суббота, 16 августа 2014 г.

Battle of Olkeniki, 23 Feb 1706

Now is a story about one more forgotten battle of GNW: battle at Olkeniki (now Valkininkai in Lithuania, ab. 55 km SW from Wilno) where Lithuanians with Russians fought against Lithuanians with Swedes in 1706. It's the same area where Sapieha's supporters lost a battle to "Federalists" under M. Wisniowecki on 18 Nov. 1700. Actually the 1700-1709s were the times of a civil war in Lithuania.
When Karl XII (see more about his troops, link) blocked main Russian army in Hrodno (see more about O'Gilvy's troops, link), a large body of Russian & Lithuanian troops stayed in Samogitia & Curland. Lithuania Grand Hetmen M. Wisniowecki had 35 choragwie which stayed in Samogitia. Lithuania Field Hetman Oginski with 15 choragwies was at Kowno. Curland was occupied by 7 Russian dragoon regiments & 10 batts of infantry under General-Lieutenant von Rosen.
In the mid of February of 1706 Allies got news that a strong detachment of pro-Swedish Polish troops under Potocki & Lithuanians under Sapieha marched to Wilno. Allies decided to attack these auxiliary troops until they were supported by Swedish troops. Their combined forces were around 5-6,000: 35 Lithuanian choragwies under Wisniowecki, 15 Lithuanian choragwies under Oginski, 100 Poles & 200 dragoons under General Sinitski, converged detachment of 2,000 Russian dragoons (from Bauer, Mesherski, du Mont, Inflant regiments) under General-Major Bauer.
Russian-Lithuanian troops marched from Kowno on south on 21 February. Their task was to cut & destroy Potocki & Sapieha troops. Meanwhile Potocki & Sapieha were reinforced with 2 Swedish dragoon regiments, Taube & Ducker. Wisniowecki estimated opposing Polish-Lithuanian troops of 100 choragwies, but I doubt that they were more of 5-6,000 plus ab. 1,500 of Swedes. So, the enemies were of an equal size. On 23th Feb. pro-Swedish troops marched from Olkeniki on north to Wilno.
Opposing vanguards met in a wood not far from Olkeniki. A column of Swedish dragoons pushed Lithuanians in a field where they met Russian & Lithuanian troops in a battle order. Russian dragoons under Bauer were at the right flank, Lithuanians under Wisniowecki were in the center & Polish dragoons under Sinitski on the left. Allies attacked pro-Swedish forces before they formed a battle line. First attack was repulsed, but after the second charge Ducker decided to retreat. He dismounted a part of his dragoons at the edge of the wood. They opened the platoon fire on allied cavalry & covered the retreat of pro-Swedish troops. Ducker with Potocki returned to Olkeniki. Swedes lost 3 Captains, 3 Lieutenants and about 60 dragoons wounded. Number of killed & Potocki’s & Sapieha’s losses are unknown. Ducker also wrote that Russians & Lithuanians lost a colonel, 2 lieutenant-colonels, 4 captains & “great number of soldiers killed & wounded”. (Adlerfeld. V. 2. P. 210). Wisniowecki’s losses are unknown, Bauer lost about 30 men.
Allies thought that pro-Swedish forces outnumbered them, & Karl XII followed Ducker with Potocki. So, they decided to leave Wilno. Russians retreated to Mitau. Wisniowecki took a position to the north from Wilno covering Samogitia & Inflanty. On 24th pro-Swedish troops continued the march to Wilno & entered the town on 25th. They took there a large Russian supply magazine. All supplies were immediately sent to King’s army.

Сражение при Олькениках, 23 февраля 1706.


Продолжу о неизвестных битвах Великой Северной войны. На этот раз я расскажу о битве при Олькениках (совр. литовский Valkininkai в 55 км к юго-западу от Вильнюса), где зимой 1706 встретились русско-литовские и шведско-литовские войска. Бой произошел примерно в том же районе, где 18 ноября 1700 г. литовские "федералисты" под командованием Михаила Вишневецкого разгромили сторонников Казимира Сапеги. Кстати, в некоторых интернет-источниках год первой битвы при Олькениках указывается как 1701, что неверно и легко проверяется через годы жизни сына Казимира Сапеги Михала (Michal Franciszek Sapieha), который попал в плен в этом сражении и был убит пьяной шляхтой на следующий день. Надо отметить, что период 1700-1709 гг. для Литвы был фактически временем гражданской войны, но это совсем другая история.
В конце января 1706 шведы Карла XII (см подробнее состав, ссылка ) заблокировала главную русскую армию Огильви в Гродно (см подробнее о составе русской армии, ссылка), отрезезав от основных складов находившихся в Вильно. К этому моменту главные силы литовцев под командованием Вишневецкого и Огинского находились в районе Ковно и Жмуди, а в Курляндии стоял корпус генерал-поручика Розена в составе 7 драгунских полков и 10 батальонов пехоты. Узнав, что Сапега с Потоцким соединились в Олькениках и планируют занять Вильно, союзники решили атаковать противника и не допустить потери литовской столицы. Союзные силы соединились 20 марта в местечке Румшишки к юго-востоку от Ковно, их объединенные силы составили около 5-6 тыс. чел. Боур привел с собой 2 000 русских драгун, собранных из отдельных рот 4 драгунских полков Боура, Мещерского, Дюмона и Инфланта. Про польско-литовский отряд Боур сообщал, что «... у обеих Гетманов [великого литовского гетмана Вишневецкого и польного литовского гетмана Огинского – прим авт] будет войска 3 000 Поляков [«национальной кавалерии», т.е. гусар, пятигорцев и волохов - прим авт], 1 000 немцов [«иностранной кавалерии», т.е. драгун – прим авт]». Кирхен в письме Меншикову оценивал состав и численность союзного отряда следующим образом: «…пришол в Ковну в четырех тысячах [2 тысячи русских драгун Боура и 2 тысячи литовцев Вишневецкого – прим авт] и пошол к нему Агинской, ас ним пятнатцат хоронх, да Генерала Синицкого рота Поляков, да двести человек драгунов». Устрялов со ссылкой на письмо Огильви Петру I от 23 февраля оценивал численность литовских войск в «50 хоронгвей», т.е. собственно у Вишневецкого было 35. 
К сожалению, удачный момент для атаки Потоцкого был упущен. Примерно в это же время Карл отправил на его усиление драгунские полки Дюкера и Таубе с приказом занять Вильно. Шведы соединились с поляками Потоцкого и литовцами Казимира Сапеги 22 февраля у местечка Олькеники, их объединенные силы составили коло 5-6 000 чел, вкл. 1,5-2 тыс. шведов и 4 тыс. поляков и литовцев. Данную численность подтверждают в своих отписках и Вишневецкий и Дюкер. На следующий день 23 февраля объединенный шведско-польско-литовский корпус выступил к Вильно, но через несколько верст неожиданно столкнулся с передовыми отрядами Боура и Вишневецкого. О сражении при Олькениках опубликована всего одна небольшая отписка Вишневецкого: «В последней оказии из Янышек писал я к вашему величеству, идучи против неприятеля, a ныне краткое чиню доношение, что, пошедчи з господином генералом Боуром на Koвно в намерении на неприятеля ударить, которой от Жолудки до Алыки розложился, обраняли камуникацыю от Вилни, дабы оттуды в Гродню провианты провозити мочно; но в Ковне чрез спегов моих получил ведомость, что с 5.000 Шведов со всеми Поляками, которых около 100 хоронгвей, в Вилню пошли. Мы посему купно советовали, и пошед генерал господин Боуръ с выборными людми и наш генерал господин Синицкой с ыноземческим, а господин Заранок с Литовскими войски, встречались под Олкениками с вперою неприятелскою стражью, в тесном лесу: господин генерал Боур правым крылом, а господин Синицкой левым станувши; надлежит признати, иже как ковалеры стояли, и принужден неприятель з замешанием назад уступить, потеряя немало людей своих. В том же времени вся неприятелская сила наступила, но густой лес тако оным, како и нам наших помощствовать забранял;  но Швецкие драгуны,  с лошадей  слезчи, засадку учинили, не хотя вытить в поле. Заходящим також вечером наши оных дожидатить не хотели. По одобранной ведомости, что вся неприятелская сила, которая щиталась в 10.000, к Вилне идет, мы принуждены уступить:  в полю с неплиятелем отваги чинить не хотели, ибо он трижды силнее нас был. Присем получили ведомость, что тот же неприятель к Левенгауптови подаетца; в чем мы опасение имели, дабы нас неприятель с обеих сторон не атаковал, и подались к Курляндии. Господин Баур вперед пошел; я здесь остаюсь для осмотрения неприятелского движения из Вилни, желаючи себе до боку вашего царского величества с людми своими совокупитца, что скоро совершим; но ежели б неприятель на люди вашего царского величества наступил,  я никако отступлю ... P. S. Понеже Поляки и Шведы от Гродни отсту­пили, лехко Гродню провиантами от Брестя подпереть мочно; о чем я писал к господину подскарбию, и он о сем старание свое имети будет ...». Описание боя, приведенное Адлерфельдом, в целом подтверждает отписку Вишневецкого. Передовые отряды противников столкнулись в густом лесу, но Дюкер, построив шведских драгун в колонну, выбил авангард Вишневецкого на небольшую поляну, где его уже ожидали построенные в боевые порядки основные силы русских и литовцев. Шведы начали разворачивать свои войска на поляне в линию, но были сразу же атакованы противником. Первую атаку им удалось отбить, но после второй атаки шведы были вынуждены отступить обратно в лес. Дюкер успел спешить несколько своих эскадронов и занять ими позицию в лесу по обе стороны от дороги. Пропустив свою отступающую конницу, шведы встретили поляков и русских плотным ружейным огнем и заставили их отойти. На этом бой закончился. И шведы с Потоцким и Боур с Вишневецким преувеличивали силы противника и не решились продолжить бой. Адлерфельд пишет, что шведы отошли в Олькеники, потеряв только раненными 3 капитана, 3 лейтенанта и около 60 драгун. Потери убитыми и среди союзных шведам польских и литовских сил неизвестны. О потерях противника Адлерфельд пишет об убитом полковнике, 2 подполковниках, 4 капитанах и «большом количестве» нижних чинов. Волынский, опираясь на сохранившиеся полковые ведомости русских драгунских полков, оценивает потери Боура в несколько десятков человек.    
После боя союзниками на военном совете было принято решение оставить Вильно, т.к. они считали что Потоцкий с Дюкером превосходят их по численности и за ними наверняка следует сам Карл XII с основной армией. Русские отступили дальше к Митаве, а Вишневецкий расположился в 18 милях к северу от Вильно в местечке Свядости, прикрывая Жмудь и Инфлянты.  Пользуясь отходом союзников Дюкер с Потоцким 25 февраля заняли Вильно. В городе в руки шведов попал продовольственный магазин, заготовлявшийся русскими с осени 1705. Это позволило Карлу решить проблему со снабжением своей армии. Кроме тактического значения взятие Вильно имело и важное политическое значение. Большая часть шляхты западных воеводств Литвы, во главе с представителями семейства Сапеги, присягнула на верность новому королю Станиславу.

Комментариев нет:

Отправить комментарий