воскресенье, 28 июня 2020 г.

История о том, как Г.И. Косагов получил чин генерал-поручика

Г.И. Косагов
совр. художник
Григорий Иванович Косагов - один из наиболее успешных и, в тоже время, малоизвестных царских генералов "второго эшелона". Фактически единственное исследование по нему - это статья Александра Рогожина в "Вопросах истории" в 2011 г. (ссылка). Данный материал на настоящий момент несколько устарел, и требует уточнения в отдельных деталях. Крупными армиями/соединениями Косагов никогда не командовал, его стихия - это рейдовая война в Диком поле и на Правобережье. Причем именно "рейдовая", а не "малая" - партизанщиной он никогда не занимался. Отряды под его командованием редко превышали пару тысяч человек, а противником выступали примерно такие же по численности отряды казаков, крымских татар и поляков. Его "золотое время" - это борьба за Правобережье в 1660-х гг., в 1670-х ярких успехов у него уже не было. Косагов служил царю честно, и, в целом, довольно успешно. За 1660-е он получил чин стольника, а за 1676-1677 - генерал-майора. В марте 1679 он был произведен в генерал-поручики, и на обстоятельствах получения им этого чина я хотел бы остановиться поподробнее.

Кампания 1678 г. закончилась падением Чигирина и установлением власти Ю.Б. Хмельницкого практически над всем Правобережьем (кроме Киева с окрестностями). Роспуск турецко-татарской армии по домам состоялся 4 октября, но уже в конце месяца турки получили известия, что царь планирует весной 1679 г. отправить на Украину крупную армию. В Бахчисарай крымскому хану Мурад Гирею немедленно полетел султанский указ идти в зимний поход на Левобережье и русские окраины для того, чтобы сорвать сбор войск и припасов. Хан только-только распустил свои войска по домам после напряженной и кровопролитной кампании, но ослушаться султана не посмел: для предыдущего хана Селима I Гирея излишняя самостоятельность закончилась смещением и ссылкой (Мурад Гирей стал ханом в феврале 1678 г.). В общем, в начале ноября хан объявил новый сбор войск, и стал готовиться к походу. Сам Мурад Гирей, правда, в итоге так никуда и не пошел, простояв с частью орды на Каламаке, но отправил на Правобережье на соединение с Ю.Б. Хмельницким калга-султана Тохтамыш Гирея и нуррадин-султана Сафа Гирея с 30 тыс. крымских и белгородских татар. Также к союзникам должен был присоединиться валашский господарь Георгий II Дука, но его как раз в ноябре "перевели" в господари Молдавии, а новый валашский правитель Щербан I Кантакузин просто не успел "принять дела".
Ю.Б. Хмельницкий с татарами выступил в поход 26 января 1679 г., дождавшись, когда на Днепре встанет лед. Левобережный гетман И.С. Самойлович понимал, что пытаться оборонять всю линию Днепра бесполезно, поэтому сосредоточил свои силы в Переяславле (киевский и переяславский полки), Гадяче (основные силы), Лубнах (лубенский полк и охочеконный И. Новицкого) и Миргороде (гадячский и миргородский полки). На помощь гетману должны были прийти кн. Г. А. Козловский с 6 московскими стрелецкими приказами (Г. Титова, В. Тяпкина, М. Вешнякова, Н. Борисова, Ф. Мещеринова и В. Кривского) из Путивля и генерал-майор Г.И. Косагов с белгородскими служилыми людьми из Сум. Косагов оказался командующим можно сказать случайно. Кн. Г. Г. Ромодановского еще 5 ноября заменили на боярина кн. И.Б. Репнина и отозвали в Москву. Однако уже 21 ноября вместо Репнина назначили боярина И.Б. Милославского, но он прибыл к месту службы лишь в феврале. Пока шла эта чехарда, Белгородский разрядный полк должен был ведать стольник И.И. Лихарев, но он в январе заболел, и командовать поставили Косагова.
При первых известиях о татарском набеге И.С. Самойлович немедленно запросил царских воевод о помощи. Но Козловского задержали глубокие снега, и он лишь к 15 февраля прибыл в Путивль и "опоздал" на отражение набега. У Косагова к началу в февраля в Сумах было всего 58 офицеров (все иноземцы, дисциплинировано вовремя явившиеся на службу), 348 «сотенной службы», 54 копейщика полка самого Г.И. Косагова, 105 рейтар полка Г. Полтева и 1132 солдата полка С. Вестова с 6 полковыми пищалями. С этими силами он немедленно выступил на соединение с казаками в Миргород, но все равно опоздал на "первую серию марлезонского балета".
События между тем развивались следующим образом. Хмельницкий с частью орды начал приводить под свою руку приднепровские местечки, а калга-султан с основной частью орды пошел к Лубнам, где осадил лубенского полковника М. Ильяшенко и И. Новицкого. Полтавский полковник П. Левенец выступил из Кремечуга к Ирклееву и 2 февраля разбил 2 тыс. отряд татар, который сгонял местных жителей на правый берег Днепра. После этого Хмельницкий, опасаясь быть отрезанным, не принимая боя отступил на Правобережье. Калга-султан, узнав о подходе к Лубнам основных сил И.С. Самойловича также поспешил ретироваться. В итоге, к 5 февраля левый берег Днепра был очищен.
Калга-султан убедился, что Левобережье надежно защищено, и не видел смысла продолжать поход, тем более, что начались снегопады и морозы. В общем он с большей частью орды ушел в Крым. Нуррадин-султан Саха Гирей решил все-таки еще разок сходить за Днепр за "ясырем" на земли Миргородского полка. Его силы оценивались пленными в 7-10 тыс. чел.
Косагов (с тысячей солдат с 6 пушками; свою конницу он видимо оставил в Сумах прикрывать русские рубежи) вместе с «черкасскими полковниками» (гадячский М. Васильев, миргородский П. Апостол и охочеконный полковник И. Павловский) узнав 16 февраля, что татары с нураддин-султаном и с сыном калги-султана двинулись к Голтве между Кременчугом и местечком Власовка Миргородского полка, поспешили на следующий день выступить им на перехват. Они нагнали татар под местечком Манжейкой за час до темноты. В ходе скоротечного боя татары были разбиты и бежали за Днепр. На следующий день Косагов с казаками двинулись «за салтанами в степь», перейдя через Днепр, и еще раз настигли их на реке Ингулец. Дальнейшее преследование татар было затруднено сильным снегопадом и холодами («снiги велилiе випали, же не можно было конем куди хотiти ехати»), и союзный отряд 21 февраля вернулся на левый берег, встав лагерем около Кременчуга.
Нуррадин-султан Сафа Гирей в одном из этих боев был серьезно ранен, и увел орду в Крым. По возвращении в Бахчисарай он был смещен и заменен Саадет Гиреем (в некоторых источниках его указывают с 1678 г., но вплоть до февраля нуррадин-султан все еще Сафа Гирей).
Узнав об уходе татар с Правобережья И.С. Самойлович отправил на другой берег Днепра своего сына Семена (более 10 тыс. чел.) с приказом разорить все приднепровские местечки для того, чтобы лишить Ю.Б. Хмельницкого и турецко-татарскую армию базы для возможных нападений на Левобережье. Все селения сжигались, а население переселялось на другой берег Днепра. В составе одного из таких отрядов был и Г.И. Косагов со своими людьми, в частности, они взяли и разорили Жаботин. 5 марта С.И. Самойлович, разорив всю местность между Ржищевым и Чигирином ("хаты, и мельницы, и всякое заводившееся строение, и самые церкви – все было предано огню. Всех людей погнали за Днепр с семьями и пожитками"),  вернулся на левый берег.
В тот же день Г.И. Косагов отправил в Москву подробную отписку о походе, приписав основные лавры в отбитии крымских татар и разорении Правобережья своим действиям. Хотя на самом деле собственно его отряд был малочисленен (всего около одной тысячи человек, причем пехота), и основные операции проводились левобережными казаками под командованием С.И. Самойловича. В Москве отписку воеводы приняли благосклонно, и 16 марта новому белгородскому воеводе боярину И.Б. Милославскому был послан царский указ об отпуске ратных людей Г.И. Косагова со службы , а 18 марта он был произведен за успешные боевые действия в феврале-марте 1679 г. в чин генерал-поручика.
В общем, правильный пиар - залог успеха :) .

2 комментария:

  1. Как пехота Косагова поспевала за крымцами? Татары скорость теряли из-за ясыря, или русские ускорялись, используя лошадей и подводы?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. В том-то и вся "соль": согласно отписке Косагова главную роль в отгоне татар в первый раз, и потом в двойном разбитии нуррадин-султана и разорении Правобережья сыграл он. Хотя у него была всего тысяча солдат )). А левобережных казаков было коло 10 тыс., причем конных )). Но в Москве в такие нюансы погружаться не стали, и наградили чином генерал-поручика

      Удалить