четверг, 27 августа 2020 г.

Организация и численность Белгородского разрядного полка в годы Русско-турецкой войны 1672 - 1681 гг.

Моя статья об организации белгородцев в 1670-х уже выложена на e-library (pdf-версия), поэтому могу теперь со спокойной совестью выложить ее и в своем блоге:  Великанов В.С. Организация и численность Белгородского разрядного полка в годы Русско-турецкой войны 1672 - 1681 гг. // Белгородская черта: Сборник статей и материалов по истории Белгородской оборонительной черты. Белгород, 2019. Вып. 4.  С. 35 - 43.

ОРГАНИЗАЦИЯ И ЧИСЛЕННОСТЬ БЕЛГОРОДСКОГО РАЗРЯДНОГО ПОЛКА В ГОДЫ РУССКО-ТУРЕЦКОЙ ВОЙНЫ 1672-1681 ГГ.

С самого момента создания Белгородского разряда в 1658 г. его состав неоднократно менялись, и под управление белгородского воеводы передавались новые приграничные города и местечки. В итоге, к середине 1670-х гг. в состав разряда входил 61 «город» с «уездом»[1]. Одновременно с изменением территориальной структуры менялся и состав Белгородского разрядного полка. В рамках данного материала мы хотим более подробно остановиться на его составе в годы Русско-турецкой войны 1672-1681 гг.

         К началу 1672 г. Белгородский разрядный полк насчитывал по смотренным спискам 21,9 тыс. чел.: 83 завоеводчика и есаула, 294 городовых дворян и детей боярских сотенной службы, 8921 копейщиков и рейтар, 474 драгуна, 4300 солдат, 612 стрельцов, 241 донской и орешковский казак и 7038 слободских черкас. Организационно Белгородский разрядный полк состоял копейного полка полковника Ивана Саса при котором была рейтарская шквадрона полковника Еремея Марлета (фактически – полноценный рейтарский полк численностью около 850 чел.), 8 рейтарских полков (полковники Михайло Гопт, Андрей Цей, Микита Дромонт, Петр Стромичевский, Петр Скоржинский, Франц Ульф, Иван Гаст и стольник Григорий Полтев[2]), драгунской шквадроны полковника Любима Вяземского, 5 солдатских полков (Белгородский Елизария Кро, Карповский Самойло Вестова, Яблоновский Артемия Росформа, Усердский Выгана Кригера и Усманьский Франца Ульфа) и московского жилого стрелецкого приказа головы Ивана Волкова. Интересно, что Франц Ульф командовал одновременно и рейтарским и солдатским полками, оставаясь в чине полковника. Слободские черкасы были организованы в 5 полков: Сумской полковника Герасима Кондратьева, Харьковский Григория Захарова (Захарьева), Острогожский Герасима Карабута, Ахтырский Демьяна Зиновьева и Балаклейский Якова Черниговца[3]. Командовал Белгородским разрядным полком боярин князь Григорий Григорьевич Ромодановский, которому с августа 1669 г. было велено быть в Курске и поручено «ведать ратных людей Севского и Белгородского полков»[4].

Первые сборы белгородских ратных людей на службу в 1672 г. были связаны с поступавшими из Малороссии известиями о «шатости» левобережного гетмана Д. И. Игнатовича (Многогрешного) и возможном приходе «крымских людей». Соответствующие указы отправляли из Москвы /35/ в Белгород зимой-весной 1672 г. несколько раз, однако каждый раз сбор и отправка белгородцев в малороссийские города откладывались. В итоге в мае 1672 г. с кн. Г. Г. Ромодановским для обеспечения безопасности во время выборной рады (т.н. «Конотопский поход» для «гетманского обирания») должны были выступить 16,8 тыс. чел., в т.ч. 10,1 тыс. белгородцев: копейно-рейтарский полк Саса, 3 рейтарских (Гопта, Цея и Дромонта), 2 солдатских (Кро и Вестова), стрельцы Волкова, а также Сумской и Ахтырский слободские черкаские полки. Остальные белгородцы остались в Белгороде с товарищем Ромодановского окольничим П. Д. Скуратовым для защиты Белгородского разряда. Поход прошел бескровно. На выборной раде 17 июня новым гетманом был выбран Иван Самойлович Самойлович, который в последующем верой и правдой служил Российскому государству на всем протяжении своего правления, и активно участвовал во всех основных событиях Русско-турецкой войны 1672-1681 гг. Убедившись, что выборы нового гетмана прошли успешно, и его власти ничего не угрожает, российское правительство разрешило 26 июня кн. Г.Г. Ромодановскому отпустить со службы большую часть мобилизованных ратных людей. На итоговом смотре 7 июля из 10,1 тыс. белгородцев, которые должны были принять участие в походе с воеводой, не были всего 1497 чел.

Война Турции была объявлена 30 ноября 1672 г.[5], однако вплоть до конца 1673 г. российское правительство не предпринимало активных действий, наблюдая, как протекает польско-турецкое противостояние. В течении практически всего 1673 г. Белгородский разрядный полк оставался в домах. Летом присланным из Москвы стряпчим Гаврилой Тухачевским был проведен дополнительный разбор белгородских служилых людей солдатского строя и их родственников, по результатам которого в прибавку к прежним 5 964 солдатам было прибрано на службу 3 238 новых солдат. После завершения смотра и верстания новых солдат 28 сентября была проведена новая роспись (перераспределение) служилых корпораций («городов»/уездов) между полками и сформирован новый, 6-й, солдатский полк. Белгородский полк Е. Кро по новой росписи насчитывал 1240 чел., Яблоновский А. Росформа – 1118, Усердский В. Кригера -1146, Карповский С. Вестова – 1294, Усманьский Ф. Ульфа – 1264, Козловский Ивана Гаста – 1302[6]. Голову И. Волкова сменил Игнатий Логинов. Всего по смотренным спискам лета 1673 г. (181 г.) Белгородский разрядный полк должен был насчитывать 26,2 тыс. чел., включая около 7 тыс. черкас (подробнее см. Таблица 1)[7].  

Также летом 1673 г. «в Запороги» в Кодак с Семеном Волконским в послан тысячный солдатский полк полковника Ягана Купера, набранный из городовых стрельцов и пушкарей белгородских городов, бывших «в Черте» (т.е. не несших реальной гарнизонной и сторожевой службы на пограничных рубежах). Однако вопрос снабжения и финансирования этих солдат решен не был, и они сразу же после выступления из Белгорода начали сбегать со службы. К Котельве в середине августа пришло около 500 чел., а по состоянию на 20 октября в полку в наличии имелось всего 86 чел., бежало 939[8]. В результате полк (точнее, его остатки) так и простоял в Котельве, но внимание российских властей в это время было приковано к сбору и отправке Белгородского полка на Правобережье.

Узнав о победе поляков над турками под Хотином 11 ноября 1673 г. и убедившись, что правобережный гетман П.Д. Дорошенко остался без поддержки турецко-татарских войск, российское правительство 29 ноября приняло решение о совместном походе царских войск кн. Г.Г. Ромодановского и гетмана И.С. Самойловича на правый берег Днепра для того, чтобы привести Правобережье «под царскую руку»[9]. В составе армии кн. Г.Г. Ромодановского должен был принять участие почти весь Белгородский разрядный полк. С новым белгородским воеводой кн. Б.Е. Мышецким (назначен 16 декабря 1673 г. /36/ «быть в Белгороде на Украинной черте для береженья городов» на место П.Д. Скуратова, выступившего в поход с главной армией)[10] остались только рейтарский полк П. Стромичевского (33 начальных людей, 880 рейтар), драгунская шквадрона Любима Вяземского (17 начальных людей, 445 драгун) и 320 черкас Сумского, Ахтырского и Острогожского полков «для скорых посылок». Кроме этого, для «бережения Белгородской черты городов» были оставлены 2 726 черкас: 2126 Харьковского полка полковника Григория Донца и 600 Балаклейского полковника Якова Черниговца[11].

Поход на Правобережье проходил в тяжелых погодных условиях (оттепели сменялись сильными заморозками), а также при недостатке продовольствия и фуража. Взяв Черкассы и заняв без боя Канев, Ромодановский в конце февраля отошел обратно на левый берег Днепра к Переяславлю, где 17 марта правобережная старшина принесла присягу на верность царю и выбрало гетманом «обеих сторон Днепра» И.С. Самойловича. На смотре 2 февраля в наличии было 19 тыс. белгородских ратных людей: 514 сотенной службы (завоеводчиков 47, есаулов 32, сотенных 435), 549 копейщиков полка Ивана Саса, 4491 рейтар 6 полков (полковники М. Гопт, А. Цей, М. Дромонт, Г. Полтев, П. Скоржинский, Ф. Ульф) и шквадроны Е. Марлета, 5117 солдат 6 полков (Е. Кро, А. Росформ, В. Кригер, С. Вестов, Ф. Ульф, И. Гаст), 89 донских, яицких и орешковских казаков, 5881 черкас 3 полков (Острогожский Г. Карабута, Сумской Г. Кондратьева, Ахтырский Д. Зиновьева)[12]. Уже в марте 1674 г. белгородцы были отпущены со службы.  

Правобережный гетман П.Д. Дорошенко не признал решения Переяславской рады 17 марта 1674 г., и отказался уступать гетманский пост И.С. Самойловичу и приносить присягу на верность царю. Весна прошла в безуспешных переговорах, и летом 1674 г. кн. Г.Г. Ромодановский получил царский указ силой привести гетмана «под царскую руку». Белгородский разрядный полк выступил в поход в полном составе и насчитывал по наряду 27,4 тыс. чел.: 639 «сотенной службы», 1095 копейщиков полка И. Саса, 7850 рейтар (полки М. Гопта, А. Цея, М. Дромонта, М. Беклемишева, П. Скоржинского, Г. Полтева, Ф. Ульфа и шквадрона Е. Марлета), 579 драгун Л. Вяземского, 8012 солдат (полки Е. Кро, А. Росформ, В. Кригер, С. Вестов, Ф. Ульф, И. Гаст), 580 стрельцов И. Левшина, 252 донских и орешковских казака, 8653 черкас Сумского, Ахтырского и Острогожского полков[13]. Рейтарский полк П. Стромичевского, как и зимой 1673-1674 гг., видимо остался в Белгороде. В летнюю кампанию 1674 г. Белгородский разрядный полк в составе армии кн. Г.Г. Ромодановского принимал участие в осаде дорошенковской столицы Чигирина, а после получения известий о подходе на выручку городу турецко-татарских войск – в отходе к Черкассам и далее к Переяславлю, где царские войска простояли в ожидании возможного нападения противника на Левобережье до начала октября, когда их распустили по домам.

Весной 1675 г. полковник Ф. Ульф, до этого командовавший одновременно рейтарским и солдатским полками, был произведен за «многие службы» и свои заслуги в походе 1674 г. в чин генерал-майора. Генеральский чин в российской армии вт. под. XVII в. означал всего лишь самого старшего и заслуженного среди полковников, никакими воинскими соединениями генералы из иноземцев (в отличии от русских, например В. А. Змеева или Г. И. Косагова и других) не командовали, лишь собственными полками, которые, впрочем, были усиленного состава. В частности, Ф. Ульфу вскоре после производства в новый чин для «повышения чести ево в Белгородцком полку даны ему рейтарской и салдацкой первые полки», то есть Белгородский рейтарский (ранее М. Гопт) и Белгородский солдатский (Е. Кро) полки[14]. Фактически, Ф. Ульф был назначен «старшим полковником» полков «нового строя» Белгородского разрядного полка (в Севском разрядном полку аналогичное назначение /37/ в начале того же 1675 г. получил Афанасий Траурнихт). Также царским указом от 20 июля в состав Белгородского разрядного полка включили копейщиков и рейтар «тульских городов» (Тула, Дедилов, Епифань и др.), при этом сами города в ведение Белгородского разряда не передавались[15]. Первоначально это была, видимо, временная мера, призванная усилить Белгородский полк, чьи ратные люди, и в первую очередь рейтары, серьезно поиздержались в тяжелых походах 1673-1674 гг. (жалование за эти службы им было выплачено лишь частично, в размере около 25%). Однако фактически «тульские рейтары» прослужили вместе с белгородцами до конца войны, составив отдельный рейтарский полк.

Первоначально планировалось, что в 1675 г. Белгородский разрядный полк в составе армии бессменного кн. Г. Г. Ромодановского должен был выступить на Правобережье для совместных действий с поляками против турецко-татарских войск. Переговоры о возможном союзе продолжались всю весну и лето 1675 г. однако стороны так и не смогли прийти к соглашению и совместный поход против турок так и не состоялся[16]. Тем не менее Белгородский разрядный полк был в июле отмобилизован, и в составе армии кн. Г.Г. Ромодановского выступил к Переяславлю, где простоял до роспуска в сентябре того же 1675 г. В походе должен был принять участие весь Белгородский полк, в котором по спискам числилось без черкас 19,4 тыс. чел., фактически на отпуске со службы в октябре были 14,5 тыс. чел.[17] Перемен среди полковников, по нашей информации, весной-летом 1675 г. не было.

Осенью 1675 г. уже после возвращения ратных людей по домам был проведен очередной разбор с целью увеличения численности солдатских полков. Было проведено не только верстание на службу дополнительных солдат, но и перераспределение служилых корпораций («городов»/уездов) между полками. По новой росписи число солдатских полков сократилось до 5, но их численность значительно выросла. В Белгородском солдатском полку Е. Кро должно было быть 1839 солдат (Белгород, Старый Оскол, Ливны и др.), Яблоновском А. Росформа – 940 (Яблонов, Ефремов, Новый Оскол и др.), Усердском В. Кригера – 1453 (Усерд, Елец, Коротояк и др.), Карповском С. Вестова - 1343 (Карпов, Обоянь, Чернь и др.), Усманьском Ф. Ульфа - 1247 (Усмань, Воронеж и др.)[18]. При перераспределении «городов» из Яблоновского полка в Белгородский полк передали Ливны и Корочу, а в Усердский – Елец. Яблоновский полковник Артемий Росформ увидел в этом умаление своей полковничьей чести и «честности» полка, и пожаловался в Москву, что «во всех полках по 1600, у последнего 1400, а у него Артемия всего 900». В столице первоначально пошли на встречу Росформу, и указали «быть по-прежнему», однако из Белгорода ответили, что в этом случае в «Артемьеве полку» будет 1883 чел., но «пострадают» более «старшие» в иерархии белгородских полков Белгородский полк (в нем останется 1276 чел.) и Усердский (1172 чел.)[19]. В итоге Яблоновский полк остался в усеченном составе. Также, видимо, произошло и перераспределение «городов» между рейтарскими полками, а их число сократилось до 7.

 В 1676 г. состоялся очередной поход царских войск под командованием кн. Г.Г. Ромодановского на Правобережье, вошедший в делопроизводство XVII в. как «Первый Чигиринский поход». Весной был проведен разбор и верстание ратных людей «городовой службы» 27 городов Белгородского разряда и их перевод в «полковую службу». По итогам смотров 20 марта в состав Белгородского разрядного полка были дополнительно записаны 2 597 чел.: 33 сотенной службы, 112 копейщиков, 757 рейтар, 1636 солдат, 43 стрельца и 16 пушкарей. В городовой службе осталось 20 126 чел.[20] В начале лета солдатские полки опять реорганизовали, воссоздав 6-й полк, командование над которым получил полковник Иван Англер. Среди полковых командиров изменения были незначительные: вместо И. Саса копейный /38/ полк принял стольник и полковник Григорий Иванович Косагов, а рейтарский полк М. Беклемишева – полковник Яган Баров. Всего Белгородский разрядный полк по данным наряда в августе 1676 г. насчитывал 20,6 тыс. чел.[21] Сам поход прошел достаточно бескровно. У П.Д. Дорошенко уже не осталось сил и возможностей для обороны, и при подходе к Чигирину передовых отрядов царских войск он поспешил сдаться и принести присягу на верность царю. Основные силы кн. Г. Г. Ромодановского даже не пересекали Днепр, оставаясь на левом берегу[22].

В 1677 г. при подготовке к «Второму Чигиринскому походу» численность Белгородского разрядного полка по первоначальному наряду составила (без черкас) 20,5 тыс. чел. (подробнее см. Таблица 1)[23]. В феврале-апреле 1677 г. были проведены ставшие уже стандартными дополнительные разборы и смотры ратных людей, и уточненная общая численность полка составила 21,3 тыс. чел., в первую очередь за счет дополнительного верстания в рейтары (в т. ч. и путем перевода из сотенной службы в рейтарскую)[24]. Численность черкас 4 полков (Балаклейский полк в начале 1677 г. был упразднен) составила 10,9 тыс. чел. (Сумской полковника Герасима Кондратьева, Ахтырский – Николая Матвеева, Острогожский – Федора Сербина, Харьковский – Григория Донца). Организационно Белгородский разрядный полк все также состоял из одного копейного (при нем рейтарская шквадрона), 8 рейтарских, драгунского и 6 солдатских полков, а также жилого стрелецкого приказа. По сравнению с предыдущим годом изменений в командном составе было немного. Полк умершего осенью 1676 г. В. Кригера принял полковник Анц Олоф Гран, а жилой приказ с 20 января 1677 г. вместо отозванного в Москву Ильи Левшина был передан новому голове Игнатию Никитичу Логинову[25]. В составе армии кн. Г. Г. Ромодановского Белгородский разрядный полк принял участие в походе к Чигирину и боях на Днепре, однако активно в боевых действиях не участвовал.

В следующем 1678 г. («Третий Чигиринский поход») Белгородский разрядный полк должен был насчитывать по наряду 20,9 тыс. чел[26]. Стольник Григорий Иванович Косагов за отличия в походах 1672-1677 гг. в начале 1678 г. был произведен в генерал-майоры, и продолжал командовать белгородским копейным полком. Для поднятия его статуса до «генеральского» (второй генерал-майор Белгородского разрядного полка Франц Ульф командовал, напомним, и рейтарским и солдатским полками одновременно) этому полку было придано около тысячи «людей пушкарского чину» белгородских городов, которые ранее несли «городовую» (гарнизонную) службу и были освобождены от участия в походах. В результате в служебных бумагах 1678 г. полк Г. И. Косагова именовался полком «копейного и рейтарского и солдатского строю». В свою очередь в рейтарский полк генерал-майора Ф. Ульфа для «выравнивания» статуса было придано несколько копейных рот, и его полк стал «копейного и рейтарского строя». В этом полку служили в основном служилые люди из самого Белгорода. Остальные городовые дворяне и дети боярские «рейтарского строю» были расписаны по 7 рейтарским полкам полковников Михайло Гопта (Курск. Усерд, Обоянь и др.), Микиты Дромонта (Мценск, Новосиль), Тобиаса Калбрехта (Тула, Чернь, Дедилов, Епифань и др.), Петра Стромичевского (Ефремов и др.), Петра Скоржинского (Елец, Ливны и др.), Григория Полтева (Яблоков, Хотмыжск и др.) и Ягана Барова (добренцы). Солдаты были расписаны на 6 полков: генерал-майора Франца Ульфа (Белгород), полковников Артемия Росформа (Ливны, Ефремов и др.), Самойло Вестова (Курск, Обоянь, Хотмыжск и др.), Ивана Дромонта (усердцы), Елизария Кро (Усмонь и др.) и Анца Олоф Грана. Белгородский жилой стрелецкий приказ 5 января 1678 г. вместо И. Логинова принял новый голова жилец Лука Авдеев, назначенный «за полонное терпение» своего дяди, бывшего в плену у крымских татар[27]. Полковник Л. Вяземский /39/ зимой 1677-1678 гг. за старостью был отставлен от службы, его драгунский полк был расформирован, а сами драгуны после разбора переведены в рейтарскую и солдатскую службы. В составе армии кн. Г.Г. Ромодановского Белгородский разрядный полк в 1679 г. принял участие в походе на Правобережье, обороне Чигирина и боях на Днепре, однако непосредственно в боях его части активно не участвовали, и потери составили всего 390 чел. убитыми, 45 умершими от ран, 47 пленными, 48 «безвестно пропали» и 951 раненных[28].       

По результатам походов 1672-1678 гг. по предложению кн. Г. Г. Ромодановского рейтары полка И. Барова (из Усмани, Доброго, Сокольска и Белоколодска) царским указом от 23 января 1679 г. переведены в солдатскую службу. Этот полк был сформирован в 1668 г. из аноблированных драгун («из драгунского устроя»), и первоначально это была временная мера, связанная с необходимостью срочной мобилизации войск для борьбы с мятежом И. М. Брюховецкого (««взяты они были в рейтары на время»). Фактически все бывшие драгуны были однодворцами, не имевшими крестьян, и высокая интенсивность походов и сборов в 1670-х гг. привела к тому, что большинство из них оказалось неспособно нести конную службу («им та служба не в обычей и в походех лошади у них были самые худые»). В итоге было велено «учинить в Белгородском полку солдатский 7 полк, а рейтарских 7 полков да в копейном полку шквадрону по прежнему»[29]. Устройством нового полка занимался уже новый белгородский воевода боярин И. Б. Милославский, сменивший в ноябре 1678 г. кн. Г. Г. Ромодановского. Он предложил укомплектовать полк оставшимися «за полками» начальными людьми драгунского строя севских (комарицких) полков, а сам полк поручить полковнику Тимофею Фандервидену. Царским указом от 8 мая 1679 г. это предложение было утверждено[30], но в служебных документах 1679 г. Т. Фандервиден не упоминается, вместо него видимо этот полк получил полковник Юрий Франк (также ранее командовавший одним из комарицких полков, и оставшийся весной 1679 г. за штатом), который был с ним в 1679 г. в воеводском полку стольника и воеводы кн. Я. С. Барятинского в Новом Осколе.  

С командованием жилым приказом случился довольно занятный казус: И. Логинов по его просьбе по состоянию здоровья был заменен зимой 1678 г. на Л. Авдеева, и должен был вернуться для последующей службы в Москву. Вместо этого он, по его словам, «по болезни» до октября 1678 г. пробыл в своем поместье под Болховым, откуда вернулся в Белгород и потребовал вернуть себе свою прежнюю должность. Л. Авдеев уступать командование приказом отказался, указывая на заслуги своего дяди (см. выше) и брата, раненного в том же 1678 г. под Чигирином из пищали. В итоге 27 ноября было утверждено назначение И. Логинова, но видимо помня о его слабом здоровье уже в феврале 1679 г. на его место был назначен голова Григорий Горюшкин[31].

В итоге в кампанию 1679 г. («Первый Киевский поход») Белгородский разрядный полк состоял из копейного полка полковника И. Саса (сменившего генерал-поручика Г. И. Косагова) при котором была рейтарская шквадрона Е. Марлета, 7  рейтарских (генерал-майора Ф. Ульфа, при котором было несколько копейных рот; М. Дромонта, Т. Калбрехта, К. Гулица, П. Рыдера, П. Стромичевского и М. Гопта), 7 солдатских полков (Белгородский Ф. Ульфа, Яблоновский А. Росформа, Курский С. Вестова, Усердский А. Шниттера, Усманьский Е. Кро, Козловский М. Болдвина и Добренский Ю. Франка) и жилого стрелецкого приказа головы Григория Горюшкина[32].

Зимой небольшая часть Белгородского полка под командованием Г. И. Косагова отражала набег крымских татар под Кременчугом, за что он в марте 1679 г. был произведен в генерал-поручики. Весной 4 солдатских полка под командованием В. А. Змеева были переброшены на усиление киевского гарнизона. Остальные силы И.Б. Милославского /40/ выступили в Киев 13 мая, и все лето простояли в городе, где занимались починкой городских укреплений вместе с остальными войсками армии кн. М. А. Черкасского.

Зимой 1679-1680 г. состоялся очередной ежегодный разбор ратных людей, в ходе которого значительное число рейтар из беспоместных, пустопоместных и малопоместных дворян и детей боярских были переведены в солдаты. Отдельный копейный полк был расформирован, а оставшиеся копейщики и рейтары были переформированы в 6 рейтарских полков по 1000 рейтар в 4 шквадронах и 250 копейщиков в отдельной шквадроне[33]. При этом «города» были распределены по полкам по новой для достижения необходимой штатной численности. Рейтарскими полками командовали генерал-майор Ф. Ульф (белгородцы), полковники М. Гопт (обоянцы и др.), М. Дромонт (ельчане, новосильцы и др.), И. Баров (ефремовцы), Андрей Цей и Андрей Барнет. Численность солдат была значительно увеличена как за счет записи в солдатский строй рейтар, так и за счет перевода в полковую службу ратных людей городовой службы (казаки, стрельцы, пушкари и др.) и добавления солдат «тульских городов» (ранее с Белгородским разрядным полком служили только рейтары из этих уездов), благодаря чему общая списочная численность солдат превысила 14 тыс. чел. Организационно они составили 6 полков генерал-майора Ф. Ульфа (белгородцы), полковников С. Вестова (курчане, обоянцы и др.), А. Шниттера (Ливны, Коротояк и др.), Кашпира Гулица (Тула, Епифань и др. тульские города), Е. Кро (воронежцы), Марко Траурнихта (добренцы). Стрелецким приказом все также командовал Г. Горюшкин, упомянутый уже в чине полковника, а не головы[34].  В кампанию 1680 г. («Второй Киевский поход») все боестолкновения ограничились небольшими приграничными стычками с разведывательными отрядами крымских татар, и основные силы российской армии (включая Белгородский полк) даже не вводились на территорию Малороссии.     

Осенью 1680 г. была составлена новая роспись по разрядным полкам («Роспись перечневая ратным людям, ко­торые во 189 году росписаны по розрядам»), в которой Белгородский разрядный полк был разделен на два, Белгородский и Тамбовский. С целью облегчения служебной нагрузки многих рейтар планировалось перевести в солдатскую службу, тем не менее, общая численность двух разрядных полков должна была составить (без черкас) 24,2 тыс. чел.: 201 сотенной службы, 5555 копейщиков и рейтар (5 полков), 17 547 солдат (12 полков), 779 стрельцов и 126 донских казаков[35]. А.В. Черновым[36] и многими последующими исследователями данный документ упоминается как фактическое подтверждение создания в 1680-1681 гг. военно-окружной системы, однако фактически данная роспись была лишь проектным документом, так и не реализованным на практике[37]. Тем не менее, весной 1681 г. на службу в Белгородском раз­ряде с кн. П.И. Хованским были назначены 2 рейтарских и 4 солдат­ских полка; в Тамбове с Б.П. Шереметевым — 3 рейтарских и 7 солдатских[38]. В боевых действиях в 1681 г. они участия не принимали и занимались починкой и сооружением оборонительных укреплений на своих участках Черты. Уже в следующем, 1682 году, Белгородский и Тамбовский разряды были вновь объединены в один Белгородский, который состоял из копейного, 7 рейтарских и 13 солдатских полков[39].

Таким образом, Белгородский разрядный полк принял самое активное участие в русско-турецкой войне 1672-1681 гг., и вплоть до 1679 г. составлял основу российских сил, действовавших на Правобережье и против крымских татар. Это привело к очень высокой служебной нагрузке для служилых людей: мобилизации и походы на правый берег Днепра происходили практически каждый год. Государство выплачивало жалование за службу не полностью и с большими задержками, что приводило к обнищанию большинства рейтар и солдат и, как следствие, к их массовому уклонению /41/ от службы. В свою очередь власти ежегодно проводили смотры и разборы ратных людей, стремясь, с одной стороны, выявить нетчиков и добиться необходимой численности войск, с другой – пытаясь хоть как-то перераспределить служебную нагрузку между «городами» и служилыми людьми. Списочная численность Белгородского разрядного полка в 1670-х гг. составляла около 19-20 тыс. ратных людей (без слободских черкас), достигнув на «пике» в 1681 г. 23,2 тыс. чел.

Таблица 1. Численность Белгородского разрядного полка в 1672-1681 гг.



/42/



[1] Дополнения к актам историческим. Т. 9. СПб. 1875. С. 219–220; по другим данным – 64, см.: Новохатко О.В. Разряд в 185 году. М., 2007. С. 75-76.  

[2] Здесь и далее полковники перечисляются в том порядке, как они указаны в служебных документах Белгородского разрядного полка.

[3] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 14. Столбцы Севского стола. № 250. Л. 593-624.

[4] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 14. Столбцы Севского стола. № 250. Л. 114.

[5] Дополнения к актам историческим. Т. 6. СПб. 1857. С. 253–254.

[6] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 12. Столбцы Белгородского стола. № 827. Л. 420-425.

[7] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 12. Столбцы Белгородского стола. № 758. Л. 153.

[8] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 12. Столбцы Белгородского стола. № 770. Л. 103-114.

[9] Акты, относящиеся к истории Южной и Западной России. Т. 11. СПб., 1879. Стлб. 387.

[10] Дворцовые разряды. Т. 3. (1645-1676). СПб, Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1852. Стлб. 914; РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 12. Столбцы Белгородского стола. № 758. Л. 587.

[11] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 12. Столбцы Белгородского стола. № 758. Л. 603-606.

[12] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 12. Столбцы Белгородского стола. № 758. Л. 758.

[13] РГАДА. Ф. 229. Малороссийский приказ. Оп. 2. Кн. 24. Л. 1303-1321об.

[14] Рогожин А.А. Генералитет полков «нового строя» в России второй половины XVII века: Дис. ... канд. ист. наук. Орел, 2014. С. 69.

[15] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 12. Столбцы Белгородского стола. № 827. Л. 10.

[16] Флоря Б.Н. Переговоры между Россией и Речью Посполитой о союзе против османов (1673-1676 г.) // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2017 № 1 (67). М. 2017. С. 67-71.

[17] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 12. Столбцы Белгородского стола. № 827. Л. 128-135.

[18] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 12. Столбцы Белгородского стола. № 827. Л. 426-428.

[19] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 12. Столбцы Белгородского стола. № 827. Л. 429-430.

[20] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 12. Столбцы Белгородского стола. № 827. Л. 806-808.

[21] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 12. Столбцы Белгородского стола. № 848. Л. 613-623

[22] Подробнее см.: Великанов В.С. Чигиринский поход Г.Г. Ромодановского в 1676 г.: низложение П. Дорошенко и установление формального контроля над Правобережьем. // Славянский альманах 2019. Вып. 1-2. М.: Индрик, 2019. С. 156-177.

[23] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 6-А.  Книги Московского стола. № 75. Л. 12-15.

[24] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 14. Столбцы Севского стола. № 310. Л. 562-574.

[25] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 12. Столбцы Белгородского стола. № 848. Л. 590.

[26] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 6А. Книги Московского стола. № 75. Л. 20об.

[27] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 12. Столбцы Белгородского стола. № 1205. Л. 701-704.

[28] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 12. Столбцы Белгородского стола. № 1205. Л. 174-182.

[29] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 12. Столбцы Белгородского стола. № 793. Л. 509.

[30] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 12. Столбцы Белгородского стола. № 793. Л. 592.

[31] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 12. Столбцы Белгородского стола. № 1205. Л. 701-702.

[32] Записная книга Московского стола 7187-7188 года (1678, ноябрь-1679, сентябрь). // Русская историческая библиотека. Т. XI. СПб., 1889. С. 418-420.

[33] Малов А.В. Московские выборные полки солдатского строя в начальный период своей истории. 1656–1671 гг. М., 2006. С. 572.

[34] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 12. Столбцы Белгородского стола. № 1301. Л. 110-113, 186.

[35] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 6-А. Книги Московского стола. № 124. Л. 54-70.

[36] Чернов А.В. Вооружённые силы Российского государства в XV—XVII вв. М., 1954. С. 187-191.

[37] Подробнее см.: Великанов В.С. Росписи русской армии по разрядным полкам в 1650—1680 гг.: попытка создания военно-окружной системы. // Военно-исторический журнал. № 12/2018. М. 2018. С. 16-21.

[38] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 12. Столбцы Белгородского стола. № 1555. Л. 354-357.

[39] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 12. Столбцы Белгородского стола. № 1055. Л. 215-230.


Комментариев нет:

Отправка комментария