суббота, 31 октября 2020 г.

Мероприятия по обеспечению безопасности южных рубежей осенью 1674 г.

Еще одна моя статья, посвященная ранее толком неисследованному эпизоду Русско-турецкой войны 1672-1681 гг.: Великанов В.С. Мероприятия по обеспечению безопасности южных рубежей осенью 1674 г. // Война и воинские традиции в культурах народов Юга России (VIII Токаревские чтения): Материалы Всероссийской научно-практической конференции (г. Ростов-на-Дону, 17-18 мая 2019 г.). Ростов н/Д.: Изд-во «Альтаир», 2019. С. 83-88. Сам сборник конференции можно скачать тут (ссылка)

Мероприятия по обеспечению безопасности южных рубежей осенью 1674 г.


    
    Борьба за Правобережную Украину в 1670-х гг. до сих пор недостаточно изучена в отечественной историографии, в частности, подробно не исследованы события осени 1674 г., последовавшие за отступлением войск кн. Г.Г. Ромодановского от Чигирина [7, С. 130; 8, С. 80-82] . Ввод в научный оборот дополнительных источников и анализ опубликованных материалов позволяют более детально рассказать об этих событиях. 
        17 марта 1674 г. (здесь и далее все даты даны по старому стилю) старшина и казаки правобережных полков на раде в Переяславле принесли присягу на верность царю и избрали гетманом «обеих сторон Днепра» левобережного гетмана Ивана Самойловича Самойловича. Однако правобережный гетман Петр Дорофеевич Дорошенко ожидаемо не признал этого решения, надеясь на помощь своего сюзерена, турецкого султана Мехмеда IV, и его вассала, крымского хана Селим-Гирея. Весной 1674 г. российское правительство воздерживалось от активных действий против П.Д. Дорошенко, рассчитывая склонить его на свою сторону в ходе переговоров, а также ожидая, как поведут себя турки: параллельно шла война между Турцией и Речью Посполитой, и было неясно, куда именно летом 1674 г. направят свой удар турецко-татарские войска. В конце июня, получив сообщения о том, что в 1674 г. турки планируют наступление в Подолии, российское командование приняло решение отправить войска к Чигирину, для того, чтобы силой принудить гетмана П.Д. Дорошенко признать царскую власть. В походе должны были принять участие войска Белгородского и Севского разрядных полков под общим командованием князя Григория Григорьевича Ромодановского (общей списочной численностью 34,5 тыс. чел.) [6, Л. 1324об.] , а также казаки левобережных полков И.С. Самойловича (около 15-20 тыс. чел.). Царские войска подошли к Чигирину 23 июля, и, соорудив шанцы, начали бомбардировку города и замка. Однако осада протекала довольно вяло: кн. Г.Г. Ромодановский надеялся, что недостаток продовольствия и воды вскоре вынудит П.Д. Дорошенко сдать Чигирин без штурма и особых потерь при осаде. 
        В свою очередь турки в начале июля получили сообщения от П.Д. Дорошенко о том, что царские войска планируют летом 1674 г. идти к Чигирину. На военном совете 10 июля с участием самого султана Мехмеда IV крымскому хану Селим-Гирею удалось убедить турецкое командование изменить свои первоначальные планы, и вместо наступления ко Львову, двинуть войска на Правобережье [3, С. 131; 9, S. 60] . Кн. Г.Г. Ромодановский узнал об этом 30 июля, и в тот же день отправил гонцов в Москву, однако продолжил осаду, надеясь на скорое падение Чигирина.   
        9 августа в осадном лагере под Чигирином стало известно о приближении крымских татар во главе с ханом Селим-Гиреем, за которыми следуют турецкие войска. Не дожидаясь подхода основных сил противника кн. Г.Г. Ромодановский снял осаду, и «огородясь табором» начал отход к Черкассам, куда прибыл 12 августа «безо всякого неприятелского насильства, в целости». В тот же день хан соединился под Чигирином с П.Д. Дорошенко и также выступил к Черкассам, надеясь перехватить отступающие царские войска на переправе через Днепр. 14 августа крымские татары численностью около 5 тыс. чел. подошли к Черкассам, но убедившись, что лагеря кн. Г.Г. Ромодановского и И.С. Самойловича хороши укреплены, отказались от атаки, ограничившись несколькими стычками в поле. На следующий день, 15 августа, хан с П.Д. Дорошенко ушли обратно к Чигирину, а царские войска начали переправу на левый берег Днепра и стали укрепленным лагерем напротив Черкасс [1, Стлб. 636-637] .  
        При получении первых известий о развороте турецкой армии с Подолии к Днепру и ее походе к Чигирину (гонец, выехавший из-под Чигирина 31 июля, прибыл в Москву 14 августа), российское правительство приняло решение о развертывании дополнительных войск под общим командованием кн. Юрия Алексеевича Долгорукова в Севске и Путивле для прикрытия российских рубежей. Находившемуся в столице польскому посланнику С. Венславскому уже 18 августа сообщили, что «всего своего государства ратным людем указал великий государь к своему государскому походу быть готовым» [8, С. 81] . Также о планируемой посылке на Правобережье значительных дополнительных сил во главе с кн. Ю.А. Долгоруковым и отправке в рейд на крымские улусы кн. Каспулата Муцаловича Черкасского с калмыками сообщалось в грамоте, направленной 26 августа белоцерковскому полковнику С. Бутенко [1, Стлб. 645-647] . Однако фактические распоряжения о сборе войск были сделаны лишь в начале сентября после получения подтверждения от кн. Г.Г. Ромодановского о приходе крымских татар к Днепру. 
        Переправившись на левый берег Днепра кн. Г.Г. Ромодановский с царскими ратными людьми встал лагерем между Переяславлем и Черкассами. Гетман И.С. Самойлович с 5 левобережными полками (Киевский, Нежинский, Черниговский, Прилуцкий и Стародубовский полки - всего около 10 тыс. чел.) встал лагерем напротив Черкасс [1, Стлб. 654, 659] . Еще три полка гетман расставил вдоль Днепра у место возможных переправ: в Кременчуге - Полтавский, в Чигириной Дубраве - Миргородский, в Еремеевке - Лубенский [1, Стлб. 659] . На Правобережье у Канева остался наказной гетман переяславский полковник Д. Райч со своим Переяславским полком и несколькими тысячами выборных казаков левобережных полков и казаками 4 правобережных полков (Каневского, Черкасского, Корсуньского и Кальницкого) [1, Стлб. 656] . Кроме этого, в Каневе с царским воеводой Алексея Колтовским находился московский стрелецкий приказ Александра Карандеева (по состоянию на 2 августа у него в приказе насчитывалось 398 стрельцов, в т.ч. 15 больных) [1, Стлб. 568] , в Черкассах - кн. Иван Иванович Вердеревский с московским стрелецким приказом Максима Лупандина. 
    В конце августа появились дополнительные известия о том, что крымский хан вместе с П.Д. Дорошенко планируют пойти в поход на Левобережье, а турецкие войска - к Киеву (эти сообщения были доставлены в Москву в начале сентября). В действительно, хан вместе с гетманом от Чигирина ушел к Умани, а затем в султанскую ставку под Ладыжин. Необходимо отметить, что еще в начале августа турецкое командование фактически приняло решение отказаться от широкомасштабного похода на Правобережье, ограничившись локальными операциями для восстановления власти «своего» гетмана П.Д. Дорошенко. В дополнение к отправке крымского хана к Чигирину турецкий корпус под командованием каймакана Кара Мустафы-паши (по разным оценкам 10-20 тыс. чел.) был послан к Умани, ближайшему к Ладыжину полковому центру, все еще поддерживавшему И.С. Самойловича. 25 августа Умань после 10-дневной осады была взята, и турки отошли к основным силам. На военном совете в конце августа крымский хан и П.Д. Дорошенко пытались убедить султана продолжить поход на царские владения, однако турецкое командование считало задачу защиты своего вассала П.Д. Дорошенко выполненной, и кроме этого в конце августа, по мнению везиря, уже было поздно начинать широкомасштабные боевые действия [3, С. 159-160] . 
        Однако в Москве об этом не знали, и 4 сентября был объявлен царский указ о сборе армии кн. Ю.А. Долгорукова. В ее состав должны были войти московские чины, 8 рейтарских полков (полковников Венедикта Змеева, Григория Тарбеева, Федора Андреевича Зыкова, Степана Зубова, Федора Тимофеевича Зыкова, Василия Челюсткина, Василия Волжинского и Андрея Чубарова), 6 московских стрелецких приказов (голов Федора Головленкова, Федора Александрова, Никифора Колобова, Тимофея Полтева, Петра Лопухина и Федора Ермолова), а также оба Московских выборных солдатских полка Аггея Шепелева и Матвея Кровкова. Товарищем (заместителем) Ю.А. Долгорукова был назначен окольничий князь Володимир Дмитриевич Долгоруков, сходными воеводами (т.е. командирами подчиненных корпусов) – окольничий князь Константин Осипович Щербатов и окольничий князь Григорий Афанасьевич Козловский, артиллерию (Большой Наряд) ведал окольничий князь Иван Петрович Барятинский [5, Л. 697-969; 2, Стлб. 990-991] . Местом сбора войск Ю.А. Долгорукова был назначен Путивль.
        В полк кн. К.О. Щербатова в Севске были назначены ратные люди Севского и Новгородского разрядных полков, а также городовые дворяне и дети боярские Владимира, Смоленска и Белой. При этом севские ратные люди находились в армии кн. Г.Г. Ромодановского под Переяславлем, а новгородцев еще требовалось мобилизовать и перебросить на юг.
        Кн. Г.А. Козловский должен был принять в Рыльске полк кн. Федора Григорьевича Ромодановского, который был еще весной назначен на службу, и должен был играть роль оперативного резерва для армии своего младшего брата кн. Г.Г. Ромодановского. По спискам этот полк должен был насчитывать 4649 дворян и детей боярских украинных, резанских, заоцких и северских городов [4, Л. 8-10] , однако фактически к этому моменту в полку имелось всего 1784 чел., остальные либо уже разбежались по домам (505 чел.), либо так и не явились на службу (2270 чел.) [5, Л. 982] . Царский указ о назначении кн. Г.А. Козловского на место кн. Ф.Г. Ромодановского был отправлен 15 сентября, но уже 3 октября это решение было отменено [5, Л. 62] . 
        Таким образом, всего в сентябре 1674 г. на Украину планировалось мобилизовать и отправить дополнительно не менее 30-35 тыс. чел. Несмотря на всю спешку со сбором ратных людей (воеводы были «у царской руки» уже 7 сентября, и после этого сразу же выехали к войскам), на их мобилизацию требовалось не менее месяца, и за это время ситуация успела измениться.
        5 сентября кн. Ф.Г. Ромодановскому был отправлен царский указ о немедленном походе к Переяславлю, где находился небольшой царский гарнизон кн. Владимира Ивановича Волконского, состоявший всего из 300 с небольшим человек (слабый жилой солдатский полк Роберта Мейера и жилой стрелецкий приказ Родиона Яцына). Воевода получил его 15 сентября и немедленно запросил у И.С. Самойловича подводы для перевозки полкового имущества, на что гетман ответил, что не видит смысла в переброске его войск, т.к. «хан крымский с ордою пошли в Крым, а Дорошенко в Чигирин и вестей де о воинских людях никаких нет» [5, Л. 1-6] .  
        Тем временем, в начале сентября (по разным источникам 8-10 сентября) турецкие войска начали обратную переправу через Буг, и двинулись к Днестру, через который основные силы турецкой армии во главе с султаном и везирем переправились 23-25 сентября [3, С. 160, 162-163] . Гонец от кн. Г.Г. Ромодановского с извещением об отходе турецко-татарских войск прибыл в Москву 19 сентября [2, Стлб. 1037] , и уже 24 сентября был объявлен царский указ о смотре явившихся на службу ратных людей армии кн. Ю.А. Долгорукова и роспуске их по домам [2, Стлб. 1043-1044] . В тот же день, 24 сентября, в Москву из Рыльска был отозван кн. Ф.Г. Ромодановский и его товарищ стольник Иван Иванович Ляпунов, свои войска они должны были передать под команду кн. Г.Г. Ромодановского и П.Д. Скуратова [2, Стлб. 1044] . Таким образом, получив подтверждение об отходе турецко-татарских войск от Днепра, российское правительство посчитало угрозу южным рубежам устраненной, и отменило мобилизацию и отправку на Украину дополнительных подкреплений, а имевшиеся войска армии кн. Г.Г. Ромодановского были отведены на «зимние квартиры» в великороссийские пределы. 
        Для прикрытия южных рубежей на случай рейда крымских татар в Рыльске был временно оставлен полк кн. Ф.Г. Ромодановского, который 5 октября было принято усилить рейтарским полком Федора Тимофеевича Зыкова, комарицким драгунским полком Юрия Инглиса и двумя приказами московских стрельцов Ф. Александрова и Т. Полтева из Севска [5, Л. 68] . Назначенные на службу войска прибывали со значительными задержками, в частности, стрелецкие приказы пришли 19 октября, а рейтары Зыкова - 22 октября, при этом в полку насчитывалось всего 17 начальных людей, 10 рейтар и 89 драгун. Полк Ю. Инглиса к 22 октября в Рыльск так и не прибыл [5, Л. 4] . К этому моменту опасность турецко-татарского наступления на Левобережье окончательно миновала, и 20 октября к кн. Ф.Г. Ромодановскому был отправлен царский указ провести смотр ратных людей и распустить их по домам, оставив в Севске на службе лишь драгун Инглиса [5, Л. 60] . Получив царский указ, воевода, проведя 31 октября итоговый смотр, отпустил оставшихся со службы.
        Кн. К.О. Щербатов получил царский указ провести смотр своих ратных людей и отпустить их со службы лишь 26 октября.  По состоянию на 27 октября в Новгородского разрядном полку в наличии имелось около 10,9 тыс. чел.: московских дворян 18, городовых дворян и детей боярских и казаков полковой службы 1107, начальных людей 170, гусар 417, копейщиков 388, рейтар 3136, солдат 2169. Городовые дворяне и дети боярские Владимира, Смоленска и Белой насчитывали 167 чел. (356 в «нетях»). Ратные люди Севского полка насчитывали 2952 чел.: начальных людей 115, городовых дворян и детей боярских и казаков полковой службы 1075, копейщиков 148, рейтар 793, драгун 821 [5, Л. 16-19] .
        После отхода российских войск на левый берег Днепра и ухода турецко-татарских войск, на Правобережье фактически возник вакуум власти, которым тут же воспользовались поляки, занявшие западные районы Брацлавского и Киевского воеводств. На сторону короля перешел могилевский полковник Остап Гоголь, получивший в награду должность королевского наказного гетмана всего Правобережья и королевский привилей о пожизненном владении полком «Подольским и Брацлавским». Польские гарнизоны были размещены в Могилеве (днестровском), Брацлаве, Кальнике, Немирове и других городах [8, С. 82] . Фактически Дорошенко контролировал к концу 1674 г. только Чигирин, Паволочь, Умань и несколько менее значимых городов. Под контролем верных царю казаков оставались Канев, Черкассы и Корсунь с окрестностями.
        Таким образом, события августа-октября 1674 г. показали, что российское государство в случае внезапного изменения военной обстановки было в состоянии в короткие сроки провести сбор дополнительных ратных людей для защиты южных рубежей. В тоже время российское командование старалось избегать прямых столкновений с турецко-татарскими войсками и не вмешиваться в продолжавшуюся польско-турецкую войну, надеясь дипломатическими методами и силовым давлением добиться принятия правобережным казачеством и гетманом П.Д. Дорошенко российского подданства.
ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА.
1. Акты, относящиеся к истории Южной и Западной России, собранные и изданные Археографической комиссией. Т. 11 (1672-1674). СПб. : Тип. М. Эттингера, 1879.
2. Дворцовые разряды. Т. 3. (С 1645 по 1676 г.). СПб: Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1852 г. 
3. Крикун М. Турецький похід у Правобережну Україну 1674 року // Вісник Львівського університету. Серія історична. Випуск 34. Львів, 1999. С. 123-164
4. Российский Государственный Архив Древних Актов (далее - РГАДА). Ф. 210. Разрядный приказ. Столбцы Московского стола. № 475.
5. РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Столбцы Севского стола. № 288.
6. РГАДА. Ф. 229. Малороссийский приказ. Оп. 2. № 24.
7. Смирнов Н.А. Россия и Турция в XVI-XVII вв. Т. 2. М, 1946.
8. Флоря Б.Н. Россия, Речь Посполитая и Правобережная Украина в последние годы гетманства П. Дорошенко (1673–1677 г.) // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2016. № 3 (65). С. 76-90.
9. Wagner M. Wojna polsko turecka w latach 1672-1676. T. 2. Zabrze, 2009. 

Комментариев нет:

Отправка комментария