вторник, 31 марта 2020 г.

Действия кн. Ю.Н. Барятинского в октябре 1660 г

Чудновская катастрофа 1660 г. по факту была самым тяжелым поражением российских войск в 13-летней войне. При этом сама осенняя кампания 1660 г. до сих пор толком не исследована в отечественной историографии. Кроме А.П. Барсукова (5 том Род Шереметевых), на проверку, никого и нет... Все остальные авторы - либо поляки, либо основывались на польских данных и том же Барсукове без привлечения обширного массива различных сведений с российской стороны. При этом даже на этих источниках никто нормального комплексного анализа действий российской стороны так и не сделал. Одним из многих, толком неисследованных эпизодов Чудновской кампании 1660 г., являются действия отряда кн. Ю.Н. Барятинского, которого потом В.Б. Шереметев обвинил в том, что тот не спас Ю.Б. Хмельницкого и его самого.
Итак, начнем по порядку:
- Василий Борисович Шереметев выступил из Киева в поход на Правобережье 17 августа с армией, насчитывавшей около 15 тыс. чел. В Киеве на городовом воеводстве он оставил своего товарища, второго киевского воеводу князя Юрия Никитича Барятинского, при нем третий воевода Иван Иванович Чаадаев. С ними остался гарнизон численностью около 4,3 тыс. чел.: городовые дворяне и дети боярские, жилой рейтарский полк подполковника Я. Обернятина, полк комарицких драгун Ю. Гутцына, солдатский полк А. Гамолтона, а также киевский жилой приказ Дия Грекова.

- первые бои В.Б. Шереметева с польско-татарскими войсками начались 6 сентября, и к 16 сентября он оказался плотно блокирован в своем лагере около Чуднова. Попытка прорыва "огородясь обозами" (вагенбургом) оказалась неудачной. Ю.Б. Хмельницкий на помощь не спешил, и воевода понял, что попал в крайне неприятную ситуацию. Он немедленно написал в Киев к Ю.Н. Барятинскому, чтоб тот шел к нему на выручку, и в Москву - прислать подкрепления.

- Барятинский оказался в сложной ситуации. К этому моменту в Киеве находилось 5,8 тыс. чел. К прежнему киевскому гарнизону добавился тысячный рейтарский полк Давыда Фандернисина (он должен был пойти с В.Б. Шереметевым, но не успел прибыть в Киев к моменту его выступления в поход), черниговский жилой приказ Михаила Кабанова/Кабакова (400 чел.) и несколько сотен поместных и иных ратных людей, не успевших присоединиться к В.Б. Шереметеву. Из них Барятинский мог взять в поход не более 3 тыс., остальные 2,8 тыс. (это включая больных...) надо было оставить в самом Киеве: «А со мною ратных людей больше 3000 взять некого и то по великой нужде». Но идти всего с 3 тыс. было попросту опасно, и воевода запросил Москву: что делать?

- в Москве 26 сентября приняли решение: В.Б. Шереметева надо срочно выручать! Барятинскому был послан указ как можно скорее идти на помощь, взяв из Киева те самые 3 тыс. чел., плюс подкрепления из остальных малороссийских гарнизонов, общей численностью 2172 чел.:  «и ты взял с собою полковника Фандернисина с полком, да дворян Брянчан и Мещерян, и из Киева ратных людей, сколько пригоже; и из Переяславля голову московских стрельцов Федора Александрова с приказом, да полковника Ефима Франзбекова с полком; из Нежина голову московских стрельцов Алексея Мещеринова да городовых Бориса Глебова с приказом; из Чернигова Алексея Подтопкина с приказом и досталных полков черкас». В тот же день, 26 сентября, указы о скорейшем отпуске в Киев назначенных в полк Ю.Н. Барятинского ратных людей были отправлены в Переяславль (к кн. В.Б. Волконскому), Нежин (кн. С.И. Шаховскому) и Чернигов (В.С. Загряжскому). С Черниговым получилась следующая ситуация: в городе на тот момент находился только жилой приказ А. Подтопкина, а второй жилой приказ, Михайло Кабанова, сопровождал припасы в Киев, и на 26/09 все еще находился там. В итоге, было принято решение приказ А. Подтопкина никуда не перебрасывать, а Ю.Н. Барятинского усилить Кабановым.

- Барятинский выступил из Киева сразу же после получения указа, уже 7 октября, с 3 тысячным отрядом, не дожидаясь подхода всех вызванных из малороссийских городов подкреплений. После его ухода в Киеве у И.И. Чаадаева осталось «2400 человек и с больными, да у Михайлы Кабанова в приказе с 400 чел.; а конных людей со мною в Киеве не осталось никого».

- 11 октября Барятинский пришел в Рожаву (50 верст от Киева), где остановился, дожидаясь остальных подкреплений

- 17 октября Ю.Н. Хмельницкий, который с 7 октября был блокирован в своем лагере под Слободищами, по-сути капитулирует и подписывает Слободищанский договор, по которому он вновь признает королевскую власть. Де-юре это была измена по отношению к царю, которому он всего год назад клялся в вечной верности.

- солдатский полк Францбекова и стрелецкие приказы прибыли к Барятинскому в Рожаву 18 октября. Общая численность его отряда составила 5 172 чел. 

- 19 октября Барятинский выступил от Рожавы к Чуднову, и подошел к местечку Брусилову (60 верст от Киева). При подходе к местечку местные казаки во главе с брусиловским сотником обстреляли царский авангард, и разобрали мост. Воевода очень удивился, и послал узнать, в чем дело? В ответ ему сообщили об измене Ю.Б. Хмельницкого, и о том, что к Брусилову подходят поляки и татары.

- 20 октября лагерь Барятинского под Костовцами был атакован поляками, татарами и казаками, но все атаки были отбиты. Взятые пленные рассказали, что "гетман изменил", а В.Б. Шереметев блокирован в лагере под Кодней и "в обозе кормов мало и ратным лядем нужа болшая, едят лошадей ; да затем де боярин отходом не йдет, что не на чем везти пушки, лошадей у него в обозе мало" (т.е. об этом хорошо знал противник...). Также пленные рассказали, что поляки знают о подходе его отряда, и планируют атаковать его численно-превосходящими силами: "хотят меня осадить, и осадя меня, со всеми полками итти под Киев и промышлять над Киевом"

- 22 октября Ю.Н. Барятинский начал отход к Киеву, но буквально сразу же был атакован крупными силами противника, которыми командовали Я. Собеский, кто-то из Потоцких и Маметча-мурза с татарами, плюс правобережные казаки. Атаки были отбиты, причем в плен попал брусиловский сотник Андрей Синицкий
- опасаясь, чтобы его не отрезали от Киева, Барятинский продолжил свой отход, и 26 октября прибыл в Белогородок, а 30-го - в Киев. По ходу движения все казацкие местечки закрывали свои ворота и не пускали его ратных людей.

- после возвращения Ю.Н. Барятинского киевский гарнизон вырос до 8 тыс. чел., поэтому когда в Киев явились польские посланцы с копией Чудновской капитуляции (подписана 4 ноября; 5 ноября - вероломное нападение и уничтожение русской армии), в которой В.Б. Шереметев согласился вывести царские гарнизоны из всех малороссийских городов, тот же Барятинский спокойно ответил им ставшей исторической фразой: «я повинуюсь указам царского величества, а не Шереметева; много в Москве Шереметевых!»

Впоследствии уже в татарском плену В.Б. Шереметев обвинял Ю.Н. Барятинского в том, что поражение под Чудновым случилось во многом по его вине. Сначала Барятинский не отпустил рейтарский полк Д. Фандернисина, который должен был войти в состав полка О.И. Щербатова («не допустил до меня многих ратных людей полку товарища моего околничаго князя Осипа Ивановича Щербатова»). Затем, выступив в поход из Киева с корпусом якобы в 8 тыс. чел., он вернулся обратно, не дойдя до гетмана «малых верст», и это стало причиной капитуляции казаков («гетман ево ждал и надежен был на ево»). На самом деле, причиной Чудновской катастрофы были ошибки самого В.Б. Шереметева, но рассказ о них требует отдельного большого материала. Барятинский не имел достаточно сил, чтобы разблокировать царскую армию. Даже если бы он пробился на соединение, то, вероятнее всего, пополнил бы собой список чудновских жертв. Но скорее всего, его перехватили бы и блокировали по дороге поляки с татарами, и он бы повторил судьбу В.Б. Шереметева и Ю.Б. Хмельницкого. При этом Киев остался бы практически беззащитным. Так что Ю.Н. Барятинский в тех условиях поступил самым оптимальным способом и во многом сохранил Киев и Левобережье. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий