому" солдатскому полку. Однако для подтверждения данной гипотезы необходимо дополнительное исследование.   
Опубликованная табель от 28 окт 1705
со смещенными строками
Последующий боевой путь полка описан на основе Военно-походного журнала Шереметева, и подробно останавливаться на отдельных дополнениях я не вижу смысла. Достаточно упомянуть, что по состоянию на 4 июня 1705 в Полоцке полк насчитывал с нестроевыми 1299 чел, а при осаде Митаве 1-й батальон этого полка потерял 7 убитых и 17 раненных. Далее авторы пишут, что к концу октября 1705 весь полк (оба батальона) были в Гродно (с 447), и приводят ошибочные данные табели от 28 октября 1705 г. При подготовке данной таблицы к печати название полка фельдмаршала Огильви заняло две строки, из-за чего все табличные данные «съехали» на одну строку (см иллюстрацию слева). Таким образом, к полку Айгустова относятся не приведенные Пенскими в статье данные, а следующая строка, согласно которой в полку было 611 чел. В этом легко убедиться, взглянув на саму таблицу, и в частности на пустые данные по последнему полку Гассениуса (корректный вариант см напр тут). При этом про сам полк Ауйгустова в этой табели указано «Айгустов батальон», причина, по которой авторы проигнорировали это прямое указание неясно. Второй батальон (точнее, первый, полковничий) в это время находился в Митаве, в чем легко убедиться, открыв 1-ый выпуск Сборника военно-исторических материалов под редакцией Д.Ф. Масловского. В Приложениях на стр. 30-31 приведена табель русских гарнизонов в Курляндии, где в Митаве указан батальон полка Айгустова. Поздней осенью «курляндский» батальон никуда не перебрасывался, и в Гродно с главной армией оставался один батальон (см. Походный журнал марша из Гродно в том же Сборнике военно-исторических материалов СС. 298-315). Соединились батальоны полка лишь в конце 1706 при возвращении главной армии в Литву.
Также необходимо упомянуть об использованных в статье иллюстрациях. Об обмундировании полка Айгустова в указанный период 1700-05 достоверных сведений не сохранилось. Можно предположить, что летом 1704 под Нарвой (и уже почти наверняка – весной 1705 в Литве) полк был одет в немецкое платье. Рисунки С. Шаменкова на с. 440 и 446 являются стилизацией под внешний вид русской пехоты того периода и особых вопросов не вызывают. Однако к атрибуции рисунка на с. 449 есть целый ряд вопросов. В подписи указано, что это «фузилер полка Айгустова, по описанию английского посла Ч. Витворта 1704-05». Витворт действительно описал в феврале 1705 несколько русских полков в Вильно в серых русских мундирах, однако речь у него шла о конкретных полка команды генерал-майора А. Шарфа: солдатских Шарфа (бывш. Бернера), Дедюта и Ивана Рыддера и стрелецких Нечаева и Протопова (см подробнее тут). Полк Айгустова в это время находился где-то в районе Витебска! И увидеть его Витворт мог не раньше марта-апреля, когда пехота главной армии была сконцентрирована в районе Полоцка. Таким образом, атрибуцию данного рисунка следует признать ошибочной.  
В заключение необходимо отметить, что вопрос создания Белгородского полка требует отдельного исследования. Выдвинутая авторами материала версия о том, что данный полк был сформирован как «4-й московский выборный», а не как «белгородский выборный», на настоящий момент является спорной, и требует подтверждения дополнительными доказательствами. Окончательный ответ на данный вопрос вероятно невозможен без комплексного исследования структуры и организации русской армии в 1695-1700 г.г. 

4 комментария:

  1. Касаемо моей иллюстрации, подпись можно трактовать по разному, например как свидетельство того, что еще в 1705 году носилось эпизодически русское(венгерское) платье. Учитывая что данных на этот полк нет, то за аналогию взялись подразделения действовавшие территориально рядом.(которые и видел Ч.Витворт)
    Делая иллюстрации к статье . был повод показать переход с венгерского на немецкое платье.(кстати кафтаны на иллюстрациях имеют прототипы)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Сергей, у меня нет претензий к рисунку, у меня претензия к подписи. Если ты хочешь показать варианты внешнего вида русской армии в 1700-1705 и переход с одного варианта на другой - то пожалуйста, показывай. Но при чем здесь "фузилер полка Айгустова по описанию Ч. Витворта"??? Ты же сам яростно на форумах критикуешь чужие иллюстрации за малейшие допущения. А тут делаешь абсолютно неверную атрибуцию - и говоришь, мол "ну и что...". Будь уж последовательным. Витворт описал в феврале 1705 полки Шарфа (ссылка есть в моей рецензии), и ровно это написано в МОЕЙ атрибуции рисунка. То, что Нагорный придумывает кривые "атрибуции" (судя по обсуждению на зеленке это он автор исходной подписи) - это его личная проблема. Полк Айгустова здесь абсолютно не причем.

      С серыми мундирами Витворта и полком Айгустова будем считать разобрались. перейдем к тому, в чем мог быть этот самый полк в 1705 г. Здесь позволь мне ответить тебе цитатами из нашей с тобой переписки -)

      немецкое - вводится в армии с 1703
      полки набора 1704 (Буша) - в немецком
      англичанин (см мегорского) описал вообще всю армию под нарвой в немецком
      поляк о белгородцах паткуля под познанью в окт 1704 - в серых русских
      витворт о полках шарфа в вильно в феврале 1705 (2 из них стрелецкие, кого именно видел витворт неизвестно) - в сером русском
      меншиков о главной армии в марте - строить новые мундиры
      витворт о главной армии в марте-апреле - в немецком

      вопрос: полк Айгустова, относящийся к главной армии, в 1704 получает новый мундир (к сожалению, ни о цвете, ни о покрое этого мундира в документе ничего не указано) - с какой вероятностью это были "старые" русские/польские/венгерские кафтаны? или все-таки "новые" немецкие?

      Удалить
  2. Занятный факт о Савве Васильевиче Айгустове: он указан в 1693-94 в числе «московских же чинов людеи, которые посланы в Белгород за вины и которыми велено служить в Белегороде в началных людех, Петру Неплюеву, Родиону и Саве Агустовым, Афонасю Нелидову, Михаилу Шеншину, быт на своеи, великих г(о)с(у)д(а)реи, службе в Белегороде в полку у него, боярина и воеводы, по-прежнему, до своег(о), великих г(о)с(у)д(а)реи, указу»

    ОтветитьУдалить
  3. Еще несколько занятных фактов из истории этого полка:

    - в январе 1699 в Новоприборном солдатском полку г-м Карла Андреева сына Ригимона указаны следующие начальные люди: подполковник Савва Васильев с. Айгустов, 2 капитана-иноземца (Мих. Анд. Пласгут, Иван Иван. Бецаль), 1 поручик-иноземец (Ведр), 5 прапорщиков-иноземцев. Все остальные офицеры до 10-ротного штаты "надобны в дополнку"

    - в летнюю кампанию 1702 Айгустов (уже полковник) был ранен пулей "в левую руку ниже плеча навылет, кость раздроблена", но остался в строю. Ранен видимо под Гуммельсгофом, но точного указания нет

    ОтветитьУдалить