пятница, 28 декабря 2018 г.

К вопросу о создании Тамбовского разряда в 1680-1681 гг.

Под конец года опубликовали еще одну мою статью: Великанов В.С. К вопросу о создании Тамбовского разряда в 1680 - 1681 гг. // Белгородская черта: Сборник статей и материалов по истории Белгородской оборонительной черты. Белгород, 2018. Вып. 3. С. 9-13. Материал в чем-то перекликается с моей статьей в ВИЖ (ссылка), но здесь я более подробно рассказываю именно про "создание" Тамбовского разряда.


К вопросу о создании Тамбовского разряда в 1680-1681 гг.

Аннотация. В статье рассмотрены причины появления отдельного Тамбовского разрядного полка в 1680-1681 гг., а также его состав, организация и численность. На основании большого количества архивных материалов автор приходит к выводу, что это было временное воинское соединение, и его появление не привело к созданию отдельного военно-административного округа – разряда.

Впервые тезис о создании в 1680 г.  отдельного Тамбовского разряда был сформулирован А.В. Черновым, который предположил, что его появление было частью общей реформы вооруженных сил, в ходе которой были созданы 9 постоянных военно-административных округов – разрядов[1]. Основанием для данного вывода послужил документ под названием «Роспись перечневая ратным людям, которые во 189 году росписаны по розрядам» (далее – «Роспись 189 г.»), ныне хранящийся в Российском Государственном Архиве Древних Актов (РГАДА)[2]. Данный документ в 1842 г. был опубликован в сильно усеченном виде и с рядом неточностей П. Ивановым[3], и впоследствии использовался многими исследователями как базовый источник по структуре и численности русской армии в 1680-90х годах. Ввод в научный оборот дополнительных документов, хранящихся в РГАДА, позволяет уточнить вопрос создания самостоятельного Тамбовского разряда и даты его существования.

Появление Тамбовского разрядного полка связано с событиями Русско-турецкой войны 1672-1681 гг. Основные события в ходе этого конфликта происходили на правом берегу Днепра, и были связаны с борьбой за обладание Чигирином – столицей правобережных гетманов и укрепленным пунктом, контролировавшим переправы на левобережную Гетманщину. В Придонье в 1673-1679 гг. донские казаки и царские ратные люди проводили локальные операции против Азова и турецких укреплений в низовьях реки Дон, но крупномасштабного наступления на этом направлении так и не состоялось, хотя в 1673 г. планировался поход на Азов с участием самого царя Алексея Михайловича[4]. В свою очередь крымские татары до 1680 г. практически не беспокоили российские окраины на этом направлении, ограничиваясь нападениями небольших отрядов. В 1675 г. они переправились через реку Усмань на Орловском участке Белгородской черты и, разобрав укрепления на западном берегу реки, проникли в Воронежский уезд, но вскоре были отогнаны обратно в степь. В следующем 1676 г. на Козловском участке Белгородской черты татары раскопали земляной вал у Бельского городка и прорвались за черту, но козловцы выбили их обратно и отбили всех пленных и захваченный скот. В другом месте отряд небольшой калмыков, просочившихся ночью через вал, был окружен и разгромлен козловцами при попытке вернуться с захваченным скотом в степь[5].
Ситуация изменилась в 1680 г. Первые тревожные известия о возможной активизации крымских татар на восточном («приволжском») участке Белгородской Черты появились уже весной. Еще 15 апреля астраханский воевода Матвей Степанович Пушкин писал о переправе через Волку «с луговой стороны на горную», между Астраханью и Черным Яром, «многих татар». Царицынский воевода Семен Нестеров 16 мая также сообщал со ссылкой на известия от донского атамана Фрола Минаева, что под Азовом собираются многочисленные татары и калмыки для нападения на российские окраины на верхнем Дону. Симбирский воевода князь Яков Долгоруков 14 июня сообщил о нападении татарского отряда в 200 чел. на чувашскую деревню Кизылбоеву[6]. Для противодействия этим рейдовым партиям был выделен отряд стольника Кузьмы Петровича Козлова, насчитывавший 1412 чел. городовых дворян и детей боярских «низовых» городов (Астрахани, Черного Яра, Самары, Царицына и Саратова) и терских и гребенских казаков. 5 июля он разместился у Валуек, но уже 18 июля он получил царский указ немедленно выдвинуться «по вестям о походе азовцев, калмыков, ногайцев черкас и татар» к Козлову и Тамбову, и уже на следующий день выступил в поход[7]. Однако татары нанесли удар южнее в районе Усмани. Пришедший из-под Азова татарско-ногайский отряд 2 августа, раскопав земляной вал и разобрав надолбы, прорвался на территорию Усманьского уезда, разорив несколько десятков деревень и захватив несколько сотен пленных[8]. Отряд К. Козлова ничем не успел им помешать.
  Известия о появлении татарской угрозы на восточном участке Белгородской черты застали российское командование врасплох. Почти все ратные люди Белгородского разряда были заняты на строительстве Новой черты (будущей Изюмской черты), работы по сооружению которой необходимо было завершить летом этого года[9]. 19 июля в Тамбов был спешно отправлен солдатский полк полковника Еремея Шварта, а также козловские городовые дворяне и дети боярские. Полк Шварта насчитывал 9 начальных людей и 1507 урядников и солдат из Вехнего и Нижнего Ломова, Темникова, Тамбова и Троицкого острога. В полку имелось 5 полковых пищалей с 500 ядрами[10]. Козловские дворяне и дети боярские насчитывали около тысячи человек, и были разделены на 11 сотен под командованием сотенных голов: Любима Мантурова, Ермолая Саморокова, Григория Сухова, Михаила Шмакова, Тимофея Жукова, Ивана Золотухина, Ивана Евросимова, Михаила Ошмакова, Ивана Щербакова, Дмитрия Сумокова и Гаврила Сергеева[11].
22 июля было принято решение о выделении на угрожаемые участки дополнительных сил из состава главной армии[12]. Для этого был сформирован сводный корпус окольничего князя Константина Осиповича Щербатова, в состав которого вошли московские чины, приехавшие на службу после 20 июня; резанцы, мещерцы и рящены «сотенной службы»; рейтарские полки стольников и полковников Ильи Змеева, Алексея Чубарова и Михаила Зыкова, «тысяча» Первого Московского Выборного солдатского полка Аггея Шепелева под командованием полковника Петра Аничкова (тысяча солдат из Тамбова, Керенска, Темникова, Верхнего и Нижнего Ломова), а также солдатские полки полковников Ивана Минстермана (из городовых стрельцов и пушкарей Новгородского разряда), Ивана Юнкмана и Варфоломея Ронорта (оба солдатских полка были составлены из «низовых городов стрелцов и казаков и пушкарей и затинщиков») – всего около 9-9,5 тыс. чел.[13] Товарищами К.О. Щербатова были назначены стольник Григорий Владимирович Новосильцев и Иван Юрьевич Леонтьев. Эти войска составили отдельный «Тамбовский полк».
К.О. Щербатов выступил к Воронежу 25 июля, не дожидаясь сбора всех своих сил. По данным смотра к этому моменту под его командой насчитывалось 7 632 чел.[14] «Тамбовский полк» К.О. Щербатова прибыл в район Воронежа и Тамбова в середине августа, и простоял там до октября 1680 г., готовый в случае появления противника выдвинуться на угрожаемый участок. Крупного нападения противника на этом направлении во вт. половине 1680 г. так и не произошло, и в середине октября ратные люди К.О. Щербатова были распущены со службы по домам.
Осенью того же 1680 г. была подготовлена уже упоминавшаяся нами в самом начале статьи «Роспись перечневая ратным людем, которые во 189 году росписаны по розрядам» (7189 г. по старому летоисчислению начался 1 сентября 1680 г.), в которой были учтены все ратные люди «полковой службы» и приведено их распределение по 9 разрядным полкам, включая новый Тамбовский.
Тамбовский разрядный полк стольника Бориса Петровича Шереметьева (будущего фельдмаршала Петра I) должен был насчитывать 14,5 тыс. чел.: всего 71 чел. в «сотенной службе», 3,1 тыс. чел. в 3 рейтарских и 11,3 тыс. в 7 солдатских полках. В его составе несли службу ратные люди 20 «городов» (уездов): Белоколодска, Бельска, Воронежа, Доброго, Данкова, Ельца, Ефремова, Землянска, Козлова, Коротояка, Костенска, Лебедяни, Ливен, Орлова, Сокольска, Талецкого, Урыва, Усмани, Чернавска и Черни. В «сотенной службе» за счет доходов со своих поместий несли службу 3 дворян и детей боярских из Ельца, 3 – из Козлова, 19 – из Ливен и 46 воронежцев. Рейтарские и солдатские полки состояли из 10 рот, но их численность варьировалась в зависимости от фактической численности конкретных военно-служилых страт, составлявших конкретный полк. Командный состав полков насчитывал 34 офицера: полковник, подполковник, майор, 7 ротмистров (в солдатских полках – капитан), капитан-поручик, по 10 поручиков и прапорщиков, полковые квартирмейстер, обозный и адъютант[15]. Рейтарские полки состояли из дворян и детей боярских. Рейтарский полк полковника Петра Стромичевского насчитывал 999 копейщиков и рейтар (здесь и далее численность полков без учета 33 офицеров): 738 из Ельца, 50 из Землянска, 210 из Лебедяни и один – из Костенска. В полку полковника Ягана Фанфенекбира должно было быть 1047 чел.: 520 козловцев и 527 ефремовцев. В полку полковника Андрея Цея – 1097 чел.: 300 ливенцов, 100 воронежцев, 210 чернян, 367 данковцев, 25 короточан и 95 чернавцев. Особенностью солдатских полков, формировавшихся в южных регионах (Белгородский разряд), было большое количество беспоместных и пустопоместных дворян и детей боярских, которые были неспособны нести рейтарскую службу (лошадь и холодное оружие рейтары приобретали самостоятельно), и были записаны в солдаты. Кроме них в солдатских полках также служили даточные из государственных крестьян, а также «городовые» служилые люди (стрельцы, казаки, пушкари и «люди пушкарского чину»), которых поочередно привлекали для походной службы (обычно третями). Отдельную военно-служилую страту составляли бывшие солдаты Московских Выборных солдатских полков, которые за свою службу были наделены земельными наделами, но были обязаны нести солдатскую службу. В солдатском полку полковника Ивана Франка несли службу 1437 ельчан (1245 «ис детей боярских», 49 «выборного полку», 25 пушкарей и 118 стрельцов) и 42 детей боярских из Чернавска. В солдатском полку полковника Андрея Шниттера – 1254 даточных из ефремовских крестьян и 583 – из Землянска. В солдатском полку полковника Тобиаса Калбрехта служили 246 чел. из Костенца («ис детей боярских»), 201 – Орла («ис детей боярских»), 523 – Усмани («ис детей боярских») и 580 – Лебедяни (441 «ис детей боярских», 18 «выборного полку», 37 пушкарей и 84 стрельцов). Солдатский полк полковника Мартина Болдмана (Бодвина) состоял из 1646 козловцев (1619 «ис детей боярских», одного «выборного полку», 26 пушкарей) и 50 бельских детей боярских – всего 33 офицера и 1696 солдат. Полк Марко Траурнихта полностью состоял из добринцев (1309 урядников и солдат): 1238 детей боярских, 58 «выборного полку» и 13 пушкарей. В полку Елизария Кро служили 398 ливенцов (195 «ис детей боярских», 89 «выборного полку», 34 пушкарей и 80 стрельцов), 594 короточан (592 «ис детей боярских» и двое «выборного полку»), а также 44 детей боярских из Урыва и 529 – из Сокольска. В полку Ягана Барова – 343 чернян (222 «ис детей боярских», 44 «выборного полку», 11 пушкарей и 66 стрельцов), 167 – из Чернавского (142 «ис детей боярских», 12 «выборного полку» и 13 пушкарей), 142 – Талецкого (137 «ис детей боярских и 5 пушкарей), 82 – Данкова (15 «ис детей боярских», 22 «выборного полку» и 45 стрельцов) и 676 – Воронежа (601 «ис детей боярских», 49 «выборного полку», и 26 пушкарей). При этом крестьяне уездов, находившихся северо-восточнее Тамбова, как и прежде продолжали нести службу в Московских Выборных солдатских полках. В частности, в Первый Выборный полк генерала Аггея Шепелева были расписаны 1979 чел. из Тамбова, 1192 – Верхнего Ломова, 2606 - Нижнего Ломова, 501 – Наровчатского городища и 81 – Троицкого острога. Тамбовский разрядный полк был разделен на два воеводских полка, с Б.П. Шереметевым в Козлове должны были нести службу 6 чел. «сотенной службы» (по 3 дворян и детей боярских из Ельца и Козлова), два рейтарских (П. Стромичевского и Я. Фанфенекбира) и 5 солдатских (И. Франка, А. Шниттера, Т. Калбрехта, М. Болдмана и М. Траурнихта) полков – всего 10,3 тыс. чел. С его «товарищем» думным дворянином Алексеем Ивановичем Ржевским в Усмани – 65 чел. «сотенной службы», рейтарский полк А. Цея и солдатские полки Е. Кро и Я. Барова, всего 4,2 тыс. чел.[16]
Однако выделение служилых людей «полковой службы» 20 «городов» в отдельный Тамбовский разряд не повлекло за собой никаких административных изменений, и Б.П. Шереметеву не были даны полномочия административного управления (руководство городовыми воеводами, учет и несение службы служилыми людьми, сбор налогов и податей, судопроизводство и другие) этими территориями. В частности, все городовые воеводы продолжали ведаться Разрядной приказной избой в Белгороде и быть подотчетными воеводы Белгородского разряда. Таким образом, Тамбовский разрядный полк фактически являлся временным воинским соединением переменного состава.
Необходимо отметить, что «Роспись 189 г.» так и осталась проектным документом, и не была полностью реализована. Весной 1681 г. состоялось назначение воевод и полков на реальную службу, и в Тамбове с Б.П. Шереметевым должны были нести службу 3 рейтарских и 7 солдатских полков[17] - т.е. полный состав Тамбовского разрядного полка по «Росписи 189 г.». При этом остальные разрядные полки либо были собраны на службу в сильно усеченном составе (Севский и Белгородский разряды), либо вообще не были мобилизованы (остальные 6 разрядов). К лету 16981 г. война с Турцией уже официально завершилась, и опасность масштабного нападения крымских татар миновала. Собранные на службу служилые люди Тамбовского разрядного полка все лето трудились над починкой и расширением укреплений Белгородской черты в районе Воронежа и Усмани, а в середине августа были распущены по домам. А в следующем 1682 г. Белгородский и Тамбовский разряды были фактически вновь объединены в один Белгородский, который состоял из копейного, 7 рейтарских и 13 солдатских полков[18]. В дальнейшем отдельный Тамбовский разрядный полк больше не создавался, и служилые люди его «городов» несли службу в составе Белгородского разряда.
Таким образом, приведенные нами сведения позволяют уточнить тезис А.В. Чернова о создании в 1680 г. отдельного военно-административного округа – Тамбовского разряда. Опасность татарских нападений на восточный (воронежско-тамбовский) участок Белгородской черты заставило российское командование в 1680 г. и 1681 г. выделить отдельные силы для защиты российских рубежей на этом направлении, однако это решение носило временный характер, и не повлекло за собой каких-либо административных изменений в управлении данными территориями. Тамбовский разрядный полк являлся временным воинским соединением переменного состава, и отдельный военно-административный округ (разряд) с центром в г. Тамбове так и не был создан.


[1] Чернов А.В. Вооруженные силы Российского государства в XV-XVII вв. М. 1954. С. 187-191.
[2] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Книги Московского стола. № 124.
[3] Роспись перечневая ратным людем, которые во 189 году росписаны в полки по разрядам // Описание Государственного Разрядного Архива. М. 1842. С. 72-93.
[4] Лобин А.Н. Подготовка похода на Азов: малоизвестный эпизод русско-турецкой войны 1672–1681 годов // Война и оружие: Новые исследования и материалы. Материалы Международной научно-практической конференции: В 2 ч. Ч. 2. СПб., 2010. С. 29-42.
[5] Загоровский В.П. Белгородская черта. Воронеж. 1696. С. 286-287.
[6] Загоровский В.П. Изюмская черта. Воронеж, 1980. С. 135.
[7] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Столбцы Белгородского стола. № 950. Л. 131.
[8] Загоровский В.П. Изюмская черта. Воронеж, 1980. С. 138.
[9] Там же. С. 127-134, 140-155.
[10] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Столбцы Белгородского стола. № 984. Л. 381-382.
[11] Там же. № 984. Л. 392-433.
[12] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Столбцы Белгородского стола. № 1301. Л. 303.
[13] Там же. Л. 245-246.
[14] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Столбцы Белгородского стола. № 984. Л. 340-343.
[15] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Столбцы Севского стола. № 320. Л. 87.
[16] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Книги Московского стола. № 124. Л. 63-70.
[17] РГАДА Ф. 210. Разрядный приказ. Столбцы Белгородского стола. № 1555. Л. 354-357.
[18] РГАДА Ф. 210. Разрядный приказ. Столбцы Белгородского стола. № 1055. Л. 215-230.

2 комментария:

  1. Как Вы лихо с Черновым расправляетесь! Но, к примеру, в 1695 г. войска Белгородского разряда идут под Тавань, а Московский и Тамбовский разряды под Азов ;-)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Вы путаете понятия "разряда" как военно-административного округа, и "разрядного полка" как временного воинского соединения. Разрядные полки переменного состава продолжали сводить по территориальному принципу и в 1687-89 и в 1695-1698 гг., но никаких новых округов не создавалось.
      Ознакомьтесь внимательно с моей статей в Военно-историческом журнале, я эти вопросы описываю достаточно подробно

      Удалить