среда, 25 ноября 2015 г.

Крымский поход 1687 г.: генералитет

О воеводском корпусе русской армии в 1687 г. я кратко рассказал в одном из предыдущих постов (ссылка), теперь настала очередь генералитета, т.е. высших командных чинов войск «нового строя» (далее НС). Их в 1687 г. на русской службе насчитывалось всего 9 человек:
- 3 генерала: А. Шепелев, Г. Косагов, В. Змеев
- 2 генерал-поручика: Афанасий Траурнихт и Патрик Гордон (об их ссоре в 1676-77 г. см тут: ссылка)

- 4 генерал-майоров: Андрей Цей (он же Генрих Цоге фон Мантейфель, см о нем подробнее: ссылка), Иван Лукин, Давид Граам и Яков Бильс.
Был еще генерал-майор Володимер Иванович Швыйковской, командовавший полком смоленской шляхты, но шляхта служила отдельным списком с собственными выборными командирами, и считать его «классическим» генералом неправильно. Полками НС он никогда не командовал, да и в Иноземном приказе не числился. В целом по теме генералитета русской армии во вт. пол. XVII в. рекомендую посмотреть диссертацию А. Рогожина (ссылка)
Итак, из 9 генералов в 1-м Крымском походе приняли участие 7. Косагов командовал отдельным корпусом (ок. 6 тыс. чел.), который с лета 1686 г. находился в Каменном Затоне и там зимовал. Яков Бильс в 1687 г. получил назначение в Белгородский разряд князя Михаила Андреевича Голицына, который в сам поход не ходил, оставаясь охранять Черту. Из оставшихся 7 один (Змеев) был «товарищем» В.В. Голицына и имел свой небольшой воеводский полк (корпус) численностью 11 тыс. чел. Двое, Шепелев и Гордон, командовали своими выборными полками, развернутыми до размера «дивизий» (6,7 и 3,4 тыс. чел.) соответственно. Граам и Лукин были в Большом полку Голицына, Цей – у Неплюева в Севском, а Траурнихт – в Новгородском. В Рязанском не было ни одного генерала.
Для чего я это расписываю? Есть такой нюанс в военном искусстве, как «управляемость» войск. Нормальной практикой считалось и считается сведение войск в промежуточные соединения численностью 2-3 тыс. чел. (условно «бригады»), которые объединяются в «дивизии» и «корпуса». И армия управляется не как совокупность 67 полков (столько было, например, в Крымском походе 1687 г.), а как иерархический набор соединений понятной численности и структуры. В 1687 г. тот же Рязанский разряд В.Д. Долгорукова – это 2 стрелецких, 5 рейтарских и 6 солдатских полков. С поместными – это 16 тыс. чел. и на всю эту массу служилых людей всего два старших командира, сам Долгоруков (который военного опыта не имел, о чем я уже писал ранее) и П.Д. Скуратов (после его смерти – Б.Е. Мышецкий). И ни одного генерала, знающего и понимающего как правильно воевать полками НС. Так что может быть это и хорошо, что в 1687 г. не было полевых сражений с татарами. Потому, что тогда бы русская армия оказалась бы гигантской, но плохо управляемой массой войск, которые не могли бы даже толком маневрировать.

Кстати, та же проблема (недостаток генералитета) встала и перед Петром I в начале ВСВ. В полевой армии оказалось всего по одному генерал-майору на «генеральство», т.е. на 9-10 полков. Маневрировать такими массами в условиях «малой войны» в Ингрии в 1701-04 гг. или на поле боя было затруднительно. В результате уже с 1702 стали появляться «команды» (по сути – бригады) под командованием одного из полковников, и лишь осенью 1704 Огильви предложил, наконец, регулярное расписание войск по дивизиям и бригадам (см подробнее: ссылка). Но его реализация столкнулась с нехваткой генералов, но это уже другая история.

Комментариев нет:

Отправить комментарий