вторник, 25 июля 2017 г.

Немного о выборах Д. Многогрешного гетманом в 1669 г.

Продолжаю с интересом изучать малороссийские сюжеты вт. пол. XVII в. В частности, обстоятельства избрания Демьяна Игнатьевича Игнатовича по прозвищу «Многогрешный» гетманом на Глуховской Раде 1669 г. Я не буду вдаваться в подробности бунта И. Брюховецкого и всех перипетий 1668 г. – это тема для отдельного очень непростого исследования. Меня уже довольно давно интересует вопрос легитимации выборов гетмана, и в этом смысле пример Многогрешного довольно показательный.
Итак, к началу 1669 г. Левобережье состояло из 11 полков (в феврале 1668 г. И. Брюховецкий выделил Новгород-Северский в отдельный полк, которым наградил полковника Рубана-Урбановича). На Глуховской раде в марте 1669 г. приняли участие представители всего 6 полков: Нежинского (полковник Филипп Уманец), Стародубского (полковник Петр Рославченко), Переяславского (полковник Иван Конакозный), Киевского (полковник Констянтин Солонина), Прилуцкий (наказной полковник Михайло Кияшко), и Черниговского (собственно сам Многогрешный, точнее – будущий гетман Иван Самойлович). Остальные полки (4; Новгород-Северский полк фактически был занят русскими войсками) отказались признавать Многогрешного гетманом и присылать своих представителей на Раду. Собственно, это не является открытием – Многогрешный изначально мог опираться только на Северщину, старшина остальных полков «была в нем до конца не уверена».  

Разумеется, встал вопрос, что с этими «отказниками» делать? У самого Многогрешного надежных войск было немного, только несколько тысяч северских казаков (черниговских и стародубовских), полк сердюков Ивана Берло (5 хоругвей), три хоругви кумпанейцев (Афонасей Иванов, Андрей Нестеров, Петр Ворошило) и хоругвь драгун (капитан Александр Станиславич) – всего не более 5 тыс. чел. Основная часть полков (Киевский, Переяславский, Нежинский, Прилуцкий), хоть и поддержали выбор гетманом Д. Многогрешного, но воевать за него были «не готовы». Да и на выборах-то они выступили за него только потому, что его кандидатура была «поддержана» присланной на Украину 15-тысячной армией Г.Г. Ромодановского (как показывает история, ничто так не помогало «правильному консенсусу» среди «свободолюбивых и гордых» казаков, как наличие внешних войск - русских, польских или татарских). С такими силами Многогрешному самостоятельно «повоевать» южные Лубенский, Миргородский и Полтавский полки (именно они составляли «костяк» оппозиции) было затруднительно.
Пришлось «гордому и независимому» гетману Многогрешному идти «на поклон» к царскому воеводе Г.Г. Ромодановскому и, также, как до него это делал И. Брюховецкий, просить царских ратных людей для утверждения своей «законно и всенародно избранной» власти. Воевода к таким ситуациям уже «привык» (в Белгороде на воеводстве он был с 1656 г. и видел уже много всяких гетманов), и послал в южные полки своего «товарища» Петра Дмитриевича Скуратова с 7-тысячным отрядом (специально указываю численность, чтобы не было спекуляций на тему «тьма численность», и что мол «силой заставили» присягнуть).
Для белгородских ратных людей этот поход уже был устойчивым «де жа вю»: практически каждый год они ходили на Украину примерно по одному и тому же маршруту, через одни и те же городки и местечки, приводить в очередной раз тех же самых казаков и мещан «под царскую руку» (и ведь те каждый раз крест целовали, т.е. клялись перед Богом...). Так было в 1658, 1659, 1660, 1662, 1664 и 1668 годах (вроде ничего не забыл). Маршрут, по которому практически ежегодно на Украину ходил Белгородский полк (от Путивля к Конотопу и дальше через Ромны, Лохвицу и Хорол к Днепру) постепенно оформился в широкую хорошо укатанную дорогу, получившую название Ромодановской или Ромодана.

Поход Скуратова в 1669 г. прошел без особых эксцессов, и ему везде удалось убедить старшину Лубенского, Миргородского и Полтавского полков признать нового гетмана. Со стороны казаков просьба была лишь одна: чтобы царские воеводы выступили гарантами и защитниками прав полков и старшины в случае их конфликта с Многогрешным. Ибо друг другу казаки, мягко говоря, "не доверяли". 

Комментариев нет:

Отправить комментарий