пятница, 26 июля 2019 г.

К вопросу об организации пехоты русской армии в 1700-1712 гг.

Как я уже ранее упоминал (ссылка), в этом году мой доклад на конференции в ВИМАИВиВС был посвящен вопросу организации пехоты русской армии в 1700-1712 гг. В далеком 2007 г. я уже публиковал статью в журнале "Воин" на эту тему, но с тех пор было собрано много дополнительных материалов, позволяющих существенно уточнить и дополнить старый текст. Мне задают резонный вопрос: а как я отношусь к англоязычной книге Мегорского по русской армии в ВСВ? А никак... Данный иследователь поступил довольно странно, опубликовав свою работу сразу на английском языке, не имея публикаций по данной теме на русском. Из этого я предполагаю, что речь идет о компилятивной (реферативной) работе, в которой ничего нового нет. Причем по опыту знакомства с более ранними статьями Б. Мегорского боюсь, что там довольно много ляпов. Постараюсь со временем найти эту книгу и написать по ней развернутую рецензию. А пока моя статья по сабжу: Великанов В.С. К вопросу об организации пехоты русской армии в 1700-1712 гг. // Война и оружие. Новые исследования и материалы. Труды Девятой Международной научно-практической конференции 15–17 мая 2019 г. СПб: ВИМАИВиВС, 2019. Часть I. С. 198-210.

К вопросу об организации регулярной полевой пехоты российской армии в 1700-1712 гг.
         Вопрос организации регулярной полевой пехоты российской армии в годы Великой Северной войны 1700-1721 гг. до сих пор недостаточно изучен в отечественной историографии. Отдельные сведения общего характера, не дающие деталей об изменении организации пехотных полков в указанный период, приведены в работах А.В. Висковатова[i], Л.Г. Бескровного[ii] и др. авторов. Из последних исследований необходимо выделить соответствующие разделы в монографиях К.В. Татарникова, посвященной россиской полевой армии в 1700-1730 гг.[iii], и В.А. Молтусова, посвященной Полтавскому сражению[iv], однако обе работы содержат целый ряд неточностей, и требуют уточнения и значительного дополнения. Также необходимо упомянуть нашу статью 2007 г., в которой мы впервые специально рассмотрели вопрос организации солдатских полков российской армии в 1700-1709 гг.[v] В настоящее время ввод в научный оборот дополнительных источников позволяют значительно расширить и дополнить имевшиеся сведения об организации регулярной полевой пехоты российской армии в 1700-1712 гг.

В конце XVII в. пехотные (солдатские) полки «нового строя» российской армии состояли из 10 рот, от практики прежних усиленных «генеральских» полков в 1690-х гг. уже отказались. В составе полков могли быть гренадеры (например, во Втором московском выборном солдатском полку П. Гордона), но отдельные гренадерские роты не создавались. Армия была организована по милиционному принципу, и численность рот и полков зависела от численности конкретных военно-служилых страт, из которых они формировались (полк мог насчитывать от 800 до 1 800 чел.). /198/ В мирное время милиционные полки распускались, и единственными постоянными полевыми пехотными частями (за исключением гарнизонов), остававшимися на службе, были выборные солдатские полки (три в Москве, два – в Белгороде, и один – в Севске; всего около 7 тыс. чел.) и полки московских стрельцов (9 полков, около 7 тыс. чел.). Полки могли сводиться по территориальному принципу в разрядные полки либо во временные воеводские полки произвольного состава, какие-либо дополнительные звенья военного управления и устойчивые воинские соединения (дивизии, бригады и др.) отсутствовали[vi].
При подготовке к войне со Швецией российским правительством осенью 1699 г. было принято решение отказаться от сбора прежних милиционных полков, и вместо этого сформировать из вольницы и даточных новые постоянные полки. На основе опыта Азовских походов 1695-1696 гг. новые полки было решено сводить в «генеральства» (дивизии), которые должны были состоять из одного «старого» Московского выборного полка (Преображенский и Семеновский полки на тот момент официально числились 1-й и 2-й «тысячами» Третьего выборного полка), 8 новых солдатских полков и одного драгунского. Весной-летом 1700 г. в Москве было сформировано 16 солдатских и два драгунских полка, составивших два генеральства генералов А.М. Головина и А.А. Вейде. Новоприборные солдатские полки состояли из 12 рот общей численностью 1238 чел: «а начальных людей в те полки [в дополнение к полковникам – прим. авт.] довелось подполковник, майор [в генеральстве А.А. Вейде по два майора – прим. авт.], 9 капитанов, капитан-поручик, 11 поручиков, 12 прапорщиков, полковой обозный, полковой писарь, 36 сержантов, 12 каптенармусов, 12 подпрапорщиков, 48 капралов, 12 ротных писарей, 46 денщиков; и то число в сержанты и нижние чины 168 чел полковникам велено выбрать из рядовых солдат, и затем в остатке будет по 986 чел в полку. Да в те полки велено дать из вольных 24 сиповщиков, 24 барабанщика, а всего будет в полку, опричь начальных людей, 1 200 чел[vii]. Пикинер и гренадер «московские» полки не имели. В реальности полки насчитывали в августе 1700 г. от 1011 до 1322 нижних чинов. В кампанию 1700 г. они были разделены на 3 батальона по 4 роты, «а в роте было обор-офицеров капитан, поручик, прапорщик (а в иных полках за излишеством офицеров было у роты и по другому поручику заротному), 2 сержанта [по штатам - 3], 1 подпрапорщик, /199/ 1 каптенармус, 1 писарь, 2 барабанщика, курииров не было, капралов 3 [по штатам - 4], рядовых по 23 в капральстве, … 4 капралство определено было в роте рядовым полным числом»[viii]. В полку Федора Балка было 9 рот вместо 12, «понеже оной полк собран был после вольницею»[ix].
Полки третьего генеральства, Н.И. Репнина, были сформированы в июле-августе 1700 г. в низовых городах. Первоначально, вероятно, они также должны были состоять из 12 рот, но 20 (9) августа 1700 г. последовал указ о формировании двух дополнительных полков, которые должны были быть отправлены на службу в Белгород[x]. В результате оставшиеся 9 солдатских полков состояли из 9 рот, в т.ч. одна гренадерская, и насчитывали 10771 урядников и рядовых: 198 сержантов, 9 полковых писарей, по 99 ротных писарей, квартирмейстеров и каптенармусов, 90 подпрапорщиков. 396 капралов, 216 барабанщиков, 144 сиповщика, 9 профосов и 9412 рядовых[xi]. Также в состав этого генеральства был включен Второй (Бутырский) московский выборный солдатский полк.  
В Нарвский поход в конце августа 1700 г. «московские» полки выступили в составе своих генеральств, но уже в середине сентября четкая организационная структура «генеральств» оказалась нарушена. Два солдатских полка, А. Гордона и А. Девсона, вошли в состав отдельного генеральства новгородского губернатора И.Ю. Трубецкого, составленного из войск Новгородского разряда, и в его составе приняли участие в осаде Нарвы и сражении 30 ноября 1700 г.[xii] А в начале 1701 г. от прежнего использования генеральств в качестве устойчивых воинских соединений было решено отказаться, и войска на северо-западном направлении были разделены на две группировки, псковскую (получившую название «Большого полка») под командованием Б.П. Шереметева и новгородскую А.И. Репнина. Основу новгородской группировки составили полки низового генеральства А.И. Репнина, а московские полки генеральств А.А. Вейде и А.М. Головина были разделены между обеими группировками. При формировании весной 1701 г. вспомогательного корпуса А.И. Репнина, который должен был быть отправлен под Ригу на помощь саксонцам, в его состав вошли полки всех генеральств: 5 солдатских полков – Репнина, 8 – Головина, 2 – Вейде, новгородский солдатский Х. Абрама и псковский стрелецкий полк Ю. Bеcтовa[xiii]. По возвращении корпуса А.И. Репнина из Рижского похода, войска /200/ были разделены осенью 1701 г. на три самостоятельные группировки, вновь «Большой полк» Б.П. Шереметева во Пскове, корпус А.И. Репнина в Новгороде, и отдельный отряд ладожского воеводы П.М. Апраксина. При этом полки всех трех генеральств были распределены между всеми отрядами, но большая часть полков генеральства А.И. Репнина обычно оставалась под его командой. Необходимо отметить, что каждый из трех корпусов (Б.П. Шереметева, А.И. Репнина, П.М. Апраксина) был полностью самостоятельным соединением. Их командующие были независимы друг от друга и подчинялись только напрямую царю, несмотря на то, что Б.П. Шереметев формально имел чин фельдмаршала. Это приводило ко множеству проблем с координацией и воинской дисциплиной. Георг Бенедикт Огильви, поступивший на российскую службу в чине фельдмаршала, и назначенный летом 1704 г. командующим осадной армией под Нарвой, отмечал, что на полковом уровне солдаты и офицеры слушали команды только своих непосредственных полковых командиров, и даже в боевой обстановке не подчинялись указаниям старших офицеров из других полков и генералам («должного послушания не показывают... повинной должности против неприятеля не исполняют»)[xiv].
На полковом уровне организация пехотных полков также претерпела значительные изменения. Начиная с зимы 1700-1701 гг. количество рот в полках начало изменяться в зависимости от фактической численности. Например, в полку Н. Балка одна рота была «разобрана» в 1702 г., и еще по одной – в 1703 и 1704 гг.[xv] Солдатские полки под командой П.М. Апраксина состояли в мае 1703 г. от 5 до 9 рот[xvi], а в сентябре 1704 гг. – от 9 до 12 рот[xvii] (полк И. Бильса в 1703 г. – 7 рот, в 1704 г. – 12; полк Ю. Инглиса – 5 и 9 соответственно). В Большом полку Б.П. Шереметева к лету 1703 г. была введена единая 10-ротная структура, и каждый полк должен был насчитывать по 1 056 «начальных людей, урядников и рядовых»[xviii]. При этом начиная с 1701 г. в московских солдатских полках начинают появляться гренадеры и пикинеры. К зиме 1702-03 гг. гренадеры, видимо, были учреждены во всех солдатских полках «Большого полка». Шереметев жаловался Петру на отсутствие финансирования закупок амуниции для гренадер: «и по письмам из полков на покупку меди в гранодерскія роты на трубки денег Псковскіе Бурмистры без памятей с Москвы из Ратуши … не дают»[xix]. В 1704 г. гренадерская амуниция /201/ упоминается среди потерянных при штурме Дерпта и Нарвы вещей у 8 полков Большого полка из 13[xx]. В некоторых случаях есть прямые указания на сведение гренадер в отдельные роты. Полк Болобонова (с 1708 г. – Ярославский) в 1703 г. насчитывал 1 гренадерскую («1703: было… 96 гренадерских сум с перевязями <…> 1704: сделано 96 шапок гранодерских») и 9 мушкетерских рот, всего 33 офицера и 1007 нижних чинов[xxi].
Новые полки, формировавшиеся после 1700 г., имели, как правило, 10-ротную структуру. Пять солдатских полков, сформированных зимой 1700-1701 гг. в низовых городах (Ф. Толбугина, А. Шарфа, Ф. Кара, Г. Янковского и И. Тыртова), состояли из 10 рот. Такую же организацию имели 5 полков, сформированные Разрядным приказом летом 1703 г. (И. Спешнев, М. Кобелев, Б. Батурин, С. Норов и И. Бернер), и 5 солдатских полков Севского разряда (И. Сак, Е. Верден, А. Рагозин, Я. Рагозин и И. Хотунский), набранные в начале 1705 г.[xxii] Четыре полка, набранные Военным приказом в 1703 г. (И. Канищев, С. Нелидов, И. Нелидов и Е. Гулиц) имели различную организацию, три полка состояли из 10 солдатских рот, а полк С. Нелидова – из гренадерской и 10 солдатских рот[xxiii].
Полки, вошедшие весной 1704 г. в состав российского вспомогательного корпуса на польско-саксонской службе, в августе 1704 г. были переформированы в 9 ротные полки, состоявшие из одной гренадерской и 8 мушкетерских рот, численностью по 100 чел. в роте[xxiv]. Позднее в августе 1705 г. в частях корпуса были введены новые штаты по образцу саксонских, и роты должны были состоять из 78 чел. (в гренадерских ротах – 76): капитан, лейтенант, прапорщик (только в мушкетерских ротах), 2 сержанта, каптенармус, фурьер, старший капрал (только в мушкетерских ротах), 3 капрала, 2 барабанщика, 65 рядовых[xxv]. Тогда же гренадерские роты всех 8 полков корпуса были сведены в один сводный гренадерский батальон под командованием подполковника Матиаса фон Карпа. В ноябре один из полковых командиров, полковник П. Левинстон, получил отставку, а его полк добавлен 2-м батальоном в полк И.Р. Паткуля. Также к этому полку в конце ноября был добавлен и сводный гренадерский батальон[xxvi]. После разгрома под Фрауштадтом 13 февраля 1706 г., остатки российского корпуса были сведены в один сводный полк под командованием подполковника С. Ренцеля, состоявший из 13 рот (в т.ч. одна гренадерская)[xxvii]. Позднее летом 1707 г., /202/ уже после возвращения в Россию, остатки полка были переформированы в стандартный 9-ротный полк, получивший название Саксонского или Ренцелева.  
На основе опыта и информации, полученных в ходе летней кампании 1704 г., осенью того же года Г. Огильви был сделан целый ряд предложений по реорганизации российской армии[xxviii]. В первую очередь он предлагал определить состав полевой армии, расписать полки на бригады и дивизии, и ввести в полках единые штаты. Согласно представленному Г. Огильви 12 октября 1704 г. проекту полевая армия должна была состоять из 30 пехотных (66 батальонов) и 16 драгунских полков (96 эскадронов), разделенных на 2 дивизии (в боевом порядке – линии) под командованием генерал-лейтенантов, каждая по 4 бригады (3-5 полков) под командованием генерал-майоров[xxix]. За основу для данного «генерального расписания» Г. Огильви взял табель осадной армии под Нарвой 15 августа 1704 г. В том же письме Г. Огильви были также предложены и новые штаты пехотных полков, согласно которым полк должен был состоять из 1 гренадерской и 8 фузилерных рот, каждая по 150 чел. (вкл. 119 рядовых), сведенных в 2 батальона, общей численностью 1 364 чел.[xxx]
Предложения Г. Огильви были в целом одобрены, и переход на новые штаты произошел весной 1705 г., когда войска главной армии находились в восточной Литве. Однако в предложенные им штаты были внесены незначительные изменения: пехотный полк должен был насчитывать по полным штатам 1 300 строевых, и состоять из гренадерской (100 чел.: капитан, поручик, сержант, фурьер, ротный писарь, 2 барабанщика, 2 ротных денщика, 4 капрала, 8 ефрейторов, 79 рядовых гренадеров) и 8 мушкетерских (150 чел.: капитан, поручик, прапорщик, сержант, подпрапорщик, фурьер, ротный писарь, 3 барабанщика, 3 ротных денщика, 6 капралов, 12 ефрейторов, 119 рядовых) рот[xxxi]. Исключение составляли лишь Преображенский (4 батальона), Семеновский, Ингерманландский и Огильви пехотные полки (последние три состояли из одной гренадерской и 12 мушкетерских рот)[xxxii]. Данная полковая организация осталась практически неизменной до 1711 г., единственное изменение было связано с появившейся в конце 1705 г. практикой сведения гренадерских рот в сводные батальоны и полки.
Первые сводные гренадерские батальоны в составе главной армии появились осенью 1705 г. Согласно составленному /203/ Г. Огильви новому расписанию полевой армии (озаглавленному «Учреждение пехоты») пехота (45 батальонов, включая 4 сводно-гренадерских) была разделена на 3 дивизии (генерала А.И. Репнина, генерал-поручиков Л.Н. Алларта и В. Венедигера), состоявшие из 7 бригад (генерал-майоров З. Арнштедта, О. Бирона, В. Швейдена, И. Чамберса, Ф. Беллинга, И. Риддера и бригадира Б. Повиша)[xxxiii]. Временные сводно-гренадерские батальоны состояли из 5 рот каждый, и были сведены в отдельную бригаду Повиша. По состоянию на 21 июля 1706 г. в этих 4 батальонах в Киеве насчитывалось 2093 чел., включая больных, и до полных штатов в них не хватало 525 чел.[xxxiv] В апреле 1707 г. 22 гренадерские роты пехотных полков главной армии уже были сведены в 6 сводных батальонов[xxxv]. При этом административно и в хозяйственном плане (финансирование, снабжение амуницией, пополнение личного состава и др.) гренадерские роты продолжали оставались в составе своих прежних полков. Необходимо также отметить, что сами пехотные полки в хозяйственных документах в 1701-1706 гг. продолжали учитывать по прежним «генеральствам», что помогало учитывать преемственность при очередной смене полкового командира и вести учет доходов и расходов по ведомствам (часть полков главной армии финансировались не Военным приказом, а иными ведомствами, например, Московский полк – из доходов Новгородского приказа и др.)[xxxvi]
В дальнейшем практика формирования временных сводных гренадерских батальонов и полков сохранилась, однако их организация и состав зависели от изменений в организации пехоты главной армии. В августе 1707 г. пехота главной полевой армии была разделена на два корпуса, т.н. «виленскую пехоту» под командой А.И. Репнина, и «минскую пехоту» под командой Б.П. Шереметева. В каждой из этих двух группировок гренадерские роты их полков были сведены в отдельные сводные гренадерские полки. «Виленская пехота» Репнина состояла из гренадерского (7 рот, полковник Тейлор) и 9 пехотных полков (19 батальонов), общей фактической численностью около 10 тыс. чел.[xxxvii] «Минская пехота» Шереметева состояла из гренадерского (10 рот, полковник Бук) и 10 пехотных полков (21 батальон), также фактической численностью около 10 тыс. чел.[xxxviii]
В марте 1708 г. пехота главной полевой армии была разделена на 3 дивизии (фельдмаршала Б.П. Шереметева, генералов Л.Н. Алларта и А.И. Репнина), каждая из которых состояла /204/ из одного гренадерского и 7-8 пехотных полков (всего 3 гренадерских и 22 пехотных полка)[xxxix]. Гренадерский полк был сводным и состоял из гренадерских рот, временно откомандированных от пехотных полков дивизии. При этом административно и в хозяйственном плане гренадерские роты продолжали оставались в составе своих полков. Каждая из дивизий состояла, в свою очередь, из 3 бригад по 2-3 полка. Таким образом, организация новых дивизий в чем-то была похожа на генеральства образца 1700 г.: один элитный (выборный) полк и 8 обычных. Оба гвардейских полка (Преображенский и Семеновский), а также Астраханский и Ингерманландский были сведены в отдельную бригаду. Воинские отряды, действовавшие на самостоятельных направлениях, составили отдельные соединения. В районе Полоцка-Дерпта-Пскова находился корпус генерал-поручика Р.Х. Боура состоявший из его драгунской дивизии и пехотной дивизии (4-й) генерал-майора Н. фон Вердена, в составе которой также был сформирован сводный гренадерский полк полковника Ю. Буша[xl]. Полевые и гарнизонные войска, размещенные в Ингерманландии, составили отдельный Ингерманландский корпус под командованием Ф.М. Апраксина.
В декабре 1708 г. из состава главной армии в южную Польшу был направлен отдельный корпус (в ряде документов упоминаются названия «Заднепровский корпус» или «дивизия») под командой генерал-лейтенанта фон дер Гольца. В его состав вошли 6 пехотных полков (12 батальонов), отобранных из состава всех 4 дивизий, а также сводный 6-ротный гренадерский полк, насчитывавший 741 чел.[xli] Оставшиеся полки главной армии Б.П. Шереметева (22 полка без учета гвардейской бригады) в апреле 1709 г. были по новой расписаны по 3 дивизиям (А.Д. Меншикова, Л.Н. Алларта и А.И. Репнина), в каждой из которых было сформировано по сводному гренадерскому полку[xlii]. В дальнейшем состав дивизий оставался условно-постоянным на всем оставшемся протяжении Великой Северной войны 1709-1721 гг. Таким образом, к лету 1709 г. было сформировано 4 сводно-гренадерских полков (3 в главной армии и в корпусе Гольца), из которых в Полтавском сражении приняли участие три. В работе Н.П. Поликарпова (а позднее с ссылкой на данную работу и в справочнике М.Д. Рабиновича) на основании нарративных источников упоминается участие гренадерского полка де Боа[xliii], однако данный факт не подтверждается документальными /205/ источниками. Также весной 1709 г. встречаются первые упоминания о централизованном снабжении новых гренадерских полков комплектами униформы и амуницией, в частности Квашнин-Самарин сообщал, что в мае 1709 г. в полевую армию были поставлены: «шапок гренадерских на 3 полка 3 манеров – 2 920, сум гренадерских с перевезями и с портупеями лосинными и с лядунки на 2 полка полное число»[xliv].
Гренадерский полк в составе Ингерманландского корпуса Ф.М. Апраксина под командованием полковника И. Лутковского был сформирован в 1710 г., при этом 12 откомандированных от пехотных полков гренадерских рот были переформированы в 8[xlv]. Таким образом, к началу Прутского похода в 1711 г. в составе российской армии имелось 5 сводных гренадерских полков: Т. Юнгора (дивизия А.Д. Меншикова, с 1711 г. А.А. Вейде), П. Ласси (дивизия А.Н. Репнина), А. Фрезера (дивизия Л.Н. Алларта), А. Аданова (дивизия Н. Энцберга, ранее Гольца) и Д. Бильса (корпус Ф.М. Апраксина). В 1709-1712 гг. в составе дивизий могли происходить незначительные изменения, и один-два полка могли передаваться из одной дивизии в другую. К сожалению, отсутствие сохранившегося полного массива полковых документов гренадерских полков на период до 1712 г. не позволяет достоверно установить, сопровождались ли эти изменения переводами гренадерских рот соответствующих полков.
Окончательно организация пехотных была определена в 1711-1712 гг. Согласно новым штатам, утвержденным 19 февраля 1711 г., пехотный полк должен был состоять из 8 фузилерных рот, гренадерская рота в штат полка уже не входила. По «примерной табели» пехотный полк должен был насчитывать 1 483 чел., в том числе: полковой штаб – 11, служащих ротного штаба – 1 264, неслужащих – 208[xlvi]. Каждая рота насчитывала 158 служащих: капитан, поручик, подпоручик, прапорщик, сержант, подпрапорщик, каптенармус, фурьер, 6 капралов, 144 рядовых. Гренадерские полки (5) изначально в феврале 1711 г. оказались за штатом армии, и источники расходов на них определены не были. В течение того же года гренадерский полк Ингерманландского корпуса был положен на расходы С-Петербургской губернии вместо одного из гарнизонных полков. Остальные 4 полка были включены в штат армии 29 января 1712: «7 [3 конно-гренадерским и 4 гренадерским – прим В.В.] гренадерским полкам, которые ни на какую /206/ губернию не были положены, быть в том же числе в 75-и полках, а вместо них из положенных на губернии 7-мь же полков снять из новых… и разобрать в комплект по полкам». Тем же приговором Сената гренадерским полкам были положены единые с пехотными полками 8-ротные штаты и «быть… по 1 487 человек»[xlvii].  Все гренадерские полки были приведены к новым единым штатам в течение первой половины 1712 г. В частности, гренадерский полк Мегдена (Алларта) в 1712 г. получил мундир по новым 8-ротным штатам на 1 296 нижних чинов (вкл. нестроевых): «прибыло 1296 гренадерских шапок, 1296 галстуков, 1296 кафтанов, 1296 пар чулок, 1296 епанеч, 16 пистолетов, 8 фурьерских значков, 48 капральских ночников, 16 деревянных барабанов с чехлами»[xlviii]
Таким образом, в период 1700-1704 гг. в российской полевой армии отсутствовали единые штаты пехотных полков. Полки насчитывали от 8 до 12 рот, штатная численность рот также была различной и зависела от обстоятельств формирования полка. Гренадерские роты появились уже осенью 1700 г., однако практика их создания не была повсеместной. Весной 1705 г. по предложению Г. Огильви были введены общие полковые штаты, по которым каждый полк (за несколькими исключениями) состоял из гренадерской и 8 солдатских (фузилерных) рот, общей численностью 1300 строевых чинов. Осенью того же 1705 г. в российской армии была внедрена практика формирования сводных гренадерских батальонов и, позднее, полков. Их состав и численность были переменными и зависели от состава соединений (корпусов и дивизий). Сами гренадерские роты считались временно откомандированными, и административно и хозяйственно продолжали ведаться в составе своего прежнего пехотного полка. «Генеральства», созданные летом 1700 г. как постоянные воинские тактические соединения, уже с зимы 1700-1701 гг. трансформировались в учетно-административные группы в ведении Военного приказа. В военно-организационном плане армия вернулась к прежней модели воеводских полков, и лишь начиная с 1702-1703 гг. начинает появляться термин «бригады» в отношении соединений более-менее постоянного состава. Осенью 1704 г. Г. Огильви была предпринята первая попытка упорядочить организацию армии, разделив ее на дивизии и бригады. Однако фактически это было реализовано лишь осенью 1705 г. на зимних квартирах в Гродно. В 1706-1707 гг. армия вновь /207/ состояла из корпусов (воеводских полков) и бригад переменного состава, и лишь в марте 1708 г. пехота главной армии была разделена на 3 дивизии. В дальнейшем дивизионная организация сохранилась практически до конца Великой Северной войны, при этом состав дивизий неоднократно менялся. В составе каждой дивизии формировался сводный гренадерский полк, однако, как изменялся его состав при изменении состава дивизий в настоящий момент достоверно не установлено. В феврале 1711 г. были утверждены новые штаты пехотных полков, по которым они состояли только из 8 фузилерных рот. Вопрос содержания имевшихся на тот момент 5 сводных гренадерских полков определен не был, и потребовался год на принятие окончательного решения: все имевшиеся гренадерские полки были включены в штат армии в качестве самостоятельных постоянных полков, и получили стандартную 8-ротную организацию. В таком виде полевая пехота российской армии просуществовала до конца Великой Северной войны. /208/



[i] Висковатов А.В. Историческое описание одежды и вооружения российских войск: Часть 2. Спб, 1889. С. 7.
[ii] Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XVIII в. (очерки). М, 1958. С. 39-41. 
[iii] Татарников К.В. Русская полевая армия 1700-1730: обмундирование и снаряжение. М, 2008 г. С. 17-34.
[iv] Молтусов В.А. Полтавская битва: уроки военной истории. 1709-2009. М. 2009. С. 243-251.
[v] Великанов В.С. Русская пехота от Нарвы до Полтавы: Развитие структуры и организации полевых солдатских полков в 1700-09. // Военно-исторический журнал «Воин». № 4, 2007. С. 22-29.
[vi] Подробнее об организации российских вооруженных сил в 1699 г. см.: Великанов В.С. К вопросу об организации и численности российских вооруженных сил в 1699 г. // Война и оружие: Новые исследования и материалы. Труды Четвертой Международной научно-практической конференции, 15-17 мая 2013 года. СПб.: ВИМАИВиВС, 2013. C. 335-350; Великанов В.С. Росписи русской армии по разрядным полкам в 1650—1680 гг.: попытка создания военно-окружной системы. // Военно-исторический журнал. № 12/2018. М. 2018. С. 16-21; Великанов В.С. Участие стрелецких полков в боевых действиях на начальном этапе Великой Северной войны (1700-1706гг.). // Война и оружие: Новые исследования и материалы. Труды Шестой Международной научно-практической конференции, 13-15 мая 2015 года. СПб.: ВИМАИВиВС, 2015. C. 396-409.
[vii] Описание документов и бумаг, хранящихся в Московском архиве Министерства Юстиции. Отдел III. Обозрения и описания документов. Книга 5. Москва, 1888. Отд. II. С. 21; Татарников К.В. Русская полевая армия 1700-1730. Обмундирование и снаряжение. М. 2008.С. 31. См. также: Северная война 1700-1721 гг. Сборник документов. Т. 1. 1700-09. М. 2009. С. 25. № 16. 1700 г. марта 19. - Память из Поместного приказа на Генеральный двор в Преображенском о назначении в полки офицеров, сиповщиков и барабанщиков.
[viii] Гистория Свейской войны (Поденная записка Петра Великого) (сост. Т.С. Майкова). Вып. 2. М. 2004. С. 349.
[ix] Гистория Свейской войны (Поденная записка Петра Великого) (сост. Т.С. Майкова). Вып. 2. М. 2004. С. 349.
[x] Попов Н.Н. История 2-го гренадерского Ростовского полка. Т. 1 (1700-62), М. 1902. Приложения. С. 16-17.
[xi] Там же.
[xii] Gordon A. The history of Peter the Great. V. 1. Aberdin, 1715. P. 144; Hallart L.N. Das Tagebuch des Generals von Hallart über die Belagerung und Schlacht von Narva, 1700. /Her. von Dr. Fr. Bienemann jun./. Reval, Berlag von Franz Kluge, 1894. S. 24.
[xiii] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Дела разных городов. № 90. Л. 89-103; ВПЖ. Стлб. 69-70.
[xiv] РГАДА. Ф. 9. Кабинет Петра I. Отд. 2. № 3. Л. 429-429об.
[xv] Татарников К.В. Русская полевая армия 1700-1730: обмундирование и снаряжение. М, 2008 г. С. 20.
[xvi] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Смотренные списки. № 77. Л. 43-48об.
[xvii] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Смотренные списки. № 78. Л. 51-65.
[xviii] Письма к государю императору Петру Великому от генерал-фельдмаршала, тайнаго советника малтийскаго, с. апостала Андрея, Белаго орла и прусскаго ордена кавалера, графа Бориса Петровича Шереметева. Ч 1. М. Из-во Императорского университета. 1778 г. С. 187-188. № 58 от 24 июня 1703 от Ям.
[xix] Письма к государю императору Петру Великому от генерал-фельдмаршала, тайнаго советника малтийскаго, с. апостала Андрея, Белаго орла и прусскаго ордена кавалера, графа Бориса Петровича Шереметева. Ч 1. М. Из-во Императорского университета. 1778 г. С. 141. № 36 от 23 февраля 1703. См. также: там же, с. 151, письмо Шереметева от 7 марта 1703: «Ныне же вновь делают медныя трубки в чем Гранодеры фитиль носят»
[xx] Военно-походный журнал (с 3 июня 1701-го года по 12 сентября 1705 года) генерал-фельдмаршала Бориса Петровича Шереметева, посланного по высочайшему повелению в Новгород и Псков для охранения тех городов и иных тамошних мест от войск Шведского короля // Материалы Военно-ученого архива. Вып. 1. СПб., 1871. Стлб. 166-169, 171-172.
[xxi] Татарников К.В. Ук. соч. С. 251
[xxii] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Дела разных городов. №. 61. Л. 223; Великанов В.С. Формирование и службы севских полков набора 1705 г. // Studia internatinalia: Материалы IV международной научной конференции «Западный регион России в международных отношениях Х-ХХ вв.» (1-3 июля 2015 г.). Брянск, 2015. С. 95-102.
[xxiii] РГАДА. Ф. 145. Приказ Великого княжества Смоленского. Оп. 1. 1704 г. № 31. Л. 2-29; Великанов В.С. Русский вспомогательный корпус на польско-саксонской службе в 1704–1707 гг. и сражение при Фрауштадте. М., Фонд «Русские Витязи», 2018. С. 14.
[xxiv] Великанов В.С. Русский вспомогательный корпус на польско-саксонской службе в 1704–1707 гг. и сражение при Фрауштадте. М., Фонд «Русские Витязи», 2018. С. 22-23.
[xxv] Там же, С. 45-46; РГАДА. Ф. 79. Сношения с Польшей. Оп. 1. 1705. Дела Паткуля. № 2. Л. 80.
[xxvi] Там же. С. 48.
[xxvii] Там же. С. 70.
[xxviii] Подробнее см.: Великанов В.С. Инициативы генерал-фельдмаршала Г.Б. Огильви по реформированию русской армии в 1704-1705 гг. // Военно-исторический журнал. № 5/2015. М. 2015. С. 49-50.
[xxix] Устрялов Н.Г. История царствования Петра Великого. Т. 4. Ч. 2. СПб, 1863. С. 486.
[xxx] Устрялов Н.Г. Ук. соч. Т. 4. Ч. 2. С. 478-481. Исключение должны были составить Преображенский, Семеновский и Ингерманландский полки из 1 гренадерской и 16 фузилерных рот, сведенных в 4 батальона
[xxxi] РГАДА. Ф. 9. Кабинет Петра I. Отд. II. Д. 4. ЛЛ. 731-732об и 734-734об. См. также: Зезюлинский Н. К родословию 34-х пехотных полков Петра I. Петроград, 1915 г. С. 94-95. Указанную организацию (гренадерская рота – 100 чел., 8 мушкетерских по 150 чел) подтверждает также британский посланник Ч. Витворт (Сборник императорскаго русскаго историческаго общества. Т. 39. СПб. 1884. С. 61-66).
[xxxii] РГАДА. Ф. 9. Кабинет Петра I. Отд. II. Д. 4. Л. 735
[xxxiii] РГАДА. Ф. 9. Кабинет Петра I. Отд. II. № 4. Л. 720.
[xxxiv] Письма и бумаги Петра Великого (далее – ПиБ). Т. IV (1706 г.). СПб, 1900. С. 308. № 1288. Памета на табели, сколько нужно добавить урядников и солдат в пехотных полках. Находившихся в Киеве (21 июля 1706 г.).
[xxxv] ПиБ. Т. V. СПб, 1907. С. 183. Резолюция на докладных пунктах князя А.И. Репнина от 23 апреля 1707: «быть гренадерским батальонам… по прежнему особливо… их в 22 ротах надлежит быть 6 батальонов»; Сборник военно-исторических материалов. Вып. 5: Северная война на Ингерманландском и Финляндском театрах в 1708-1714 гг. (под ред. А. З. Мышлаевского). СПб, 1893. С. 334-335. Приложение № 7. (Далее - Сборник ВИМ).
[xxxvi] См. например: ПиБ. Т. IV (1706 г.). СПб, 1900. С. 341-346. № 1326. Роспись жалования пехотным и драгунским полкам (1706 августа 17); Сборник военно-исторических материалов. Вып. 5: Северная война на Ингерманландском и Финляндском театрах в 1708-1714 гг. (под ред. А. З. Мышлаевского). СПб, 1893. С. 332-333. Приложение № 6.
[xxxvii] Сборник ВИМ. Вып. 1: Северная война: документы 1705-1708 гг. (под ред. Д. Ф. Масловского).  СПб, 1892. Приложения. С. 12-13. № 6.
[xxxviii] Сборник ВИМ. Вып. 1: Северная война: документы 1705-1708 гг. (под ред. Д. Ф. Масловского).  СПб, 1892. Приложения. С. 6-7. № 3; См. также: Там же, Приложения. С. 4-5. № 2.
[xxxix] Мышлаевский А.З. Северная война 1708. От р. Уллы и Березины за р. Днепр. СПб, 1901. С. 4-5.
[xl] Письма к государю императору Петру Великому от … графа Бориса Петровича Шереметева. Ч 2. М. 1778. С. 49-50; также см: Труды Императорского Русского Военно-исторического общества. Т. 1. СПб, 1909. С. 13.
[xli] Северная война 1700-1721 гг. Сборник документов. Т. 1 (1700-1709 гг.). М. 2009. С. 515-516. № 467. 1709 г. сентябрь. – Табель его царского величества ковалерии и инфантерии, ныне в Польше обретающееся сентября по … число 1709.
[xlii] Сборник ВИМ. Вып. 5. СПб, 1893. С. 350-351. Приложение № 13.
[xliii] Поликарпов Н.П. О  некоторых войсковых  частях,  принимавших  участие  в  «Генеральной  баталии»  под  городом  Полтавой  27-го  июня  1709  года. (По архивным изысканиям). // Военный сборник. СПб, 1909, № 6. С. 223-224. № 35; Рабинович М.Д. Полки петровской армии 1698-1725 гг. Краткий справочник. М., 1977. С. 66. № 291.
[xliv] РГАДА. Ф. 9. Кабинет Петра I. Отд. II. № 2. Л. 830об.
[xlv] Татарников К.В. Ук. соч. С. 209.
[xlvi] Полное собрание законов Российской Империи. Т. 4. СПб, 1830. № 2319. СС. 595-611.
[xlvii] Доклады и приговоры Правительствующего сената. Том II, Год 1712-й, книга 1 (январь-июль). СПб, 1882. С.58-63. № 91. Приговор Правительствующего Сената от 29 января 1712.
[xlviii] Татарников К.В. Ук. соч. с. 208

Комментариев нет:

Отправить комментарий